Финал эпохи потребления. Писатель-фантаст Вадим Панов – о будущем далеком и близком

Этот материал был напечатан:

Газета «Иркутск» #14 (1059) от 15 апреля 2022

Литературная биография Вадима Панова началась в 2001 году, после публикации книги «Войны начинают неудачники», положившей начало циклу «Тайный город». Затем появились серии романов «Анклавы», «Герметикон», «Аркада» и другие. Их герои живут в вымышленных мирах, где энергетический кризис, дефицит воды и продуктов, новые болезни и господство технологий — уже реальность. О том, что сегодня он видит «за горизонтом», обозреватель нашего еженедельника спросила у автора российских бестселлеров на прошедшем в Иркутске фестивале «Книгамарт».

Вадим Панов — сын профессионального военного. Очевидно, это определило его выбор, когда в 1989 году он поступил в Московский авиационный институт на факультет радиоэлектроники летательных аппаратов. Во время учебы участвовал в постановках студенческого театра «Зеркало» и начал писать пьесы, но стать писателем и драматургом не помышлял. Получив диплом, некоторое время работал по специальности, занимался бизнесом, но интерес к сочинительству не ослабевал. В записных книжках копились заметки, образы, интересные словечки, которые могли бы использовать герои. И однажды настал момент, когда страницы населил целый фантастический народ, которому в блокнотах стало тесно.

— Я с детства любил читать фантастику. Мне нравились истории, выводящие нас за пределы реальности. Плюс техническое образование, которое систематизирует мышление, интерес к науке и ее популяризации, увлечение театром. Все это сыграло свою роль, и хобби переросло в профессию, — рассказал писатель.

— Многие ваши романы написаны в жанре фэнтези. Начало вашего творческого пути совпало со всплеском интереса к нему во всем мире. Почему фэнтези, возродившее древних магов и волшебников, персонажей мифов и сказок, стало так популярно, особенно у молодежи?

— Фэнтези — это одна из разновидностей фантастики, дающей людям возможность мечтать, придумывать то, чего не существует. Кто-то называет этот жанр бегством от реальности, но я считаю, что это способ выйти за ее пределы и изменить масштаб мышления. Например, фантастика в последние годы активно развивается в Китае. Причем инициировался этот процесс государством — в КНР приглашались знаменитые писатели-фантасты со всего мира, проводились конференции, мастер-классы. Когда один из американских авторов спросил организаторов, для чего им это надо, ему ответили примерно так: «Вы, американцы, добились очень высоких показателей в науке, у вас большой промышленный потенциал, наши лучшие студенты учатся в ваших вузах. Китайцы научились копировать технологии, но не изобретать. Мы начали изучать, чем наша молодежь отличается от вашей, и как минимум пришли к выводу, что у вас с детства все очень любят читать фантастику». То есть они, вкладываясь в продвижение фантастики, хотят научить своих детей думать о том, чего нет. А когда ты думаешь о том, чего нет, ты можешь придумать новое. Фантастика в этом смысле может создавать тренды на развитие общества.

— Когда вы пишете свои книги, вы адресуете их молодежи? Думаете, что они помогут кому-то выйти за пределы обыденности?

— Нет, это не так работает. Если при создании сюжета вы будете думать о маркетинге, ничего не получится. Я исхожу из того, что история должна нравиться мне, она меня прежде всего увлекает. Что касается читателей, то, конечно, в основном мои книги читают молодые люди. Это естественно, потому что для них фантастика — это элемент познания мира.

— А взрослые могут найти в ваших романах параллели с реальностью? Ведь читателя с уже сформировавшимися представлениями о мироздании тоже интересует, каким будет завтрашний день, но он будет искать его признаки в настоящем.

— Безусловно, параллели с прошлым и настоящим присутствуют у любого автора, пишущего фантастические произведения. Как бы старательно он ни улетал на звездолете в космические дали, опираться все равно будет на некие понятные сегодня вещи. Другое дело, насколько точно, исходя из текущих трендов, ему удастся построить образ грядущего. У людей с уже сформировавшимися представлениями о мире, как правило, есть на этот предмет собственное мнение, и им интересно сопоставить свои гипотезы с другими. Поэтому они тоже читают мои романы, я это знаю по отзывам.

— Первый роман цикла «Анклавы» вы задумали в начале «нулевых». В книгах описывается вселенная будущего: на Земле энергетический кризис, государства отошли на второй план, а вперед вы­шли анклавы — территории, где бурно развиваются генетика, цифровые и нанотехнологии, а власть принадлежит крупным корпорациям, которые ведут борьбу друг с другом и государствами. Уже сегодня многое из «Анклавов» стало реальностью. Как создавались эти истории?

— Накануне XXI века всех интересовало, что будет в следующем тысячелетии. Тогда на эту тему выходило много журналистских статей, большинство их легко можно отнести к жанру фэнтези. Но иногда редакции просили высказаться известных ученых. И когда они рассказывали о той области знаний, где являются специалистами, получалось интересно. Как только начинали говорить о будущем в целом, интерес пропадал. Недоставало способности к творческому обобщению, что ли. Начитавшись всего этого, я понял, что у меня формируется собственное представление о будущем. И начал писать «Анклавы».

— Когда видите, что ваши фантастические истории становятся реальностью, что испытываете — страх, гордость?

— Если говорить конкретно об «Анклавах», то скорее страх. Этот цикл посвящен финалу эпохи потребления. Все фундаментальные научные теории, благодаря которым человечество вступило в так называемую эпоху потребления, были заложены во второй половине XIX столетия. Затем был период, когда мы доводили их до технологического совершенства, но ничего радикально нового не открыли. Мы продолжаем использовать те способы генерации энергии, которые дала нам фундаментальная наука на заре XX века. Есть высказывания, что цифровизация выводит нас к следующей промышленной революции. Это не может быть правдой, поскольку способы получения энергии остаются прежними. Их открыла фундаментальная наука далекого прошлого, а «цифра» без электричества не имеет никакой перспективы. Отключили в доме свет — и компьютер стал абсолютно бесполезным предметом. «Зеленая энергетика» также не является новым способом получения энергии, поскольку использует то, что давно известно — движение воздуха, воды, солнечный свет, термальные источники.

Так что мы с вами, по сути, живем в XIX веке. И самое ужасное, что сейчас нас и в социальных отношениях возвращают в те времена, поскольку ресурсы заканчиваются и далеко не всем будут доступны. Конкретно это выражается, например, в том, что рядового обывателя — представителя так называемого среднего класса все громче призывают потреблять меньше теплоэнергии и продуктов питания. Будущее в условиях ограниченных энергоресурсов — это мегаполисы с маленькими квартирками, маленькими автомобилями и огородиками на крышах небоскребов… Так уже живут во многих европейских странах.

— Если эпоха потребления заканчивается, то какова альтернатива?

— Без принципиально новых видов энергии альтернатива одна — снижение потребления. В ближайшей перспективе это решает сразу несколько фундаментальных проблем: сокращается промышленное производство, экономятся ресурсы, минимизируются экологический вред и количество мусора. Что и как будет происходить в этом мире, какими станут отношения в социуме, может являться предметом для творчества фантастов. Все остальное — для фэнтези. В частности, из-за предстоящего дефицита ресурсов давно муссируется тема переселения на планеты, где есть необходимые для нашего существования условия — воздух, вода, свет. Но поскольку придется отменить теорию относительности и как-то выйти за пределы Солнечной системы, то без магии и волшебства здесь не справиться.

— В «Аркаде» вы еще в допандемийное время описываете мир ближайшего будущего, где, в частности, искусственно созданный вирус уничтожает миллионы людей. Здесь напрашивается прямая аналогия с коронавирусом. Как все-таки удается попасть в десятку?

— Роман, открывающий цикл «Аркада», называется «Эпизод первый: kamataYan». Он вышел в апреле 2019-го, ровно за год до того, когда мы все сели на карантин. Идея была такая — я беру некий условный тренд, который сейчас есть в мире, и смотрю, что будет через 10 лет, если он станет господствующим. Вы же помните, как мир шел к коронавирусу: сначала были небольшие локальные вспышки Эбола, затем атипичной пневмонии, птичьего гриппа. Я просто развил этот тренд… В следующем эпизоде описывается мир, где все люди носят очки и видят только то, что разрешено, а в третьей книге речь идет о всеобщей киборгизации (процесс внедрения в жизнь людей новой технической реальности, включающей существование киборгов – гибридов биологии с технологиями и роботов. — Прим. ред.), то есть о доминировании искусственного интеллекта. В романах описываются события 2029 года. Так что у нас, надеюсь, еще будет возможность проверить, насколько я прав.

— Фантазерами обычно называют детей. Обязательно писателю-фантасту, чтобы заниматься творчеством, сохранить в себе способность мыслить как ребенок?

— Ребенок не то чтобы фантазирует, он скорее додумывает то, что ему еще неизвестно. Один из способов знакомства с миром — представить его заранее. А для писателя-фантаста творчество — это способ познания, основанный на попытке сделать мир немножко другим, может быть, исходя из своих представлений, более правильным.

Нина Воронина

Фото из открытых источников

В магическом Тайном городе, который много тысяч лет существует на территории Москвы и сокрыт от глаз обычных людей защитными чарами, живут потомки исчезнувших цивилизаций — ведьмы, оборотни, гномы. Поодиночке они весьма уязвимы, и помочь им спастись может только объединение. За помощью они вынуждены обратиться к людям, живущим обычной жизнью… Сюжет сериала «Тайный город» основан на двух первых романах из одноименного цикла Вадима Панова — «Войны начинают неудачники» и «Командор войны». В кадре из фильма — обитатели тайного города: наемник Кортес (Игорь Жижикин) и его помощница Яна Маннергейм (Елена Ташаева), в центре — ресторатор Птиций (Михаил Полицеймако)

Обложка романа, открывающего цикл «Аркада», – «Эпизод первый: kamataYan». Книга, в которой рассказывается об эпидемии неизвестного вируса, охватившей мир, вышла в апреле 2019-го – ровно за год до того, как пандемия коронавируса привела к объявлению в России локдауна

Поделитесь:

Поделиться в facebook
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в email

Другие новости:

Новости
Газеты
Документы
Радио

© 2016 – 2022 Сетевое издание "Иркутскинформ.рф"

Регистрационный номер: серия эл №фс77-76638 от 24 сентября 2019.

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Учредитель: Администрация города Иркутска.

Возрастное ограничение 16+

Главный редактор сетевого издания Иркутскинформ.рф:

Кремницер Нина Александровна

Пожалуйста, указывайте ссылку на первоисточник.

Телефон редакции:
Электронная почта редакции: