Александр Хаустов: «Для меня главное — вырастить настоящих мужиков!»

Этот материал был напечатан:

Газета «Иркутск» #39 (977) от 8 октября 2020

В минувшее воскресенье завершился Всероссийский турнир по греко-римской борьбе памяти олимпийского чемпиона, почетного гражданина города Иркутска Константина Вырупаева. А 7 октября ученику Константина Григорьевича, заслуженному тренеру России по греко-римской борьбе и трехкратному чемпиону Сурдлимпийских игр Александру Хаустову исполнилось 60 лет. Мы встретились с юбиляром накануне его праздника, чтобы поговорить о борьбе, тренерских задачах и воспитании молодых спортсменов.

В минувшее воскресенье завершился Всероссийский турнир по греко-римской борьбе памяти олимпийского чемпиона, почетного гражданина города Иркутска Константина Вырупаева. А 7 октября ученику Константина Григорьевича, заслуженному тренеру России по греко-римской борьбе и трехкратному чемпиону Сурдлимпийских игр Александру Хаустову исполнилось 60 лет. Мы встретились с юбиляром накануне его праздника, чтобы поговорить о борьбе, тренерских задачах и воспитании молодых спортсменов.

Александр Хаустов — старший тренер-преподаватель по греко-римской борьбе спортивной школы «Спарта». В турнире памяти Вырупаева участвовали пять его учеников. Первое место в весовой категории до 55 кг занял Виктор Цыпленков, Максим Герасимович стал третьим в 82 кг, а Сергей Абдукаримов выиграл бронзу в 72 кг.

Из всей спартанской пятерки, принимающей участие в турнире, трое ребят — с ограничением по слуху. Но у Хаустова в группе все занимаются вместе: и слышащие, и глухие. И все друг друга понимают, дружат, общаются. Александр Валентинович отмечает, что ограничения не мешают ребятам участвовать в турнирах среди слышащих спортсменов.

Он и сам выступал и среди обычных спортсменов, и среди сурдлимпийцев. Борьбой Александр Хаустов занялся, по спортивным меркам, довольно поздно — в 17 лет.

— А до этого я учился в кулинарном училище, — рассказывает Александр Валентинович. — И окончил его, так что я повар шестого разряда. Мне нравилось готовить, я до сих пор люблю что-нибудь стряпать на кухне. После этого моя учеба продолжилась, но уже в специализированных образовательных учреждениях: я окончил Хабаровский институт физической культуры, потом — аспирантуру в Российском государственном университете физической культуры в Москве, защитил там кандидатскую на близкую мне тему бросков прогибом. Это мой коронный прием! Диссертация имеет практическую пользу — мы с учениками внедряем ее в тренировочный процесс.

— Самая яркая победа таким приемом?

— На вторых Сурдлимпийских играх в Австралии я вышел против 140-килограммового иранца, в то время как мой собственный вес был 105 кг. И на первой же минуте я его бросил прогибом. Он лег на туше и все — победа. Потом журналисты у меня выпытывали: «А вы запланировали такой бросок применить?» Нет, это уже наработанный прием, бросил на автомате.

Хаустов поначалу выступал среди слышащих спортсменов и дослужился до звания мастера спорта России по греко-римской борьбе. Потом пришлось завязать — сборную омолаживали, и всем ребятам старше 24 лет пришлось уйти из спорта.

— Я уехал на север, — вспоминает Хаустов. — Потом вернулся — стоял здесь на учете, каждый год нужно было проходить ВТЭК (врачебно-трудовую экспертную комиссию), чтобы подтвердить инвалидность. В детстве переболел отитом, одно ухо у меня не слышало — потеря слуха была 55 %. Но это совсем не мешало мне заниматься борьбой, выступать среди обычных спортсменов. Поэтому когда Валерий Выходцев, курировавший в Иркутске спорт глухих, предложил мне при встрече на комиссии попробовать себя в сурдлимпийском спорте, я сразу согласился. И с тех пор не проиграл ни одного старта. 13 раз выиграл чемпионат России и трижды — Сурдлимпийские игры.

— Насколько сильна конкуренция среди сурдлимпийцев?

— Поначалу было так себе. Но потом, когда престиж Сурдлимпийских игр приравняли к Олимпиаде (и спортсмены начали получать те же льготы и бонусы), популярность резко выросла! Все начали переходить в сурдлимпийский спорт, даже подделывали документы. Самозванцев часто разоблачали: контроль был строгим. Так как я нормально разговариваю и слышу на 50 процентов, меня на всех международных стартах всегда проверяли дополнительно. В Пекине, например, проходил индивидуальную проверку врачей из Японии и США. Конкуренция у сурдлимпийцев с каждым годом растет, так что и контроль за ними жесткий.

Как прошел переход в тренерское амплуа?

— Я безболезненно перешел в тренеры. Отборолся три олимпийских цикла среди слабослышащих, был капитаном сборной России. Не так сложно выиграть Сурдлимпийские игры, как потом постоянно подтверждать чемпионство. В 49 лет помолился и сказал себе: вот сейчас выиграю и хватит. И занялся тренерской работой.

— А каким вам запомнился ваш наставник — Константин Вырупаев?

— Константин Григорьевич был веселым, добродушным, но требовательным. Он воспитал немалую плеяду чемпионов! Раньше вообще в спорте было совсем по-другому. Спортсмены нашего поколения не требовали больших денег, радовались простым талонам на питание, а тренировки нам были в радость. Каждую неделю по 15–20 человек выезжали на соревнования, сборы часто проводились. А сейчас, чтобы собрать двух человек на выезд, надо столько бумаг подписать, у всех средства попросить…

— Сколько у вас сейчас подопечных?

— Так как я работаю в школе высшего спортивного мастерства, то мне достаточно семи человек, чтобы работать на результат. Но как постоянно давать результаты, если поколения меняются, а некоторые спортсмены вообще уходят в другие регионы? Нужно обновление. Поэтому я все равно присматриваюсь к малышам, набираю группу, веду их, потихоньку воспитываю. Чтобы потом они пришли ко мне в старшую группу.

— Как часто приходится отдавать воспитанников в другие города?

— В этом году троих отправил. Здесь у ребят не получалось устроиться, а в других регионах — Владимире, Красноярске, Краснодаре — им предложили хорошие условия. Параллельным зачетом они остаются выступать за Иркутск.

— А вам не жалко вкладываться в этих мальчишек, чтобы потом отдавать?

— Это моя работа. Отпущу — может, их будущее лучше сложится. Спорт — это ведь не только про медали и гимн страны. Для слабослышащих ребят спорт — это возможность роста, возможность реализовать себя, состояться как личность. И, говоря прямо, это возможность улучшить свою жизнь, заработать себе какие-то материальные блага.

— Есть ли у вас собственный тренерский стиль?

— У каждого тренера свой стиль. Когда на соревнованиях мои ребята борются, люди, даже не зная их фамилии, сразу говорят: «Это хаустовские». По технике видно, чья школа. Что же касается психологии, то мне важно научить своих ребят идти до конца. В 16–17 лет у спортсменов начинается переломный период: что-то не получается, начинает казаться, что это не их дело… Они еще не ощутили вкус серьезных побед, и это давит, конечно. Вот Гусейн Гусейнов, член молодежной сборной России, трижды уходил из борьбы. Приходил ко мне с разговором, мол, ничего не получается, устал, это не мое. Но я его всегда возвращал, и потом пошли результаты. А сейчас он уже не может без борьбы. Понял, что это его работа, призвание, дело жизни. Но я всегда повторяю: не всем олимпийскими чемпионами становиться. Для меня главное — чтобы мои воспитанники выросли настоящими мужиками: с характером, умением дружить и побеждать.

Элина Халтанова

Фото Валентина Карпова, Андрея Семакина

Поделитесь:

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в email
Email

Иркутский радиоканал

Музыка жизни: Вальс 25.11.2020

«Музыка жизни» № 63. Познавательно – просветительная авторская передача музыковеда, органиста, композитора Дечебала Григоруце «Музыка жизни», интересная, позитивная и вдохновляющая, по мнению многих наших слушателей.

© 2016 – 2020 Сетевое издание "Иркутскинформ.рф"

Регистрационный номер: серия эл №фс77-76638 от 24 сентября 2019.

Учредитель: Администрация города Иркутска.

Возрастное ограничение 16+

И.О. главного редактора сетевого издания Иркутскинформ.рф:

Воронина Нина Александровна

Загружаю файл… Долго? Попробуйте закрыть и открыть окно заново.