Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

Перед лицом коронавируса люди старшего возраста бессильны и беззащитны — к сожалению, мировой опыт это подтверждает. Чтобы избавить пенсионеров от необходимости выходить на улицу, с первых же дней самоизоляции в России запустили масштабную акцию взаимопомощи #мывместе. Волонтеры закупают для пожилых людей продукты, лекарства, предметы первой необходимости и доставляют их прямо к двери. Как быстро обрабатываются заявки, почему ничего нельзя брать в знак благодарности и какие самые необычные просьбы поступают на горячую линию — все это мы выяснили, попав в ряды добровольцев.

«Все идолы и идеалы рушатся» 

«Рады тебя видеть», — приветливо встречает вывеска на двери. За ней находится штаб акции #мывместе. Встречают здесь не хлебом-солью, а маской и дезинфектором, как принято сейчас во всех добросовестных учреждениях. Сюда заходят обычными людьми, а выходят уже другими — с доброй улыбкой и открытым сердцем.

Акцию взаимопомощи «Мы вместе» запустили российские волонтеры-медики, инициативу тут же подхватили Общероссийский народный фронт и Ассоциация волонтерских центров, за считаные дни она разрослась до масштабов страны. На сегодняшний день количество звонков на всероссийскую горячую линию уже перевалило за миллион, а число выполненных обращений — за 100 тысяч. В Иркутской области штаб открылся 27 марта, сейчас он объединяет около 1500 добровольцев и выполняет 1300 заявок каждую неделю.

Как оказалось, в ряды волонтеров так просто не запишешься. Сначала нужно пройти регистрацию на сайте мывместе2020.рф. Когда модераторы проверят вас на благонадежность, необходимо прийти в региональный штаб (в Иркутске он находится на ул. Киевской, 4). Здесь с тобой познакомятся, расскажут о нюансах волонтерской работы и технике безопасности, что во время пандемии коронавируса совсем не формальность, выдадут средства индивидуальной защиты (маски и перчатки). И, наконец, добавят в единый чат, где аккумулируются и распределяются все заявки по Иркутску.

— При регистрации на сайте могут и отказать. По каким критериям отбирают волонтеров, известно одним лишь модераторам. Подозрение могут вызвать неосторожные высказывания в социальных сетях, приводы в милицию (причем довольно невинные — например, за нарушение комендантского часа), негативные отзывы от работодателей, — рассказывает руководитель регионального штаба «Мы вместе» Екатерина Медведева. — У нас в выгрузке (то есть прошедших модерацию) 628 человек по области, из них более 200 иркутян получили бейджи — то есть были допущены к работе с пенсионерами.

Бейдж — главный документ волонтера – заверяется тремя печатями: Министерства по молодежной политике Иркутской области, администрации Иркутска и комитета городского обустройства. Он не только подтверждает статус добровольца, но и дает право передвигаться по городу и бесплатно пользоваться муниципальным транспортом.

Мне достался порядковый номер 202 — значит, именно столько сейчас в Иркутске активных волонтеров, посещающих пожилых людей. Чем занимаются остальные добровольцы? Принимают и обрабатывают заявки в call-центре, патрулируют места массового скопления вместе с полицейскими, а также работают в связке с поликлиниками и занимаются доставкой рецептурных лекарств.

— К каждой из 16 городских поликлиник прикреплены волонтеры, всего 140 человек. Как правило, это студенты-медики. Они получают рецепты у врачей поликлиники, забирают по ним лекарства в муниципальных аптеках и доставляют пенсионерам домой. За это им даже полагаются определенные «плюшки»: например, медуниверситет засчитывает это как летнюю практику, — объясняет Екатерина.

Часть добровольцев дежурит на улицах Иркутска с патрульно-постовой службой. Заметив бесцельно прогуливающегося прохожего, волонтеры подходят и спрашивают основания для пребывания на улице, при отсутствии таковых просят вернуться домой. Если это не помогает, то сотрудники полиции выписывают штраф за несоблюдение режима самоизоляции.

— Порой мы наблюдаем удивительное бесстрашие, переходящее уже в наплевательское отношение к собственному здоровью. С такими людьми приходится проводить разъяснительные беседы, убеждать их в необходимости оставаться дома, — разводит руками Екатерина. — Кроме того, есть группа волонтеров, дежурящая в магазинах. Как бы нам ни хотелось, чтобы все пенсионеры находились дома и пользовались горячей линией, этого не происходит. Поэтому в продуктовых магазинах для старшего поколения выделены утренние часы с 8 до 11. В это время волонтеры ходят и рассказывают пожилым покупателям, что им можно (и нужно) оставаться дома, а в магазин, аптеку или поликлинику за них сходит волонтер.

Пока мы разговариваем и заполняем необходимые бумаги, рядом регистрируются еще двое мужчин. Выясняется, что один из них — священнослужитель протестантской церкви, отец пятерых приемных детей, директор благотворительного фонда «Перспектива» Александр Соловьев. В общем, человек, познавший все прелести самоизоляции: и полный дом детей на дистанционном обучении, и онлайн-службы для верующих, и собственное дело, поставленное на паузу.

— По всей видимости, режим снимут не раньше 30 апреля, так что наш благотворительный фонд пока не может принимать людей. Чтобы не сидеть зря, я решил заняться волонтерством, выделять на это 2–3 часа в день. Что касается безопасности: кто осведомлен, тот вооружен. Если все делать со своей стороны правильно, можно свести риски к минимуму. Наш фонд с 2006 года помогает людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию (это нарко- и алкозависимые, бездомные), приходилось работать с людьми с туберкулезом, гепатитом, ВИЧ-положительными, поэтому я понимаю специфику, — признается Александр Соловьев. — Сейчас мы все столкнулись с вынужденной эпидемией, и многие не знают, на что опереться. Такое ощущение, что все идолы и идеалы рушатся. Это хорошая проверка для многого. Это вызов каждому пересмотреть свою жизнь: ради чего ты вообще все это делаешь, ради чего живешь?..

Вынести мусор, нарубить мяса, затопить баню 

В волонтерском штабе стоит непрерывный гул — это работает call-центр. Пять-семь человек постоянно на телефонах, обзванивают пожилых людей и уточняют заявки. «А родственники в городе у вас есть? Еще раз повторите, какие сосиски нужны? А лекарство в какой дозировке?» — сыплются вопросы в трубку.

— Система выстроена следующим образом: пенсионер звонит на горячую линию (всероссийскую или региональную) и на первом этапе сообщает только адрес, его заявка проходит через Москву и спускается в муниципалитет. Наши волонтеры перезванивают пожилому человеку, уточняют список продуктов и лекарств и пускают заявку в работу — то есть отправляют в общий чат. Звучит запутанно, но, на самом деле, процедура занимает не более 7–8 часов, заказ доставляется в этот же или на следующий день, — объясняет руководитель центра.

Конечно, существуют и срочные заявки. Например, если у бабушки осталась последняя доза инсулина или заканчиваются таблетки от гипертонии, к ней без промедления направят волонтера. К первоочередным заявкам также относятся социальные продуктовые корзины. Их безвозмездно передают в волонтерский штаб предприниматели, сети магазинов. Количество наборов ограничено, поэтому они распределяются исходя из конкретной жизненной ситуации обратившихся на горячую линию.

— Звонила как-то бабушка, попросила купить все недорогое: суповой набор на 200 рублей и картошки на 50. Конечно, мы поняли, что она находится в очень стесненных условиях. Привезли ей бесплатный набор, плюс сами волонтеры скинулись и докупили какие-то продукты. Не передать словами, как она была благодарна, ей этого запаса теперь надолго хватит, — улыбается Екатерина. — Главное, чтобы пенсионеры понимали: это добрая воля людей, благотворителей, а не обязанность государства. Если твоей соседке привезли бесплатный набор, это не значит, что весь дом обеспечат такими же. Мы направляем их самым нуждающимся. А то ведь иногда звонят взрослые люди и требуют: «Привезите моим родителям набор».

Один из таких социальных продуктовых пакетов — надо сказать, довольно увесистый — нам пришлось отвозить в поселок Жилкино. Заглянув внутрь, мы обнаружили добротный набор: масло, мука, крупы, чай, пряники, печенье, макароны, консервы, молоко. По указанному адресу нашли старенький покосившийся дом. Хозяйка долго не открывала, несмотря на лай собак. Только после телефонного звонка осторожно выглянула за калитку. На мое предложение занести тяжелый пакет домой вежливо отказала:

— Да разве это тяжелый. Я каждый день воду с речки таскаю, ведра потяжелее будут.

Пенсионеры нередко проявляют настороженность, и это правильно. Если они сомневаются, волонтер перед ними или мошенник, можно спросить пароль — номер, который присваивается каждой заявке.

Контакт между волонтером и пенсионером сведен к минимуму: пожилой человек забирает пакет, отдает деньги. Никаких посиделок и чаепитий, волонтеру даже запрещено проходить в квартиру. Так что примета «Через порог передавать нельзя» во время пандемии коронавируса уже не работает.

— Многие бабушки переживают за волонтеров: «А как она понесет тяжелые сумки? Я ведь живу далеко от остановки… Можно ли отправить юношу?». А потом еще и пытаются отблагодарить. «Бабушка хотела мне заплатить», «А меня пытались чаем напоить», — пишут волонтеры в чате. Но это запрещено, поэтому мы отказываемся, — рассказывает волонтер Анастасия Кашлова. — Прямо над нашим штабом живет старушка, которой мы тоже часто носим продукты. Но она знает, что на чай звать бесполезно, поэтому насыпала нам килограмм конфет и выставила их в коридоре.

Анастасия — студентка медуниверситета. Она занимается волонтерством уже четвертую неделю, в перерывах между сменами в детской областной больнице, где служит младшей медсестрой. Настя принимает звонки в call-центре и потому может рассказать о самых необычных просьбах:

— Нас уже не раз просили наколоть дров, принести воду с колонки, затопить баню, вынести мусор. Для такой работы, конечно, важно иметь в штабе парней. А самая странная заявка — мясо нарубить, но это небезопасно, нужно было бы в дом заходить, а нельзя, поэтому пришлось отказать.

У каждого волонтера есть памятка: как часто менять маску и перчатки, измерять температуру, соблюдать дистанцию. Важно отметить, что добровольцев не посылают к людям, которые находятся на строгом карантине, то есть прибывших из эндемичных стран и городов с повышенной заболеваемостью.

— Волонтеры нам нужны здоровыми, поэтому мы к таким людям не ездим. Ребятам необязательно наведываться в штаб после каждой заявки, тем более если они развозят продукты у себя в отдаленном районе. Но раз в один-два дня все они всё равно появляются здесь, чтобы получить новый комплект масок и перчаток, вернуть деньги (если брали под расписку), завезти документы на выдачу бесплатных продуктовых наборов. Заодно они на нас посмотрят, мы на них посмотрим, — продолжает Екатерина. — У нас работают люди ответственные, при малейших недомоганиях они сами остаются дома. Ведь галочки в чек-листе можно и просто так проставить, а свое здоровье и безопасность окружающих дороже.

 «Это моя бабушка» 

В волонтерском чате сейчас 236 человек. Заявки разбирают как горячие пирожки. В первые же 5–10 минут находится желающий помочь, даже если везти продукты нужно за город. Иногда в списке значится только картошка и хлеб, иногда — длинный перечень с указанием магазинов, в которых все это нужно купить. Порой это даже облегчает задачу волонтеру: пришел в указанный магазин и собрал весь набор, но иной раз заставляет побегать по городу несколько часов. Далеко не все волонтеры имеют личные автомобили, и на этот случай в распоряжении штаба есть четыре машины с водителями, выделенные администрацией Иркутска. Кроме того, глава региона Игорь Кобзев пообещал предоставить еще три транспортных средства.

«Объехала весь центр ради определенного жидкого мыла», «Заказ разросся с 20 яиц до 80 и трех десятков кг крупы», «Проезд к дому еле нашла. А потом выяснилось, что нужно было купить черные галеты, а не белые. Пришлось поменять. Зато неплохой вечерний фитнес получился», — весело делятся своими приключениями волонтеры в чате. К пожеланиям пенсионеров большинство относится терпеливо и с пониманием.

— У нас уже появились постоянные клиенты, мы их узнаем не по голосу, а по адресу, — отмечает Анастасия. — Одна бабушка звонит раз в неделю и просит закупиться. У нее даже есть определенный волонтер, который наизусть знает, где что купить, он сразу перехватывает заявку: «Это моя бабушка».

На одной из заявок нам достался длинный список лекарств, который нужно было приобрести в аптеке на бульваре Рябикова, а затем отвезти в Ново-Ленино. На другой конец города бабушки отправляют волонтеров не из вредности: просто они знают, где продукты вкуснее, а лекарства — дешевле, и для них это важно. Аккуратно собрав все по списку, мы отправились на улицу Розы Люксембург с двумя пакетами медикаментов. Сумма вышла немаленькая — почти пять тысяч рублей. Увидев чек, пенсионерка заметно поникла. Порывшись в карманах халата, вытащила четыре тысячных купюры и… неожиданно расплакалась. К тому, что покупки могут выйти за бюджет пенсионера, мы были готовы. В таких случаях разницу может взять на себя волонтер или ее закроют из резервов штаба. В любом случае спокойствие бабушки важнее, чем несколько сотен рублей.

Со следующим заказом повезло: весь перечень продуктов нашелся в соседнем магазине. А вот заключительную заявку пришлось собирать по трем магазинам: бабушка просила молоко и хлеб определенного производителя, как тут отказать. Но благодарность, которой светились ее глаза, стоила часовой беготни.

— Можно вас конфеткой угостить? Нельзя? Ну, хоть имя свое скажите, я запомню, — провожала меня старушка, старательно вглядываясь в лицо, прикрытое маской. И тут я подумала: когда закончится пандемия и мы все выйдем из дома, бабушки и волонтеры, быть может, столкнутся на улице без масок и не узнают друг друга, но их сердца обязательно екнут.

Фото Валентина Карпова

ВАЖНО

Всероссийская горячая линия 8 (800) 200 34 11

Горячая линия в Иркутской области 39 99 99

ЦИФРЫ

78 579 волонтеров акции «Мы вместе» по всей России

1 385 133 звонка на горячую линию поступило за все время акции

162 857 обращений зарегистрировано

117 984 обращения выполнены