Новости Иркутска

Кинодокументалисты — студенты Иркутского филиала ВГИК представили публике свои первые работы. Четыре фильма, снятых начинающими режиссерами мастерской неигрового кино Юлии Бывшевой, рассказывают зрителю о необычных людях. И хотя после просмотра авторы получили от иркутских мэтров документального кино солидную порцию критику, их можно поздравить с первой творческой победой. 

Четверо первых

В зале Дома кино вечером 20 мая случайных людей не было, хотя на премьеру фильмов молодых кинодокументалистов — студентов второго и третьего курсов Иркутского филиала Всероссийского государственного института кинематографии (ВГИК) имени С.А.Герасимова приглашали всех желающих. В зале в основном собрались друзья дебютантов, педагоги вуза, иркутские мэтры кинодокументалистики.

Стоит отметить, что в плане развития документального кино Иркутск имеет богатые традиции. На протяжении 75 лет здесь работала единственная в Восточной Сибири и одна из старейших в России студия кинохроники. В архиве Иркутского областного кинофонда сегодня хранятся тысячи уникальных материалов, документальных фильмов и сюжетов сибирской кинолетописи. В Иркутске много лет проводится международный фестиваль документального кино «Человек и природа», президентом которого является известный режиссер, заслуженный деятель искусств России Сергей Мирошниченко. В нашем городе работает его ученица Юлия Бывшева. Три года назад в Иркутском филиале ВГИКа прошел набор студентов в ее мастерскую. И вот первые четыре работы выставлены на суд зрителя.

Герои-антиподы

Фильм «Тренер» сняла Маргарита Стельмашонок. Его главный герой Александр Хаустов — трехкратный чемпион сурдлимпийских игр по греко-римской борьбе, воспитанник знаменитого Константина Вырупаева. За 40 лет занятий спортом и тренерской работой он не только сам добился успеха, но и вырастил призера сурдлимпийских игр, двух чемпионов Европы. Впрочем, автор не ставил себе задачу показать выдающегося спортсмена. Главный герой предстает перед зрителем как наставник. Он учит мальчишек, а большинство их глухие или слабослышащие, бороться не только с соперником на ковре, но и со своим недугом, со своими слабостями, страхами, неверием в собственные силы. В школе «Спарта», которую основал Хаустов, мальчишки вырастают в настоящих мужчин — сильных телом и духом, ответственных, жизнеспособных. Режиссер показывает своего героя без прикрас — строгим, бескомпромиссным, грубоватым, порой резким. Но Маргарите удалось решить главную задачу — за внешней суровостью увидеть доброту и любовь, большую мучительную, душевную работу тренера-наставника. По словам критиков, автору нужно было шире раскрыть биографию героя, показать его достижения в спорте. Однако больших и талантливых спортсменов в кино показывают часто, а вот люди, которые помогли этим талантам раскрыться, как правило, остаются за кадром. Фильм «Тренер» восполняет этот пробел.

А героя фильма режиссера Николая Яковлева «Монодия» можно назвать антиподом тренера Хаустова. Иркутский музыкант Евгений Маслобоев извлекает звуки практически из всего, что его окружает, даже из комнатных цветов. Его музыка непонятна, кажется странной, в ней отсутствует гармония. Вот он играет на ударных инструментах, вплетая в звуковой ряд необычное звучание водопроводных труб. Вот он показывает детям, что гитарные струны могут не только звенеть, но и скрипеть, шуршать, шелестеть. Вот с помощью специального прибора демонстрирует, какую мелодию рождают разные растения, как они «сердятся», когда их переносят с места на место. В фильме зритель часто видит музыканта в окружении детей, есть архивные кадры, где он выступает перед публикой со своей дочерью — чудесной белокурой девочкой. На экране Евгений Маслобоев много говорит о себе, о своем мироощущении, отверженности, одиночестве. Даже когда он рассказывает о совместных выступлениях с дочерью, он акцентирует внимание на том, что это был его проект, что исполнялись его сочинения. И постепенно по ходу его рассказа возникает ощущение, что ребенок в этом его сочинении тоже всего лишь инструмент, издающий звуки.

Та самоотверженность, с которой тренер вкладывался в своих мальчишек, от природы лишенных слуха, стремясь разбудить в них жизненную силу, сменилась в «Монодии» торжеством эго, слушающего всё, что способно звучать, но не способного любить. Не случайно автор назвал свою работу именно так, ведь монодия в переводе с греческого — «пение в одиночку». И это страшное, по сути, откровение прозвучало с экрана очень ненавязчиво, не в лоб. Возможно, именно поэтому многие мэтры высказались не в пользу авторской идеи и ее воплощения, а против самого героя, его музыки, его жизненной позиции, не совсем поняв замысел.

От формы — к содержанию

Много критических замечаний услышала в свой адрес режиссер Яна Порезова, которая сняла ленту о Наталье — директоре ангарского кризисного центра для женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию. По мнению иркутских мэтров кинодокументалистики, в частности оператора Евгения Корзуна, сложная тема требовала твердого и ясного взгляда на проблему, но автору элементарно не хватило жизненного опыта, чтобы разложить материал «по полочкам». В итоге образ неординарного героя — молодой женщины, по собственной воле посвятившей себя служению людям со сложной, порой трагической судьбой, утонул в отснятом киноматериале.

Евгений Корзун довольно строго отчитал дебютантку, вспомнив историю о том, как он по заданию Восточно-Сибирской студии кинохроники ехал в Ленинград, чтобы снять известного советского режиссера Георгия Товстоногова. Сейчас документалистам, снимающим на цифровые видеокамеры, сложно представить, насколько жестко в те времена форма диктовала содержание.

— Студия выделила мне 100 метров пленки. Каждый метр — это две секунды съемки, — рассказал Евгений Корзун. — Нужно было рассчитать так, чтобы весь материал занял менее одной минуты.

Это самоограничение дисциплинировало художника, заставляло его обдумывать каждый шаг, жестко строить концепцию материала. Отсутствие жестких технологических требований сегодня не всегда положительно сказывается на результате.

Особняком от других работ стоял фильм режиссера Елены Галушковой «Я смеюсь над старостью». Он был смонтирован из хроники Иркутского областного фильмофонда и был посвящен Александру Вампилову. Волей судьбы автор использовала при монтаже ленты кадры воспоминаний Георгия Товстоногова о своей первой встрече с иркутским драматургом, которые и снимал Евгений Корзун на 100 метрах пленки.

— Честно признаюсь, что мне было интересно смотреть эту работу. Многие кадры, которые демонстрируются в фильме, я видел впервые, — сказал Евгений Корзун.

Но зрителей несколько смутило название киноленты. Оно не в полной мере отвечало содержанию. Мне было любопытно, почему Елена выбрала для фильма такой сложный материал. Составлять собственный фильм о такой масштабной творческой личности, как Вампилов, довольно смелый шаг для студентки третьего курса.

— Я приехала в Иркутск с Сахалина, узнав, что здесь открылся филиал ВГИКа. Раньше об Александре Вампилове ничего не знала и познакомилась с его творчеством только здесь. Мне было интересно глубже узнать этого человека и, может быть, открыть его через свою работу таким же, как я, людям, — пояснила Елена Галушкова.

Кроме критики студентам было сказано много добрых слов и напутствий. По словам Юлии Бывшевой, этот опыт был ребятам, безусловно, полезен и они учтут его в своей дальнейшей работе. А наш город может гордиться тем, что школа иркутской кинодокументалистики имеет свое продолжение и у мастеров растет достойная смена.

Справка

Иркутский филиал ВГИК был создан на базе кинотехникума, который работал с 1975 года и выпускал специалистов по профилям «звук», «театральное освещение», «фотография» и «анимация». Его реорганизация закончилась в июне 2013 года. Сегодня филиал ВГИКа в Иркутске готовит специалистов по направлениям «Анимация», «Драматургия», «Продюсерство», «Режиссура кино и телевидения», «Техника и искусство фотографии», «Театральная и аудиовизуальная техника».