Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

Про Николая Францевича Салацкого можно сказать без преувеличения: это человек, который сделал себя сам. Детство его было голодное, тяжелое. С 11 лет Николай работал помощником конюха, а во время учебы так рьяно трудился на стройке, что заработал серьезное переутомление. И только благодаря своему трудолюбию проделал великий путь от крестьянского неграмотного мальчишки до одного из самых уважаемых и авторитетных людей в Иркутске.

На грани голодной смерти 

Николай Францевич родился 20 апреля 1919 года в деревне Владимировск Усольского района. Располагалась она в глухой тайге и состояла из восьми дворов. Семья Салацких была самой большой во всей округе — девять детей, Николай был пятым. Их односельчанин Михаил Мельников вспоминал: «Бывало, зайдешь попроведывать Франца Фадеевича — и страшно. Дети голодные, желтые, как смерть, раздетые. До ветру во двор ходят в одних опорошнях» (старые обрезанные валенки. — Прим. ред.).

Уже с 5–6 лет Коля помогал пилить дрова, чистил хлев, а в 11 устроился в леспромхоз помощником конюха. Перед его глазами был отличный пример для подражания — старший брат Петр, который слыл одним из лучших лесорубов, а впоследствии стал председателем сельсовета и начальником лесозаготовок. «Я видел, как Петя сноровисто и много работает. Мне это нравилось. Я хотел на него походить», — писал Николай Францевич в своей биографической книге «О былом, как было».

В 1932–1933 годах в деревне свирепствовал голод, хлеб получали по карточкам, но нерегулярно. Бывали дни, когда Салацкие совсем не ели. На беду, в это же время глава семейства Франц Фадеевич провалился в ледяную реку, отморозил ноги, долго пролежал в постели, не мог охотиться.

«Помню, мы сидим голодные возле больного отца, на глазах у него слезы, и вдруг приходит Лиза Узулина нас попроведывать, приносит ведро картошки и три вилка квашеной капусты. Мне и сегодня кажется, что это спасло меня от голодной смерти, — писал в своих воспоминаниях Николай Салацкий. — Тяжело, очень тяжело мы пережили эти два года. Выручала черемша. Мы с матерью за несколько километров ходили собирать черемшу, ели ее и свежую, и соленую. Из черемши мать варила суп».

В 15 лет Колю приняли в ряды комсомольцев, вместе с билетом дали наставление — получить среднее образование. К тому моменту у него за плечами было четыре класса сельской школы. Чтобы нагнать программу и сдать экзамен на второй курс рабфака, он отправился в Иркутск к частному преподавателю по фамилии Эгле. Учитель занимался с Колей три раза в неделю по 3–4 часа и брал в месяц 100 рублей.

«Много это или мало, можно судить по тому, что я устроился работать на упаковку книг с месячной ставкой 120 рублей. Так что от моего заработка оставалось всего 20 рублей, которых, безусловно, не хватало на пропитание», — писал Салацкий.

Денег недоставало, Эгле стал учить мальчика в долг, и к концу обучения накопилось 200 рублей. Чтобы рассчитаться, Салацкому пришлось продать отцовскую шубу, за что потом он получил от родителей «хорошую нахлобучку». Зато успешно сдал экзамены и поступил в вечерний автодорожный техникум.

Днем работал помощником каменщика на стройке, вечером учился. Из-за этого заработал переутомление и возвратился в леспромхоз, где его избрали секретарем комсомольской организации.

35 осколков «на память» 

В 1938-м Николая призвали в армию и отправили в пограничные войска на Амуре. Даже там он оказался в числе передовых курсантов. В 1941 году за задержание двух нарушителей государственной границы парню предоставили отпуск.

И вот в июне, когда он ехал на побывку домой, вдруг услышал по радио о вероломном вторжении Германии на территорию Советского Союза. Добравшись до родной деревни, солдат успел поцеловать отца, а вечером уже сел на поезд и вернулся в отряд.

Николая командировали в 106-ю Забайкальскую стрелковую дивизию, которую в 1943 году направили в район Курской дуги. В ходе Курско-Орловской битвы Николай Францевич получил тяжелое осколочное ранение. «…Меня отбросило, упал вниз головой, лицом в картофельную борозду. Через какой-то миг очнулся, приподнял голову, увидел капитана и тихо сказал: «Товарищ капитан, меня убило».

Но, к счастью, он выжил. Перенес несколько операций в полевых госпиталях, на поправку шел медленно, лежал с лихорадкой, теряя сознание. Как-то к нему зашел полковник медицинской службы, ощупал рану и неожиданно сказал: «Покажи глаза». Внимательно посмотрел в них, а затем повернулся к врачу и вынес вердикт: «В глазах есть жизнь». Но все фрагменты гранаты извлечь из раны так и не удалось — до конца жизни Салацкий носил в своем теле 35 осколков и одну пулю. 20 декабря 1943-го он был комиссован и признан инвалидом II группы.

Волевой администратор, душевный комиссар, тонкий дипломат 

Так как на фронте Николай Салацкий был парторгом батальона, его охотно взяли в Усольский горком комсомола, где он дослужился до первого секретаря. Затем пригласили в обком комсомола, и Николай Францевич переехал в Иркутск, временно оставив жену и сынишку в Усолье: в областном центре им жить было негде. Сам он более полугода работал и ночевал в своем кабинете.

Когда в 1950-х годах началось строительство Иркутской ГЭС, Николая Францевича Салацкого сначала избрали заместителем секретаря парткома, затем — секретарем. Ему пришлось познавать азы не только партийной, но и производственной работы, с чем он блестяще справился. Когда возведение гидроэлектростанции завершилось, Николай Францевич возглавил Свердловский районный комитет партии, затем — Октябрьский, а в 1962-м был избран председателем Иркутского горисполкома.

— При новом председателе город стал стремительно застраиваться. На карте Иркутска возникли микрорайоны Солнечный, Лисиха, Ново-Ленино, Юбилейный, Приморский, Академгородок, Синюшина Гора, бульвар Постышева. За 18 лет его работы жилой фонд вырос в несколько раз: с 2794 до 7437 тыс. кв. метров, — рассказывают сотрудники краеведческого отдела Центральной библиотечной системы г. Иркутска.

За 18 лет работы Салацкого в городе появилось 36 новых школ, 95 детских садов, три роддома, несколько обслуживающих учреждений, в том числе Дом быта. Была возведена Ново-Иркутская ТЭЦ, началось движение троллейбусов, появилась трамвайная линия в предместье Рабочее. При нем же началось создание музея деревянного зодчества «Тальцы», в католическом костеле открылся органный зал, а в доме Трубецкого — Музей декабристов. В 1975-м по личной инициативе Николая Францевича был создан и открыт мемориал «Вечной огонь Славы» памяти иркутян — участников Великой Отечественной войны.

«Председатель, как капитан, должен знать маршруты, знать свой корабль, свою команду и прекрасно владеть компасом, чтобы верно вести вверенный ему корабль — сложное городское хозяйство, — рассуждал в мемуарах Салацкий. — Председатель — это и волевой администратор, и душевный комиссар, и тонкий дипломат, и, самое главное, это должен быть человек беззаветного отношения к делу».

В 1980 году он оставил пост главы Иркутска. После этого ему предложили должность заместителя председателя областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК). Салацкий охотно согласился: «Эта работа пришлась мне по душе. Она стала продолжением моей деятельности по сохранению и воссозданию исторических мест города».

Николай Францевич ушел из жизни в мае 1993 года, похоронен на Радищевском кладбище. В 2001 году улица Ференца Листа была переименована в улицу Салацкого. В Иркутске установлены три мемориальные доски в память о руководителе города: на здании Управления Иркутской ГЭС, на доме № 2 по ул. 5-й Армии, на доме № 17 по ул. Салацкого. В прошлом году на улице Карла Маркса (в районе дома № 10) торжественно открыли бюст легендарного градоначальника — в честь столетия со дня его рождения.

Фото Валентина Карпова и из архива

Материал подготовлен на основе Биобиблиографического указателя «Помнит город о войне: улицы героев и участников Великой Отечественной войны (1941–1945)», составленного ЦБС г. Иркутска

СПРАВКА

Николай Салацкий был награжден орденами Трудового Красного Знамени (трижды), Отечественной войны, Знаком Почета (дважды), медалями «За отвагу», «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

По его инициативе в 1966 году было восстановлено звание «Почетный гражданин города Иркутска». А через 20 лет решением городского Совета народных депутатов это звание присвоили самому Николаю Францевичу.

При нем был заключен договор о побратимских связях между Иркутском и японским городом Канадзава.