Пятый космонавт Прибайкалья: эксклюзивное интервью с космонавтом-испытателем Сергеем Микаевым

Этот материал был напечатан:

Газета «Иркутск» #48 (986) от 17 декабря 2020

За всю историю космонавтики четыре уроженца Иркутской области побывали за пределами Земли: это Борис Волынов, Дмитрий Кондратьев, Александр Полещук и Анатолий Иванишин. Следующим в этом списке, по всей вероятности, станет Сергей Микаев: наш земляк уже прошел двухгодовую общекосмическую подготовку и получил квалификацию «космонавт-испытатель». С ним побеседовал член Федерации космонавтики РФ, директор астрономической обсерватории ИГУ, доктор физико-математических наук, профессор Сергей Язев.

«Надо было формировать себя как летчика, а не как мечтателя»

Так уж получилось, что в Иркутске о вас знают немного: только то, что указано на официальном сайте Роскосмоса. Расскажите, где вы жили, когда покинули Иркутск?

— Я родился в Иркутске в августе 1986 года, а уже в ноябре родители увезли меня в поселок Мама, куда моего отца Николая Петровича отправили по распределению. Он у меня по профессии геологоразведчик, а мама, Надежда Николаевна, технолог швейного производства, работала в ателье военного пошива ИВАИУ.

Размеренное течение жизни нарушило несчастье: сестра Надежды Николаевны погибла в автокатастрофе. Когда это случилось, Микаевы перебрались в Иркутск (жили в микрорайоне Юбилейный), но здесь все напоминало о случившемся, поэтому в 1996 году уехали в Краснодар. Там Сергей окончил девять классов средней общеобразовательной школы и поступил в Ейскую спецшколу-интернат с первоначальной летной подготовкой.

— Сейчас этой школы, к сожалению, уже нет. Я там проучился два года и получил первый опыт полетов и прыжков с парашютом. В десятом классе мы изучали самолет и авиационные дисциплины. На каникулах вместо отдыха у нас была летная практика в Краснодаре — там недалеко есть аэродром, на котором мы летали на «Як-52».

Мечта стать космонавтом у вас появилась еще в детстве?

— А кто в детстве не хотел стать космонавтом? (смеется). Было известно, что в космонавтику можно прийти из авиации, — в первом отряде все были из летного состава. Я тогда не знал, как организована подготовка космонавтов, не у кого было спросить. Но подумал: почему бы сначала не попробовать себя как летчика? А дальше уж как пойдет!

К окончанию школы Сергей Микаев уже имел опыт полетов на легкомоторном самолете и подал документы в Военный инженерно-космический университет имени Можайского (знаменитую академию имени Можайского). Помешала пресловутая бюрократия: документы, собираемые по всем прошлым местам жительства, готовились и шли так долго, что поступление уже закончилось.

— Встал выбор: ждать еще год и поступать снова либо выбрать другое место. И я решил, что не буду терять год и поступил в Краснодарское высшее военное авиационное училище летчиков. Родители меня поддержали. Они никогда не навязывали мне своего мнения. «Ты решил? — Да, я решил. — Точно? — Точно. — Давай, значит, пусть так и будет». И после этого все завертелось и закрутилось! На пять лет, на весь период обучения, мысли о космонавтике, которые когда-то витали у мальчишки в голове, ушли на второй план. Надо было заканчивать училище, надо было формировать себя как летчика, а не как мечтателя. И моя цель в то время была связана с авиацией.

Знак судьбы

Первые три года в Краснодаре курсантам давали теорию и общую подготовку. И только на третьем курсе они начали летать. Во время распределения по видам авиации Сергея Микаева посоветовали во фронтовую бомбардировочную и отправили в город Борисоглебск Воронежской области. Там он познакомился с работой военного летчика на практике. В 2008 году Сергей с отличием закончил Краснодарское высшее военное авиационное летное училище и попал в Приморье, в штурмовую авиацию на самолет «Су-25».

— Служба моя началась в селе Галенки под Уссурийском. Когда я приехал туда, то увидел, что в одном селе стоят две части: одна авиационная, а другая космическая. Увидел большую антенну (я тогда еще не знал, что это наземный измерительный пункт), смотрю на эту технику и думаю: судьба, что ли? Здесь же все связано с космосом!

Но с приходом нового министра обороны Анатолия Сердюкова началась военная реформа, полк объединили с другими и перебазировали в село Черниговка. Там Сергей Николаевич прослужил десять лет, пройдя путь от летчика до командира авиационного звена.

Вы летали только на «Су-25»?

— Ну, если вспомнить все типы самолетов, на которых я летал начиная со школы, — это «Як-52», «Л-39» и все модификации «Су-25» («Су-25», «Су-25СМ», «Су-25БМ», «Су-25УБ»). Но больше всего — на «Су-25», конечно.

И как вы поступили в отряд космонавтов?

— Ну, как… Я отслеживал наборы в отряд. В 2007 году еще учился; набор в отряд космонавтов 2010 года я пропустил, — было совсем не до этого. Наш полк переформировали, и я думал о том, куда мне ехать, куда везти семью. В 2012-м объявили первый открытый набор в космонавты — и провели его очень быстро, буквально в трехмесячный срок, отобрали восемь человек. После этого я съездил в Центр подготовки космонавтов (ЦПК), взял у них телефон и регулярно звонил. Мне отвечали — ожидайте набор в 2016 году. Его переносили, переносили… Объявили только в 2017-м, я сразу же собрал пакет документов и отправил. В ЦПК прибыл в начале ноября, и мое поступление началось…

Среди прочего нужно было сдавать физкультуру. Ноябрь в том году был бесснежный, но сырой. Утром подмораживало, и вода под ногами превращалась в лед. Весь стадион был словно каток. Нам предлагалось на выбор сдавать либо лыжи (5 километров за 20 минут), либо бег. Передвигаться на лыжах по льду сложно, мы выбрали километр бегом. Решили, что лучше три минуты пробежать, чем двадцать минут на лыжах по льду. Нам даже подсыпали где-то песка, чтобы было не слишком скользко и опасно.

В результате в 2018 году из 420 претендентов в отряд были отобраны восемь, включая Сергея Микаева.

«Самое сложное — это режим»

В Иркутске следили за вашим прохождением двухлетней общекосмической подготовки по пресс-релизам Роскосмоса, по публикациям в журнале «Русский космос». Как вам помог опыт военного летчика? Как помог спорт?

— Во время учебы в школе я увлекался футболом, бегал с мячом довольно активно. Правда, особых достижений не было, можно сказать, это было занятие для души. А вот спортивной акробатикой занимался серьезно и достиг звания кандидата в мастера спорта. Это и легло в основу моей физической подготовки, потому что акробатика — это тренировка и вестибулярного аппарата, и всего мышечного каркаса. А если говорить о военной подготовке, то прежде всего помогла дисциплина. Как и все люди, я часто стоял перед выбором — либо пойти отдохнуть, либо позаниматься. Приходилось переступать через «не хочу» и готовиться, заниматься. Причем не только спортивной подготовкой (а мы сдавали восемь нормативов), но и теорией. Есть методичка для подготовки кандидатов в космонавты, где расписано, какой объем знаний нужно иметь претенденту на поступление. Там и математика, и физика, и история, и другие направления. Я взял эту методичку и всю потихоньку проштудировал, подготовился по всем пунктам.

Ну, и желание, конечно. Моя детская мечта превратилась в цель всей жизни, которая стала главной мотивацией. Пока что сделан только маленький шажочек — по большому счету-то, я нахожусь только в начале пути…

Тем не менее вы завершили двухлетний курс общекосмической подготовки и получили квалификацию космонавта-испытателя. Что было для вас самым сложным?

— Режим. Самое сложное — это режим. Дисциплины идут одна за другой, причем разные: от науки до тренировок. Бывало, что мы сдавали по 2–3 экзамена в неделю. Это эмоционально сложно. Не знаю, слышали вы или нет, но в ЦПК есть положение о прохождении общекосмической подготовки, в котором прямо написано, что не допускается получение оценок ниже «четверки».

Оценки здесь не общепринятые, а дробные. На экзамене или зачете присутствуют 10–15 человек, каждый задает вопросы и ставит свою оценку — четыре с половиной, пять, три с половиной… Потом вычисляется средняя величина, и у тебя получается, например, 4,26! И если ты получил больше двух оценок ниже «четверки», то ставится вопрос о целесообразности твоего дальнейшего обучения, потому что ты не справляешься с программой.

Времени на отдых на самом деле нет: приходишь после занятий, садишься и до полуночи продолжаешь заниматься. И в субботу, и в воскресенье, круглый год одно и то же. Единственное, что разбавляет эти занятия, — физические тренировки. Полеты в невесомости, на самолете, прыжки с парашютом — такой отдых для мозга.

В процессе этой подготовки вы знакомились с системой корабля «Союз» и МКС или уже с устройством корабля «Орел»?

— На данном этапе мы изучали прежде всего корабль «Союз». Немного касались МКС — в основном ее системы жизнедеятельности, особенности конструкции и компоновки. А вот «Орел»… На уровне Роскосмоса собирали отряд, и главный конструктор Игорь Игоревич Хамиц рассказывал о ходе работ по новому перспективному транспортному кораблю. Пока только в качестве ознакомления.

В ожидании полета

Готовы ли вы к тому, что придется ждать 6–8 лет, пока вас не включат в состав дублирующего, а потом и основного экипажа?

— Конечно, потому что история знает случаи, когда и дольше находились в отряде. Тот же Валерий Владимирович Поляков 17 лет ждал своего старта. Сейчас мы закончили общую космическую подготовку. Следующий этап — это подготовка в группах, специализация и совершенствование, на это уйдет еще около двух лет. После этого уже могут назначить в дублирующий экипаж.

Известно, что вы прошли водолазную подготовку и в прошлом году получили квалификацию водолаза. Как это связано с профессией космонавта?

— На самом деле такая подготовка была всегда, просто не афишировалась. Это же необходимая квалификация для космонавта. У нас в ЦПК есть гидролаборатория, в которой создается так называемая гидроневесомость и отрабатываются выходы в открытый космос в скафандрах под водой. Чтобы допустить космонавта к работе в гидролаборатории, ему необходимо иметь квалификацию водолаза. Поэтому на этапе общекосмической подготовки идет получение квалификации.

Из того, чем должен заниматься космонавт в полете, что вас привлекает больше всего: научные эксперименты, управление кораблем и станцией, внекорабельная деятельность или что-то другое?

— Это сложный вопрос. Ведь, проходя ОКП, мы полноценно не сталкивались ни с одним из этих направлений на практике. Мы изучали теорию и немного касались практики, на тренажере выполняли динамические операции. Но тренажер не может полностью имитировать весь процесс, он отражает динамику, которая будет показана на приборах. Здесь все, как на самолете, — пока сам не попробовал, многое упускаешь. Старт, стыковка, расстыковка и посадка — это только маленькая часть всего полета. Тебе же надо не только стартовать, но и спуститься!.. Конкретных же экспериментов на борту мы не касались, только изучали общие направления, потому что они меняются, у каждой экспедиции свой набор исследований. Есть, конечно, и длительные эксперименты, которые выполняются в каждом полете. Про них мы пока слушали только обзорные лекции, не углублялись.

Как вы считаете — есть ли у вас шансы полететь к Луне?

— Разговоры о Луне идут вовсю, Луна впереди, но как эта программа будет реализовываться, мы пока не знаем.

В официальной справке Роскосмоса сказано, что вы женаты, у вас двое детей. Расскажите, что сочтете уместным, о своей семье.

— Мы живем в Звездном городке. Старшему сыну одиннадцать, он учится в пятом классе, второй только собирается в школу на следующий год.

Ваша супруга работает где-то в Звездном городке?

— Нет, Инна пока не работает, потому что было не до этого. Мы долго разбирались с переездом, это затянулось, потому что у меня была очень интенсивная подготовка. Жена больше занималась детьми, бытом, нашим обустройством. Но, конечно, ее выход на работу в планах есть.

И напоследок — что для вас Иркутск?

— Иркутск я хорошо помню. Пока мы жили в области, каждый год сюда приезжали, останавливались у тети, в Юбилейном. У меня сохранились об этом городе теплые воспоминания, кроме того, я несколько месяцев учился здесь в пятом классе. Помню, что мы постоянно ездили в гости, в Рабочее предместье, как-то раз попали на Масленицу. В парке разбили две снежные крепости и устраивали детские бои на снежках. Таким в детстве мне и запомнился Иркутск.

Сергей Язев

Интервью организовано при поддержке начальника ЦПК им. Ю.А. Гагарина, Героя России П.Н. Власова, пресс-службы ЦПК, космонавта-испытателя Дмитрия Петелина, директора АНО «Звездный десант» Михаила Меркулова и астрономической обсерватории ИГУ

Фото пресс-службы ЦПК им. Ю.А.Гагарина, Роскосмоса и С. Микаева

Редактор материала Яна Шутова

Поделитесь:

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в email
Email

© 2016 – 2021 Сетевое издание "Иркутскинформ.рф"

Регистрационный номер: серия эл №фс77-76638 от 24 сентября 2019.

Учредитель: Администрация города Иркутска.

Возрастное ограничение 16+

Старая версия сайта пока доступна по адресу: https://irkutskinform.ru/old/

Главный редактор сетевого издания Иркутскинформ.рф:

Кремницер Нина Александровна

Пожалуйста, указывайте ссылку на первоисточник.