Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

Руслан Николаевич Болотов — человек в Иркутске и в регионе известный. В региональном правительстве с 2008 года в течение трех лет занимал должность министра строительства, дорожного хозяйства. Он непосредственно занимался рядом крупных проектов в областном центре, среди которых возведение Академического моста, 130-го квартала. С 2017 года Руслан Николаевич возглавлял правительство Приангарья. Затем перешел на работу в администрацию Иркутска в качестве вице-мэра, а в конце апреля на конкурсной основе был избран депутатами городской Думы мэром областного центра. Газете «Иркутск» Руслан Болотов рассказал о семье, о своем видении развития Иркутска и о том, какие задачи он решает на посту главы города.

— Вы родились в городе Шелехове, начинали здесь свою трудовую биографию и политическую карьеру. А что для вас значит Иркутск? Какие события, связанные с ним, вы считаете наиболее значимыми?

— Иркутск — это родина моей мамы. Ее отец, мой дед, работал в органах госбезопасности и курировал строительство Иркутской ГЭС, а когда началось возведение ИркАЗа, его направили на службу в Шелехов. Он был первым в городе руководителем отдела госбезопасности. Так что по маминой линии у меня с Иркутском — кровная связь.

Отец родился в Тулуне. А познакомились мои родители в Шелехове. Этот город мне действительно близок и дорог. Но я не стал бы ставить жесткой границы между Иркутском и Шелеховым. Во-первых, расстояние между ними весьма незначительное. Во-вторых, многие шелеховчане учатся и работают в областном центре. Мама, когда поступила в политех, ездила туда каждый день на электричке. По образованию она инженер-электрик и, окончив вуз, работала на Иркутском кабельном заводе мастером настройки кабелей. Кстати, даже в названиях крупных производственных предприятий Шелехова есть слово «иркутский». Я думаю, что этот промышленный узел изначально задумывался как составляющая единого с областным центром хозяйственного механизма. Иркутск и Шелехов — это два города, которые находятся в одной агломерации и очень плотно связаны — и экономически, и миграционными потоками.

Иркутск по-настоящему важен для меня. Уже много лет работаю в областном центре. «Байкал-Арена», Академический мост, 130-й квартал были созданы при моем непосредственном участии.

Один из последних проектов — строительство Центра по хоккею с мячом и конькобежным видам спорта «Байкал». Так что Иркутск — это часть моей жизни. Очень значимая часть!

— Вы после школы уехали в Красноярск, где поступили в Высшее командное училище радиоэлектроники противовоздушной обороны. Обычно военными становятся по примеру родителей. Какие причины повлияли на ваш выбор?

— Отец в 1985 году был командирован в Монголию. Там родители работали на горно-обогатительном комбинате «Эрдэнэт». Я тогда учился в шестом классе. Рядом стоял мотострелковый полк, и у многих моих друзей отцы были кадровыми военными. Например, у моей будущей супруги, с которой мы познакомились в 13 лет и учились в одном классе. Выбор военной профессии в моем случае был вполне осознанным. Я хорошо учился, активно занимался спортом — боксом, плаванием, восточными единоборствами. У нас были хорошие тренеры — офицеры полка. Проблем с поступлением в училище не возникло. По здоровью был 100-процентный допуск, но из-за высокого роста я не годился для авиации и танковых войск. Поэтому выбрал инженерную профессию — радиоэлектронику ПВО.

Еще будучи курсантом, женился. С супругой мы вместе уже 28 лет, у нас взрослая дочь Ксения и сын Николай, которому недавно исполнилось восемнадцать лет.

Наша свадьба проходила на родине жены, в небольшом городке Тульчин на западе Украины. Там у супруги и сегодня много родственников. Они, как и мы, родились и выросли в СССР. У нас общие ценности — дружба, взаимовыручка. Для них, как и для нас, это не пустые слова. Несколько лет назад, когда умер тесть, я был на его похоронах. Отношения с Украиной уже были конфликтными, но меня встретили тепло, как родного человека. Искренне надеюсь, что рано или поздно отношения двух наших родственных народов — русских и украинцев — вновь станут братскими, как это и было всегда.

— Ваша мечта поступить в военное училище сбылась, однако вы не связали свою судьбу с военной службой. Почему?

— После окончания училища я служил в Архангельске, было начало 90-х годов. Армия переживала очень сложное время, начались массовые сокращения. Все то, о чем мы мечтали мальчишками, что казалось нам важным во время подготовки к военной службе, вместе с Советским Союзом уходило в прошлое. Будучи в лейтенантском отпуске, приехал в Шелехов, начал подрабатывать: машины красил в автосервисе, сторожил, на ИркАЗе в составе подрядной организации работал плотником-бетонщиком. Я тогда не совсем понимал, что происходит в стране, и внутренне не был готов принять эту новую реальность. Все-таки в стенах военного училища происходит некоторый процесс консервации сознания, и нужно время, чтобы встроиться в меняющуюся на глазах жизнь. Но у меня была семья, родилась дочь, и надо было как-то выживать.

В итоге из армии уволился, вернулся в родной город, мы с женой купили в Шелехове свою первую квартиру. Я выбрал профессию строителя. На тот момент это было абсолютно осознанным решением. И хорошо, что начал осваивать ее именно с азов. Профессионально расти помогло то, что у меня уже была инженерная подготовка. Это помогло и в жизни.

Кстати, ту свою первую квартиру мы восстановили сами — хозяева ее продавали после пожара. Девчонки-штукатуры из бригады обновили стены, батареи сам менял, новые окна вставил. Невзирая на все трудности, мы были счастливы: у нас появился собственный дом. До этого всегда жили очень тесно. Родители в молодости ютились в общежитии, потом мы с женой вместе с ними — в одной квартире.

— Как случилось, что вы, не будучи функционером, стали главой Шелехова, а затем сделали успешную политическую карьеру?

— Думаю, что изначально сыграло свою роль стечение обстоятельств. В 2004 году выиграл конкурс и стал директором шелеховского «Водоканала». Вскоре по 131 Федеральному закону произошло разделение города с районом. И мне, как муниципальному служащему, предложили поучаствовать в избирательной компании на пост главы города. Честно говоря, для меня это решение не было простым. Нужно было переформатировать образ жизни, плюс сам избирательный процесс требует от человека большого внутреннего напряжения. Я это понимал. Мои первые выборы на пост главы города прошли успешно, вторые я проиграл. Сейчас понимаю, что это был полезный опыт, который сделал меня сильнее. Проиграл потому, что не принадлежу к числу политиков, которые готовы идти к цели любой ценой, в том числе прямо обманывая людей, обещая им золотые горы.

— Летнее наводнение 2019 года была испытанием для всего региона, и в первую очередь, конечно, для жителей подтопленных территорий. Вы с первого дня принимали самое непосредственное участие в борьбе со стихией. Что вспоминается о тех событиях сейчас?

— Все началось 27 июня, когда мы с главой регионального управления МЧС России Валентином Николаевичем Нелюбовым и главным федеральным инспектором Приангарья Андреем Михайловичем Абрусевичем сели в вертолет и вылетели в Нижнеудинск. Там мы принимали детей, которых эвакуировали из Алыгджера. В этом поселке уже была первая погибшая женщина. Ее уговаривали уходить, но она не согласилась. При эвакуации в Тулуне спасатели, учитывая этот факт, действовали уже пожестче, оттуда эвакуировали много людей. На аэролодках около пятисот жителей вывезли, тридцать восемь человек были сняты с домов в течение ночи с помощью вертолетов.

Времени на размышления не было — важно было действовать, работать в круглосуточном режиме. Людям была необходима вода и продукты, нужно было разворачивать полевые кухни. Были десятки тысяч пострадавших, нуждающихся в помощи. Масштаб бедствия колоссальный! Все тогда работали на пределе и не понимали, когда начинается день и когда он заканчивается. В таких ситуациях военная выучка, конечно, бесценна.

Сейчас уже ведется работа иного плана, и ее еще очень много. Программа ликвидации последствий этого стихийного бедствия рассчитана до 2024 года.

— Вы довольно долгое время работали в правительстве региона и жили проблемами области. С середины марта возглавляете мэрию Иркутска, сначала в качестве вице-мэра, теперь в статусе главы администрации. Уже удалось переключиться на решение городских вопросов?

— Работа ведется в постоянном сотрудничестве с врио губернатора Игорем Ивановичем Кобзевым. И мы, по сути, решаем сейчас общие задачи. Взять хотя бы борьбу с распространением коронавируса. Разве можно такой сложнейший клубок проблем решить в одиночку? На мой взгляд, очень хорошо, что сегодня в регионе все — члены правительства, депутаты Законодательного собрания, городской думы, мэрия — нацелены на совместные действия, а не на удовлетворение личных амбиций.

Я несколько лет возглавлял областное правительство. И те решения, которые были приняты, вырабатывались коллегиально. То же касается реализации проектов — все они воплощены благодаря командной работе. Один, как известно, в поле не воин. Не должно быть системы, в которой один человек принимает решение только потому, что он так захотел. Командную работу планирую продолжать и в городе.

— Представляя во время выборов депутатам свою программу, вы сказали, что «необходимо кардинально менять городскую инфраструктуру». Какой смысл вкладываете в эту фразу?

— В Иркутске очень ощутима проблема, связанная с недостатком социальной инфраструктуры — поликлиник, школ, детских садов. Сегодня идет возведение пристроя к школе № 14 на Карла Либкнехта, проектируются детсады в микрорайонах Лесной, Ново-Ленино, по улице Радищева. В планах строительство школ в микрорайоне «Союз», в Юбилейном по улице Багратиона, пристроя к школе № 57 по Ярославского и ряда других. Но этого, прямо скажу, недостаточно.

Вторая проблема связана с неразвитостью дорожной инфраструктуры. В Иркутске очень плотная историческая застройка, которая серьезно загружена и, по сути, уже неизменна. Дорожную инфраструктуру нужно пересматривать за пределами города, создавая транспортное кольцо так, чтобы в любой район Иркутска можно было попасть, не заезжая в центр. Необходима реконструкция Лермонтовского узла, строительство новых ключевых развязок — Западного, Южного и Северного обхода, магистральной трассы городского значения в створе улицы Пискунова с выходом на Байкальский тракт и существующий аэропорт. Для оптимизации дорожного движения рассматривается возможность реконструкции участка улицы Карла Маркса со строительством мостового перехода через реку Ушаковку до Маратовской развязки. Необходимо продолжать работу по благоустройству и озеленению города, по реконструкции его исторической части. В планах 2020 года предусмотрено 17 проектов, связанных с благоустройством.

Говоря о развитии Иркутска, в том числе важно четко понимать: какие-то механизмы, которые зарекомендовали себя в прошлые годы, уже неактуальны. Это относится, например, к стратегии развития застроенных территорий. Сегодня в городе ограничена инженерная инфраструктура, а без нее дальнейшее развитие невозможно. Решить задачу позволит только комплексный подход с задействованием городских, региональных и федеральных ресурсов.

Работы и сегодня, и на перспективу много, и она интересная. Хотя бы потому, что результаты преобразований можно увидеть уже через два-три года.

— Нельзя не коснуться в разговоре темы распространения нового коронавируса. Какие меры приняты в городе для борьбы с пандемией?

— Самые разносторонние. Оказывается адресная помощь пожилым и малоимущим гражданам, многодетным семьям. Школьникам, которым положено бесплатное питание, выдаются продуктовые наборы. Решаются вопросы, связанные с поддержкой предпринимателей, в частности, по снижению арендной платы и налогов. Проводится санобработка общественных пространств, городского транспорта, рейды по объектам торговли и предприятиям. Контролируется соблюдение режима самоизоляции. В создавшихся условиях наша задача — быть в диалоге с людьми, слышать их и принимать действенные меры, которые помогают системно решать проблемы и вопросы горожан.

Но у всех нас должно быть понимание, что ситуация сложная. Особенно если учитывать, что иркутяне в основном заняты в сфере услуг и в торговле, по которым кризис, вызванный коронавирусной инфекцией, ударил больнее всего. Сейчас ограничения постепенно ослабляются, уже работает фактически 80 процентов бизнеса, и на этом этапе важно свести заражения к минимуму, не допустить вспышки инфекции и двигаться дальше. Нам всем необходимо не просто пережить этот кризис, а найти в нем новые возможности для развития и роста.

Недавно проезжал мимо строительной площадки и увидел плотников-бетонщиков. И это были, главным образом, наши, местные мужики. Многие из них вышли на стройку, оставшись в это непростое время без работы. И это очень показательно, что они не опустили руки, не пали духом, а стали искать пути решения своих проблем.

— Вы управленец со стажем, за плечами — командное училище, учеба в Иркутской государственной экономической академии, годы работы на производстве и в структурах власти. Без каких качеств человек в современном мире не способен стать мэром?

— Главное — принимать взвешенные, обдуманные решения. Не спонтанные, не сиюминутные. Не помешают, на мой взгляд, устойчивость к стрессам и способность сдерживать свои эмоции. И еще одно очень важное качество — человечность.

На формирование моих жизненных принципов большое влияние оказал отец. Вернувшись из Монголии, он в 1991 году организовал и возглавил в Шелехове ремонтно-строительное предприятие. Для него это качество — человечность — было определяющим. Им он руководствовался всю жизнь.

— Многие люди во власти болезненно относятся к критике. А вы как ее воспринимаете?

— Искренне убежден, что конструктивная критика помогает посмотреть на вещи более масштабно и объективно. Поэтому воспринимаю ее хорошо. Другое дело, что нередко за критику выдают откровенную ложь. К таким фактам я отношусь крайне негативно, но эмоций по этому поводу не выражаю.

— Принимая кадровые решения, вы учитываете качества, которые считаете необходимыми для управленца?

— Я ими руководствуюсь. В принятии кадровых решений, как и во всех других вопросах, крайне необходима взвешенность. Сегодня формируется четкий план действий. И те люди, что сегодня работают в администрации города, должны определиться, готовы ли они работать на результат.

— У вас есть какие-то увлечения, которым вы посвящаете свободное время?

— У меня за прошедший год не было ни одного выходного дня. А из 365 дней 160 провел в командировках, и это были территории, пострадавшие от ЧС. Когда было свободное время, ходил в лес за грибами, на рыбалку. Это, пожалуй, мои любимые занятия, как и у любого сибиряка. С отцом мы часто ходили на рыбалку в детстве… Но сейчас пока не до отдыха и увлечений. Сегодня важно продолжать работать в таком же интенсивном темпе. Работать на результат.

Фото Валентина Карпова и Яны Ушаковой