Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

«Я реализовал все, о чем мечтал: мне покорились чемпионаты России, Европы, мира. Единственное сожаление — Олимпиада. До сих пор как кость в горле. Но у меня есть цель — чтобы кто-то из моих учеников взял эту вершину, стал олимпийским чемпионом», — признается Андрей Мишин. С заслуженным мастером спорта по боксу мы поговорили о спорте и жизни, профессионалах и любителях, а также о разнице между американской и российской школой бокса.

Андрей Михайлович, как в вашей жизни появился бокс?

— Я родился в Чунском районе, в деревне Новочунка. Когда учился в школе, наш учитель физкультуры, КМС по боксу Михаил Григорьевич Зайнулин, открыл секцию, набирал ребят. Однажды я пришел на соревнования, увидел, как боксируют старшие ребята, какие там крутые призы (в то время даже часы были в диковинку), и загорелся! Записался на бокс вместе с одноклассниками, нас было человек десять. Помню, на первых своих соревнованиях я проиграл, но потом пошли результаты.

Как родители относились к увлечению?

— Сначала мнения разделились: мама хотела, чтобы я больше внимания уделял учебе, а при занятиях спортом не всегда получается о высоких оценках думать. Папа больше поддерживал спорт. После 9 класса, когда появились первые успехи, на семейном совете было решено, что спорт — это серьезно.

А когда вы четко осознали, что бокс — ваш путь?

— В старших классах я выиграл первенство области, завоевал путевку на первенство Сибири и Дальнего Востока. После победы там появилась уверенность, что на правильном пути, возникло желание идти дальше. В 1995 году выиграл первенство России, потом — Европы. Перешел в молодежную возрастную категорию, выиграл первенство Европы, получил звание мастера спорта международного класса. После переезда в Иркутск поступил в институт МВД, тренировался в «Динамо» под руководством Анатолия Георгиевича Катасова. В 1998 году стал выступать среди взрослых: на чемпионате России занял третье место, попал на Игры доброй воли (турнир уровня чемпионата мира). Туда отправились 2 состава сборной России, но из всей команды только я занял первое место. Это были первые соревнования, где мне пришлось отстаивать честь страны. Провел три боя — все выиграл. Помню, в финале победил серьезного американца, он потом перешел в профессиональный бокс.

А чем отличается американская школа бокса от российской?

— Американская система более заточена под профессиональный бокс, спортсмены очень развиты физически, обладают другой техникой. Российская школа повыше уровнем, более академична, у нас много внимания уделяется тактике.

Игры доброй воли проходили в 1998 году в Нью-Йорке. Что вас впечатлило тогда по ту сторону океана?

— Другая инфраструктура, автомобили, менталитет у народа иной. Американцы показались дисциплинированными, знающими свои права и порядки. Мы купались в Атлантическом океане, были на Бродвее, конечно же, ходили в русские рестораны и на Брайтон-Бич — там встречали очень много соотечественников.

После триумфа на Играх доброй воли вы попали на Олимпийские игры в Сиднее…

— Путь на Олимпиаду был сложным. Атмосфера отбора в сборную России во все времена была жесткая. Соперники дышат в спину, расслабиться нельзя. Нужно пройти множество этапов, чтобы доказать, что именно ты достоин биться за честь своей страны на Олимпийских играх. В первом бою в Сиднее я встретился со своим давним соперником из Франции, до победы над ним не хватило пары очков. До сих пор сожалею об этом. Конечно, сейчас, переосмысливая тот бой, думаю, что мог бы по-другому выступить, перестроиться… Но не стоит сожалеть о прошлом. То поражение не сломало меня: наоборот, возник азарт, захотелось двигаться вперед, показать, на что я реально способен. После Олимпиады переехал в Москву, начал тренироваться в городе Чехове, моим тренером стал Валерий Иванович Белов. Туда же, кстати, переехал и известный профессиональный боксер Александр Поветкин.

В разгар спортивной карьеры вам предлагали перейти в профессиональный бокс?

— Конечно, но все сорвалось. У меня был трудный период в любительском боксе. Перед Олимпийскими играми в Афинах в 2004 году поменялись весовые категории и вместо той, в которой я выступал (до 71 кг), остались только 69 кг и 75 кг. Я попытался выступить на чемпионате мира в 69 кг, но было тяжело сгонять вес, а на 75 кг боксировать было бы еще тяжелее. Из-за смены весовых категорий не попал на вторые Олимпийские игры и после этого решил закончить карьеру. Хотя мы обсуждали контракт с Германией, переход в профессионалы. Но не сложилось.

В чем разница между профессионалами и любителями в боксе?

— В любительском ты выступаешь под эгидой федерации бокса, а это государственная структура. Поле боя — чемпионаты страны, Европы, мира, Олимпийские игры, другие правила. Профессиональный же бокс — это коммерческая структура, там менеджеры и промоутеры договариваются о боях, датах, соперниках, гонорарах. Можно сказать, что в профессиональном боксе даже легче — там ты своего соперника знаешь заранее, готовишься под него. А в любителях неизвестно, на кого выйдешь в четвертьфинале, полуфинале…

Как правило, тот, кто перешел в профессионалы, уже сделал себе имя в любителях, стал чемпионом мира, Европы. Чаще всего туда уходят после 30 лет. Но не всех зовут в профессионалы, бывает, что техника определенного спортсмена не подходит под бои в профессиональном боксе. Например, у двукратного олимпийского чемпиона Олега Саитова более игровая техника, он очень подвижный на ногах, нет жесткости удара, только нацеленность набирать очки. А в профессионалах боксеры как танки. Профессиональный бокс — это также и работа на свое имя, на свою команду. Другая подготовка, другое мышление. Например, у Александра Поветкина в команде 30 человек: диетологи, врачи, тренеры по физической подготовке. Профессиональному боксеру нужно быть готовым к медийности. Быть спокойным, стрессоустойчивым, разговорчивым. Стоит помнить, что у каждого боксера есть свой «срок». После определенного рубежа соперники его уже изучают настолько, что знают все слабые точки. Так что важно вовремя закончить карьеру.

Вы упомянули Александра Поветкина. Сейчас общаетесь с товарищами по сборной?

— Конечно! Мы ведь с юношеского возраста вместе тренировались: Александр Поветкин, Денис Лебедев… Ту нашу сборную 2000–2005 годов называют «золотой сборной России». До сих пор общаемся, дружим, раз в год встречаемся. Поддерживаем друг друга: практически все у нас состоялись не только в спорте, но и в другой профессиональной деятельности.

Говорят, что жизнь после спорта еще труднее, чем во время сборов и соревнований. Чем вы занялись после окончания карьеры?

— Я решил заняться организационно-тренерской работой. Ведь после того, как окончил Восточно-Сибирский институт МВД РФ, остался там работать, выступал на соревнованиях среди полицейских. На тот момент начальник нашего института МВД России Анатолий Викторович Чернов хорошо поддержал занятия боксом, нынешний руководитель, полковник полиции Павел Анатольевич Капустюк, также сохранил эту традицию. Благодаря такому вниманию к спортивной деятельности наши курсанты входят в число ведущих боксеров региона. Сейчас я начальник курса первоначальной подготовки Восточно-Сибирского института МВД и параллельно тренирую в школе олимпийского резерва, среди моих подопечных — юноши и юниоры.

Вам никогда не хотелось уехать из Иркутска? Ведь многие рассматривают спортивную карьеру как возможность выбраться в мегаполис, а может быть, и в другую страну.

— Я считаю верной поговорку «Где родился, там и пригодился». Не так давно я три года отучился очно в Москве в Академии управления МВД. Во время жизни там понял: ни за что не останусь! Люблю свой Иркутск, здесь все знакомо. Я здесь нужен, дети ориентируются на мои достижения, берут пример. Хочется раскрыть свой тренерский потенциал. Вырастить олимпийских чемпионов!

Фото Валентина Карпова