Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

Жители Иркутска в прошлых столетиях не раз сталкивались с эпидемиями тифа, холеры, оспы, скарлатины, кори. Музей городского быта — филиал Музея города Иркутска им. А.М. Сибирякова поднял архивные материалы о том, как в разное время наш город переживал такие периоды и какие меры принимались тогда властями для борьбы с инфекцией.

Начиная со второй половины XX столетия благодаря вакцинации от инфекционных заболеваний и соблюдению санитарных норм жители СССР, а затем и современной России фактически не сталкивались с таким явлением, как эпидемии. Вероятно, отсутствие опыта переживания таких событий и делает нас сегодня столь «смелыми» перед коронавирусом. А между тем в летописи Иркутска есть немало страниц, посвященных борьбе с эпидемиями таких страшных болезней, как тиф, холера, оспа, скарлатина, корь, дифтерия. В условиях пандемии нового коронавируса заведующий Музеем городского быта Иван Терновой заинтересовался, как иркутяне в разное время переживали эпидемии и какие меры принимали власти, чтобы затормозить распространение инфекции. Ответить на эти вопросы помогли публикации в старых газетах.

Судя по статьям, найденным историком в архивах, в конце XIX и начале XX века эпидемии в Иркутске не были редкостью. Например, ежедневная газета «Сибирь» в № 212 за 1909 год публикует отчет о распространении различных инфекционных заболеваний в течение только одной недели апреля — с 11 по 17. Так, сыпным тифом тогда в Иркутске заболели 154 человека, в целом по губернии — 1175, умерших — 90. Брюшной тиф, судя по статистике, имел меньшее распространение — в Иркутске им болели 9 человек, в губернии — 534, умерших — 6. Больных оспой в городе насчитывалось 8 человек, в уезде — 116, умерли от оспы семеро. В отчете также перечислялись больные от кори, дифтерии, дизентерии, скарлатины. В тексте статьи отмечалось, что для разгрузки переполненных лазаретов по железной дороге на запад и на восток отправлялись санитарные поезда. На случай возникновения холеры в городе были приспособлены отдельные бараки. Для подготовки кадров открывались школы дезинфекторов и санитаров.

Другая газета — «Иркутские ведомости» — в № 18 за 1902 год объясняла, почему именно весной в городе и уезде чаще всего возникали массовые вспышки инфекционных заболеваний. Вот что пишет автор одной из публикаций: «С приходом весны в городе возникают эпидемии болезней, имеющих свое происхождение от таяния отбросов и нечистот, заражающих воздух бесчисленными бактериями. Зло с каждым годом растет все сильнее и сильнее. Заражение коснулось и питьевой воды, получаемой нами из реки Ангара, в которую сваливаются беспощадно нечистоты. Отравлена почва, отравлен воздух, отравлена вода и, следовательно, пища».

Далее автор ратует за обустройство герметичных ям, за озеленение города и осознанный подход горожан к поддержанию чистоты.

«Иркутские губернские ведомости» в сентябре 1892 года пишут, что в «Иркутске обнаружено резкое усиление эпидемии брюшного тифа, которая, продолжая развиваться, угрожает принять весьма обширные размеры. Ввиду этого комитет общественного здравия, в заседании с большинством городских врачей, признал необходимым принять немедленно меры к ограничению эпидемии». Важнейшими из них назывались соблюдение чистоты на улицах, дворах и в жилищах; запрет на употребление сырой воды; ведение правильного образа жизни, избегание всяких излишеств; отделение заболевших от здоровых и своевременная медицинская помощь. Виновным в несоблюдении санитарных правил и требований грозило «привлечение к строгой законной ответственности».

Однако антисанитария продолжала оставаться для газетчиков одной из самых острых тем на протяжении долгого времени. Так, газета «Мысль» в марте 1919 года, когда в Иркутске ведется борьба с сыпным тифом, с негодованием сообщает, что источником «распространения заразы в городе являются, несомненно, китайские и японские прачечные, которые надлежит обследовать в санитарном отношении в первую очередь».

Что касается мер, которые городские власти предпринимали для борьбы с ввозом из других территорий инфекционных болезней, то они мало чем отличаются от современных. Например, летом 1892 года иркутские газеты обнародовали циркуляр Министерства внутренних дел, которым запрещалось выдавать заграничные паспорта русским подданным, «желающим отправиться для паломничества в азиатскую Турцию», где в то время свирепствовала холера.

Прибывающие из стран, где наблюдаются эпидемии, «подлежат санитарному надзору в течение срока, определяемого врачами пограничного врачебно-наблюдательного пункта или карантинного учреждения». На паспортах таких лиц делалась отметка: «Следует из неблагополучной по холере (чуме) местности, подлежит надзору относительно состояния здоровья по (число и месяц)». Содержатели гостиниц, постоялых дворов, ночлежных домов обязаны были извещать полицию о прибывших, в чьих паспортах имелась такая отметка. Далее приехавший проходил обязательный медицинский осмотр и при подозрении на заболевание изолировался либо определялся на лечение.