Новости Иркутска

«Мама, я сибиряк» — так называется одна из песен Анатолия Заммера. Он уехал из Иркутска в Москву в 2009 году, подписал контракт, начал записывать песни, выступать. В его треках — философские рассуждения, злободневные темы и, конечно, любовь к сибирским просторам, куда Анатолий всегда возвращается. Сейчас MC Zammer приехал в Иркутск, планирует побыть здесь какое-то время с семьей. О чем музыкант мечтает, кого считает лучшими в рэп-индустрии и каким видит родной город — об этом мы поговорили с исполнителем.

Из геологов — в музыканты 

Скромный парень в кепке с надписью My Siberia. Мы встретились на чемпионате Иркутска по битбоксу: Анатолий здесь в качестве судьи. В перерыве между раундами выходим на лестницу, чтобы поговорить.

— Первыми из твоих треков мне попались «Небо» и «Адская машина». Подумалось — какой лиричный рэп! Но потом пошли более жесткие песни, и я поняла, что твое творчество довольно разнообразно. Как ты сам определишь свой стиль?

— Я начинал с рэпа, но сейчас тенденция в нашей индустрии такова, что музыканты смешивают стили. И приставку «рэп» уже не используют. Я могу назвать себя мультиинструменталистом. В моем творчестве есть и альтернативная музыка, и хип-хоп, и поп-музыка (но со смыслом). Мой московский проект — группа Yellow Socks, там есть и вокал, но специально пением никогда не занимался.

— С чего начинался твой путь?

— Признанный факт: до Иркутска многие интересные вещи доходят позже. Поначалу новая культура, пришедшая с Запада, была просто модной: все хотели танцевать брейк-данс, чтобы нравиться девчонкам, круто выглядеть на дискотеках. Потом мы начали переписывать кассеты с клипами, читали рэп друг другу, так и учились. По телевидению тогда была одна эстрада, из рэперов — только Децл, позже мы начали узнавать Касту, Дельфина, Bad Balance.

После учебы в профессиональном училище № 2 поступил в политех на геологический факультет. В институте ездил на практику, мы вели поиск и разведку полезных ископаемых в Восточных Саянах. Первые наброски для альбома я сделал там. У меня был геологический дневник: на одной стороне то, что обнаружил, на второй — заготовки текстов. Недаром геолог — романтичная профессия. Когда учеба оканчивалась, я уже понимал, что хочу связать жизнь с музыкой. В 2009 году уехал в Москву, заключил контракт, работал, выступал.

— Но сейчас музыка — не основная твоя деятельность?

— Я вхожу в команду «Арт-МОСТ», мы занимаемся мультимедийными и образовательными выставками. Например, одна из таких — «Внутри человека», недавно прошедшая в Иркутске. А музыка — это творчество. До июня буду в Иркутске, планирую выступать на городских площадках. И семья сейчас здесь, дочки Варвара и Василиса еще маленькие. Хорошо, когда бабушки рядом.

«Иркутск меняется» 

— Почему ты решил взять фамилию Заммер?

— В юности играл в футбол. Мы с Андреем Ещенко, который сейчас выступает за московский «Спартак», до сих пор общаемся. С детства мне нравился немецкий футболист Маттиас Заммер. И меня все звали: «Заммер, Заммер». Так и прижилось. Позже я официально поменял фамилию.

— Многие твои тексты о Сибири…

— Это было всегда, еще до трека «Мама, я сибиряк». Как-то давно мы записали композицию про Ново-Ленино, выложили в Сеть, и она вызвала такой резонанс! Там ни слова о криминале, наоборот: «Ребята на районе уважают спорт, меня, если честно, радует такой подход. Алкоголь погубил многих, вообще не зачет! Лучше погонять в футбол или в хоккей с мячом». Я сам там вырос, играл в футбол. А ведь у многих до сих пор негативное восприятие нашего района. Когда случилась история с боярышником, я был в другом городе и мне позвонили из информационного агентства РБК: «Анатолий, у вас же есть клип про Ново-Ленино? Мы сейчас в Иркутске, хотели бы, чтобы вы устроили по нему экскурсию. Мы вас привезем». Спрашиваю: «А о чем будем говорить?». И слышу в ответ: «О боярышнике. У вас добрая песня, а тут такое творится!». Сказал, что не хочу свое творчество с этим связывать. Я люблю свой город. Не буду никогда называться москвичом. Я сибиряк и горжусь этим.

— А какой он, твой Иркутск?

— Мой Иркутск меняется, причем очень быстро. Когда постоянно здесь живешь, не путешествуешь, эти перемены труднее заметить. Я уехал в Москву, но часто приезжал на родину. Поэтому твердо могу сказать: город изменился. Каким был центр, и какой он сейчас? это большая разница. Появляются места отдыха, парки, сквер Кирова преобразился, многие улицы.

— Недавно твоя песня «Адская машина» стала саундтреком к фильму «Доминика», где снялись Андрей Чадов и Светлана Устинова. Как это случилось?

— Эту песню я написал в 2013 году. Она ждала своего часа. И вот мне позвонил главный режиссер фильма Олег Агейчев, попросил этот трек для картины. Я был на премьере «Доминики» в кинотеатре «Октябрь», прошелся по красной дорожке. Это круто — слышать свою песню в кино! Я горжусь и рад за Иркутск. Песня очень подходит для этой истории, она звучит там в самом кульминационном моменте. Сейчас фильм уже вышел из проката и есть в свободном доступе в Интернете.

Старая школа вернется 

— А как ты  относишься к популярным рэперам типа Элджея, Федука, Фараона?

— Высказываться радикально не буду, это неправильно — порицать кого-то в своем кругу. Творчество должно быть разным. Это новая школа, я ее слушаю, анализирую. Считаю, что это реальность, которую не остановить. Но мне кажется, что старый звук вернется. Ведь тексты этих популярных исполнителей достаточно просты по структуре, они вкусно звучат и собраны так, что их легко воспринимать.

— Тройка лучших российских рэперов в твоем личном рейтинге?

— Сложный вопрос. На первом месте — Баста, как музыкант и как человек, который создал империю. На втором, хоть я не знаком с ним лично, наш земляк Назар Вотяков, известный под псевдонимом Obladaet. Он из Иркутска, думаю, что его ждет большое будущее. На третьем месте — Оксимирон, слежу за его творчеством.

— Есть ли у тебя некий план в музыке?

— Нет такого — в месяц я должен записать столько-то треков. Когда есть настроение — пишу. Хотя… Я для себя определил, что в 2019 году мне нужно будет обязательно записать альбом для проекта Black Rozzze, это новый звук.

— Что бы ты хотел сделать еще?

— Когда я только начинал, был запал. Сколько фестивалей я объездил! Выигрывал баттлы в Новосибирске, Кемерове, Красноярске, в 2010 году победил в Москве. Это был мой первый год в столице, и я стремительно ворвался в тусовку. Но этот запал со временем пропал, я стал спокойнее. Может, это естественный процесс. Жизнь меняется, не всегда получается так, как хочешь, но мне надо еще многое успеть. План таков — сделать как можно больше для Иркутска.

Фото из архива героя публикации