«Театр – это про занятие любимым делом»… Актриса Иркутского драмтетра Алена Бочкарева — об актерской профессии и цене успеха

Этот материал был напечатан:

Газета «Иркутск» #33 (1069) от 26 августа 2022

Василиса Прекрасная, Джульетта, учительница французского Лидия Михайловна, Нина Арбенина… Большинство героинь, созданных Аленой Бочкаревой на сцене Иркутского драматического театра имени Н. П. Охлопкова, натуры романтические — любящие, страдающие, жертвенные. Насколько эти образы соответствуют внутреннему миру самой актрисы, от лица каких персонажей и о чем она хотела бы сегодня поговорить со зрителем? Какова цена актерского успеха и что помогает его добиться? Об этом обозреватель еженедельника «Иркутск» спросила Алену Бочкареву.

Актерская профессия – это загадка. Есть звезды, которые зажглись, будучи совсем юными, а с возрастом стали неинтересны зрителю и угасли. Есть примеры, когда актер тяжело и долго шел к своей популярности, набираясь жизненного опыта. Вы за пять лет работы в Иркутском драматическом театре прошли путь от сказочных персонажей в спектаклях для малышей до шекспировской Джульетты и Нины Арбениной в «Маскараде» Михаила Лермонтова. Из чего сложился этот прогресс – из упорного труда, таланта, удачного стечения обстоятельств?

– Чтобы оценить талант актера, надо спросить зрителя, режиссера, критика. В этом случае самооценка вряд ли будет объективной. Что касается стечения обстоятельств, то определенную роль в моей жизни они сыграли. Я никогда не мечтала быть актрисой. Мне в детских играх нравилось кого-нибудь спасать. К примеру, представляла себя археологом, спасающим динозавров, или ветеринаром, который лечит животных. Я отлично училась, занималась спортом, была школьной активисткой, ходила в театральную студию, участвовала в олимпиадах и конкурсах. Нас со старшим братом мама так воспитывала. Мы были очень замотивированы на то, чтобы стать лучшими, добиться успеха. Не могу сказать, чтобы она при этом давила на нас, сидела с нами допоздна над уроками или заставляла ходить в кружки и секции. Этого не было. Просто у нашей семьи сложился такой стиль жизни, когда во главе угла – самодисциплина, самоконтроль, ответственность, результативность. Я получила аттестат с отличием, но определенности в вопросе «Кем стать?» у меня не было. Просто хотелось делать что-то важное, полезное. Подала документы на юридический факультет – сомнений, что прохожу по баллам, не было. Но тут подруга, которая поступала в театральное училище, позвала составить ей компанию на подготовительных курсах. Я пошла просто из любопытства. А когда погрузилась в эту атмосферу, где важны не внутренний контроль и дисциплина, а возможность творческого самовыражения, уже не могла и не хотела из нее выходить. Сдала экзамены, поступила, училась на курсе Геннадия Степановича Гущина, потом четыре года работала в Брянском драматическом театре. В Иркутске работы не было, а мне очень хотелось работать, максимально много работать. Брянский театр дал мне такую возможность. И безусловно, прогресс в профессии без упорного труда был бы невозможен. Не могу сказать, что мне легко жилось и работалось вдали от Иркутска. Это был сложный период. Наш открытый сибирский уклад не очень характерен для юга России. Там другой мир…

И, конечно, в мои достижения огромный вклад внесли педагоги. После просмотра «Маскарада», а это пластический спектакль, где я пою и танцую, зрители меня благодарили за хороший вокал. При этом всегда была уверена, что не смогу петь на сцене. Страшно боялась и рефлексировала по поводу своих вокальных данных. И то, что сегодня среди моих персонажей очень много поющих, — это заслуга педагога театрального училища Ольги Тимофеевны Ибрагимовой. Она вселила в меня уверенность в мои способности, за что я ей безгранично благодарна.

А как мама приняла ваш выбор, когда узнала, что дочь станет актрисой?

– Для мамы мой выбор был неприемлем. Но на первом этапе меня здорово поддержала бабушка. Она на все вступительные экзамены ходила, очень переживала. А когда я поступила, мама со мной, наверное, год очень холодно разговаривала. Потом смирилась. На старших курсах стала приезжать в училище, помогать во время концертов и выступлений – погладить платье, подготовить костюм. Но это было такое отношение: «Надо – значит, надо!» Потом я красный диплом получила и уехала в Брянск. Первая зарплата у меня там в 2013 году была 5 тысяч рублей, через несколько месяцев – 11 тысяч. Чтобы поддержать меня, мама переехала поближе к Брянску – в Москву и устроилась там на работу. После первого года жизни в Брянске я ко Дню театра выдвигалась на конкурс в номинации «Дебют». Помню, как мы с мамой поехали на Охотный Ряд выбирать нарядные туфли. Нам показывают какие-то невзрачные, а мама продавцу говорит возмущенно: «Вы что предлагаете?! Моя дочь – артистка!» Я в тот момент поняла, что она не просто смирилась, а гордится мной. После моего переезда обратно в Иркутск мама тоже сюда вернулась, и сейчас, когда у меня бывает спад настроения, все хочется бросить и работа разочаровывает, она мне говорит: «Успокойся. Театр – это твое. Ты просто устала. Отдохни немножко – и все наладится». А туфли мы тогда купили лодочки цвета «пыльная роза»…

Разочарование в работе, когда хочется все бросить, уйти из театра, что-то поменять в жизни, вы как себе объясняете? Что помогает справиться с ситуацией?

– Это, наверное, со всеми творческими людьми бывает, когда что-то не получается или когда начинаешь думать – в чем смысл того, что ты делаешь? Была пандемия, сейчас спецоперация. Люди болеют, погибают, а ты ничем не можешь им помочь. Вот врач, например, – он может помочь. А ты артист, ты играешь на сцене, поешь, танцуешь. Для чего все это? А потом ты выпускаешь какой-то спектакль, например, «Уроки французского» Валентина Распутина, где заняты дети. Ты видишь, как, работая, размышляя, они развиваются и растут, как на постановку приходят пожилые люди и совсем еще юные, и одни ностальгируют, вспоминают свое детство, а другие начинают лучше понимать своих стариков. И тогда ты чувствуешь – все не зря! Потом все повторяется…

Вы в студии Drama при театре вместе с коллегами Иваном Гущиным и Анной Берловой занимаетесь со школьниками, ставите с их участием спектакли. Это обязанность, ваша собственная инициатива, хобби?

– Были времена, когда мы с Иваном Гущиным вели театральную студию за пределами нашего театра. Первоначально была просто подработка, а потом стало интересно. Не только творчески, но даже в плане познания детской психологии. Почему один ребенок с удовольствием участвует в действии, идет и выступает, а другой плачет, боится? Если ты находишь правильный ответ, то с твоей помощью он преодолевает свой страх – это же классно! Это же наша общая победа! Когда мы ушли оттуда, то при поддержке директора театра Анатолия Андреевича Стрельцова открыли студию уже на охлопковской площадке. Приоритеты остались прежними – они не про театр и не про актерскую школу, не про грядущую славу и большие гонорары, а про душу. И с нами в училище так работали наши педагоги.

Что касается славы и гонораров. Неужели с вашей замотивированностью на успех не хотелось стать звездой, сниматься в сериалах?

– Однозначно, что театр – это не про деньги, это про занятие любимым делом. Что касается славы, то, конечно, во время учебы в силу молодости и незнания жизни ты в глубине души веришь в чудеса и как минимум видишь себя на сцене столичных театров. С кем-то чудеса, безусловно, случаются. Но лучше все-таки трезво оценивать шансы. Меня в свое время сильно впечатлила история Григория Нелюбова, который вместе с Юрием Гагариным и Германом Титовым был отобран в первый отряд космонавтов. По всем показателям был одним из лучших, но выбрали Гагарина. Готовился ко второму полету, но выбор пал на Титова. К третьему — но решили отправить экипаж в составе чуваша Андрияна Николаева и украинца Павла Поповича. Потом должна была полететь первая советская женщина-космонавт. В итоге он так и не полетел просто из-за совпадения различных факторов. Пока он ждал своего звездного часа – эмоционально сгорел, сорвался и в итоге трагически погиб. В нашей профессии есть, как мне кажется, те же риски случайных совпадений. Когда ты совсем маленький после училища приходишь в театр, тебе хочется побольше драмы и трагедии, чтобы прямо так «страдала-страданула»… А сейчас чем больше я работаю, тем больше хочется комедии. Физические нагрузки у нас, кстати, тоже очень серьезные. Только про космонавтов все понимают, что это тяжело и трудно, а про актеров большинство людей думают, что это легко и просто. Но это совсем не так…

Ваши наиболее заметные роли в спектаклях Иркутского драмтеатра трагические – Джульетта в «Ромео и Джульетте», Арбенина в «Маскараде». Обе истории вышли из-под пера классиков и принадлежат к разряду вечных. Что дальше? Чехов?

– В нашем репертуаре, к сожалению, сейчас нет спектаклей по пьесам Чехова. В кинотеатре «Художественный» раньше проходили экранные показы работ, которые с участием мировых звезд ставили в известных театрах разных стран. Я там посмотрела «Дядю Ваню» лондонского Театра Гарольда Пинтера. Удивительный спектакль! Там, конечно, русский быт представлен очень своеобразно – французские окна в пол, средневековые стены. Но не это главное. Меня там поразила Сонечка. Я раньше смотрела разные версии «Дяди Вани»: в театре Моссовета, где Сонечку играет Юлия Высоцкая, в вахтанговском с Евгенией Крегжде. В финальном монологе Сонечки, где она говорит: «Мы, дядя Ваня, будем жить. Проживем длинный, длинный ряд дней, долгих вечеров; будем терпеливо сносить испытания, какие пошлет нам судьба; будем трудиться для других», – у наших актеров всегда звучат ноты какой-то обреченности, вины и ответственности, которую обязательно надо взвалить на себя и нести как непосильную ношу. А в лондонской версии Сонечка говорит о том пути, который она видит для себя и для дяди, со светящимися глазами, абсолютно не сетуя на судьбу, чисто, искренне и с восторгом: «Мы увидим все небо в алмазах, мы увидим, как все зло земное, все наши страдания потонут в милосердии, которое наполнит собою весь мир…» Такая Соня во мне сильно откликнулась! Хочу ли я сыграть Соню? Если бы нашелся режиссер, который увидел бы меня в этом образе, вместе со мной покопался бы в этом, то, думаю, да. Во всяком случае, мне она интересна.

Нина Воронина

Фото из архива театра

В основу экспериментальной постановки «Ухряб» вошли тексты из пяти рассказов писателя Виктора Пелевина. Они объединены темой смерти. Однако она предстанет перед зрителем не страшными и ужасающими картинками, а скорее заставляет посмотреть на нее, как на путешествие в иную реальность — абсурдную, странную, кажущуюся нелогичной и непонятной, но все-таки существующую. Сцена из спектакля в постановке Василия Конева и Артема Яцухно, в которой заняты актрисы Алена Бочкарева — Оля, Анна Берлова — Ира и Ярослава Александрова — Маша

Спектакль по пьесе Виктора Розова «В день свадьбы», Алена Бочкарева исполняет роль одной из главных героинь — Оли, наполнен лиризмом, юмором, музыкой, яркими характерами и ностальгией по советскому человеку, с его приверженностью к справедливости и самопожертвованию. Спектакль поставил на сцене Иркутского драмтеатра режиссер Геннадий Гущин, в роли Жени актер Сергей Дубянский

Вершина романтической поэзии Михаила Лермонтова «Маскарад» раскрывает сложности человеческих взаимоотношений. Можно остаться за маской неизвестным, но спрятаться от рока не удастся. Случайности закономерны, фатум поджидает нас на каждом шагу, испытывает и карает… Пластический спектакль «Маскарад» поставил в Иркутске московский режиссер Сергей Захарин. В роли Нины — Алена Бочкарева, князь Звездич — Николай Стрельченко

Сыграть юную Джульетту в постановке «Ромео и Джульетта» мечта каждой актрисы. История любви, которую Уильям Шекспир рассказал четыре века назад, будет волновать сердца людей вечно. Спектакль идет на сцене драмтеатра в постановке режиссера Геннадия Шапошникова. В роли Джульетты — Алена Бочкарева, Ромео — Константин Агеев

Пластический спектакль «Холстомер» создан по мотивам произведения Льва Толстова. В центре постановки жизнь коня — героя многострадального и возвышенного. В прочтении охлопковцев — это притча без текста, откровение без слов. Чистые эмоции, невербальные прозрения, пластический орнамент судьбы. Алена Бочкарева в образе Вязопурихи / Молодость, Иван Алексеев в роли Холстомера / Юность / Зрелость

Поделитесь:

Поделиться в facebook
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в email

Другие новости:

Новости
Газеты
Документы
Радио

© 2016 – 2022 Сетевое издание "Иркутскинформ.рф"

Регистрационный номер: серия эл №фс77-76638 от 24 сентября 2019.

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель: Администрация города Иркутска.

Возрастное ограничение 16+

Главный редактор сетевого издания Иркутскинформ.рф:

Кремницер Нина Александровна

Пожалуйста, указывайте ссылку на первоисточник.

Телефон редакции:
Электронная почта редакции: