Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

Совсем недавно галерея Виктора Бронштейна попала в топ-10 музеев современного искусства России (по версии туристического портала ТурСтат). Однако, в отличие от того же «Гаража» или «Эрарты», на время самоизоляции иркутский проект практически не виртуализировался. Вместо этого галерея начала готовиться к новой, послекарантинной реальности. Как региональные музеи оказались на одной сцене с Лувром и Эрмитажем, чем можно поддержать сотрудников и посетителей и сколько времени понадобится культурным пространствам на восстановление — об этом и многом другом мы поговорили с директором Галереи современного искусства Ольгой Бронштейн.

— Оля, расскажи, с какими главными трудностями вы столкнулись за месяц самоизоляции?

— Многие музеи мира открыли доступ к своим фондам, ценным материалам, экскурсиям и исследованиям — видно, что люди делали это не вчера и не на коленке. Мы привыкли к региональной офлайн-конкуренции (с музеями, кинотеатрами, торговыми центрами Иркутска). С повсеместным перемещением в онлайн-пространство галерея оказалась в конкуренции абсолютного иного масштаба — на одной сцене с Лувром, Нью-Йоркским Музеем современного искусства, Третьяковкой и другими мастодонтами. Рассуждая как потребитель, я понимаю, что пока есть возможность получить контент мирового уровня — будут выбирать их, а не нас. Мы реально оцениваем свои силы. Хотя у нашей галереи есть настоящие поклонники, постоянные преданные клиенты, создавать для них качественный продукт на высоком уровне — это очень дорого. Профессиональные съемки требуют вложений. Поэтому нет смысла инвестировать в контент, который вряд ли сможет быть конкурентным. Мы решили, что не стоит делать работу ради работы.

— Но связь с посетителями вы как-то поддерживаете?

— Да, снимаем ТВ-экскурсии, делаем фотоэкскурсии на интернет-площадках, взаимодействуем с блогерами. Плюс у себя в социальных сетях

показываем работы из коллекции, рассказываем историю их появления, говорим о художниках и скульпторах. Но в разумных пределах, не создавая искусственный ажиотаж. Параллельно стараемся заглянуть чуть вперед. Как только пандемия закончится и можно будет посещать общественные места, случится спад на весь виртуальный досуговый контент. Да и сейчас многие им уже наелись. Думаю, живое общение и живые эмоции совсем скоро станут главной ценностью.

— Ты предвидишь культурный голод? Как думаешь, очереди будут в культурные учреждения после снятия карантина?

— Как известно, финансовым рынком правит страх и жадность. Здесь такая же ситуация. Мы будем жадными до впечатлений и общения, но вопрос безопасности еще долго будет актуальным. Непонятно, что какая чаша весов перевесит.

Желание новых впечатлений столкнется с чувством безопасности. Люди станут требовательнее к услугам и товарам. Поэтому сейчас мы должны работать над сервисом, стремиться делать пространство еще комфортнее и безопаснее. Выживут те, кто будет совершенен в своем продукте.

— Ты говорила, что не хочется заниматься «работой ради работы». Как я знаю, у ваших сотрудников сохранена стопроцентная зарплата. Они занимаются чем-то действительно важным или это та самая «работа ради работы»?

— Все-таки мы компания, у которой много внутренних процессов помимо галереи: большой фонд, сувенирный магазин, социальные сети, сайт. Сейчас мы занимаемся обновлением сайта, разработкой подарочных сертификатов на разные услуги, работаем над контентом ко Дню Победы. В нашем золотом фонде есть немало работ иркутских художников, которые прошли войну или жили в военное время. Их произведения и лягут в основу нового проекта.

Все сотрудники работают дистанционно, собираемся максимум по двое. Моем, разбираем, считаем, оптимизируем, планируем. Работы, к счастью, хватает. Но есть психологический нюанс — людям сложно работать без внешней мотивации, без сроков и дедлайнов. Первые три недели выезжали на энтузиазме, а сейчас я сама заметила, что теряю темп…

— Что в такие минуты дает силы и внутренне поддерживает?

— Мысли о том, какими мы придем в новую реальность. Если карантин условно закончится послезавтра, то галерея имеет шансы на адекватное восстановление. Если затянется на недели, месяцы — сложно прогнозировать потери. Обидно еще и то, что летом примерно треть всех посетителей составляют туристы. Уже понятно, что туристического ажиотажа в этом году не случится. И для нас это новый вызов, который придется как-то отработать.

Мы делали ставку на «Ночь музеев», которая по плану должна быть 16 мая. В прошлом году у нас было около тысячи посетителей, в этом году планировали принять еще больше гостей. Вероятнее всего, «Ночь музеев» в офлайн-формате пройдет осенью, но там на нас свалятся все несостоявшиеся весенние и плановые осенние мероприятия. Придется приложить усилия и побороться за зрителя.

— Первое, что вы сделаете после снятия карантина?

— С места в карьер прыгать не будем. Думаю, понадобится время для адаптации. И нашим приоритетом станет безопасность посетителей, создание атмосферы стабильности и комфорта. Как только с психологической точки зрения ситуация нормализуется, начнем планировать мероприятия, экскурсии, концерты. Мы понимаем, что победит тот, кто не будет перегибать палку.

— Ты наверняка бываешь в галерее. Что почувствовала, когда в первый раз зашла в пустой зал?

— Первые три недели, мне кажется, я была самым дисциплинированным жителем города и сидела дома. Когда впервые выбралась в центр по делам, у меня случился шок: я почувствовала себя обманутой, ведь я все это время сидела дома, а город продолжал жить. Я даже не смогла припарковаться в центре — все было заставлено машинами… А когда зашла в пустые залы, стало не по себе. Я ощутила бессилие и обиду оттого, что некоторые, например, салоны красоты, получили возможность работать, а мы нет, хотя взаимодействие с людьми у нас действительно минимальное. Но вряд ли мы что-то можем изменить — что есть, то есть. Стараюсь настроить себя и команду на новую реальность: будет непросто, и к этому «непросто» лучше подготовиться сейчас.

Фото из архива Галереи современного искусства Виктора Бронштейна