Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

Если бы не пандемия коронавируса, то сейчас в мыслях иркутян был бы, конечно, один хоккей. Турнир группы А чемпионата мира по бенди должен был начаться 31 марта в новой ледовой арене «Байкал». Но из-за коронавируса все спортивные мероприятия начиная от местных соревнований и заканчивая Летними Олимпийскими играми — 2020 перенесли на более позднее время. Мы решили, что сейчас самое время вспомнить прошлое и обсудить настоящее с нашими заслуженными деятелями спорта. Итак, известный иркутский тренер Евгений Выборов — о том, как он готовил монгольскую сборную и почему в Швеции хоккейная культура лучше, чем в России.

Евгений Петрович — прирожденный тренер и замечательный организатор. Зайдя в редакцию на интервью, он сходу просит лист бумаги и ручку. «Надо составить план беседы, чтобы ничего не забыть», — объясняет известный тренер. Спустя час на столе лежат три исчерченных листка со схематичным объяснением тактики игры, механизмов выведения молодых игроков на высокий уровень и планов по созданию новой лиги. Благодаря богатейшему профессиональному опыту, весомым знаниям, а также педагогическому желанию все структурировать и вниманию к деталям Выборов может научить премудростям хоккея кого угодно.

Долгое время Евгений Петрович возглавлял сборную Монголии по бенди, а сейчас он консультант команды. За эти годы его подопечные прошли путь от неуверенных дебютантов до серьезных соперников на международных турнирах. На недавно прошедшем чемпионате мира по хоккею с мячом в Иркутске монгольским хоккеистам совсем немного не хватило до бронзы.

Евгений Петрович, почему именно Монголия?

— Все началось с инициативы Сергея Дубровина, нынешнего директора Музея истории Иркутска, — рассказывает Евгений Выборов. — В 2003–2007 годах как депутат Государственной думы IV созыва он входил в состав межпарламентской группы Россия — Монголия. Сергей Иннокентьевич — фанат спорта. Он создал и возглавил Попечительский совет федерации хоккея с мячом Монголии. В этой стране нашлось немало инициативных людей, влюбленных в спорт и желающих создать команду по бенди. Мы решили помочь монголам развить хоккей с мячом, ведь Иркутск и Улан-Батор — города-побратимы. Кому, как не нам, протянуть руку помощи? В 2006 году монгольская сторона пригласила меня к себе. Мой контракт с «Байкал-Энергией» как раз тогда заканчивался, поэтому приглашение я принял.

Костяк команды тогда уже был?

— Да, до моего приезда они уже однажды сыграли на чемпионате мира, заняли последнее место в группе. На коньках стояли уверенно. А с моим приходом начали совершенствовать технику катания и ведения мяча. Заниматься приходилось на открытых небольших кортах — стадиона для бенди в Монголии нет. Кстати, сборы перед всеми чемпионатами мира мы проводили в Иркутске.

На каком языке вы общались с подопечными?

— Поначалу у меня был переводчик, потом мальчишки стали меня понимать и без него. Я попал в Монголию в очень хорошее время: был расцвет экономики. Город строился, расширялся, к русским хорошо относились. Улицы в Улан-Баторе названы в честь наших известных деятелей: проспект Брежнева, площадь Жукова.

Какие они, монгольские хоккеисты?

— Выносливые. И уверенные в себе: бывает, что до начала игры могут психологически победить соперника. Если предстоит реванш, настраиваются на битву. Если понимают, что могут легко выиграть, могут расслабиться. В этом году на чемпионате мира в матче за третье место проиграли словакам, потому что физически недотянули. Это было объяснимо: кроме чемпионатов мира на большом поле в таком составе они не играют, нет возможности. К тому же таймы в первых матчах длились по 30 минут, а в играх плей-оф уже по 45. На чемпионате мира в Ульяновске после поражения в таком же матче за третье место они плакали, просили прощения: «Мы тебя подвели, тренер». А тут сами понимали, что старались, но устали. Хотя до этого у словаков на групповом этапе выиграли 4:0. У нас в команде шесть молодых игроков плюс девять из старого состава. В сборной Украины — ребята из Суперлиги, у Венгрии — шведские легионеры. То есть у них постоянная практика, а у нас всего неделя на подготовку была.

Самый лучший результат сборной Монголии на чемпионатах мира?

— В 2017 году заняли третье место — проиграли Канаде за выход в финал. Понимаем, что в группу А нам пока очень рано: там свои условия. Нужно, чтобы был внутренний регулярный чемпионат в стране, а такого в Монголии нет. Есть чемпионат по хоккею с шайбой, сейчас планируют построить две ледовые арены. В Монголии, кстати, мы открыли хоккейную школу для детей при российском храме. В основном там занимались ребята из смешанных русско-монгольских семей. Из тех учеников двое сейчас играют в нашей сборной.

Монголам начинать практически с нуля было тяжело. В этом их можно сравнить с хоккеистами из Сомали. Как думаете, почему у сомалийцев нет прогресса?

— У них условия гораздо лучше, чем у монголов: им помогают шведы, финансируют, одеты они с иголочки… Но, наверное, не рождены африканцы быть хоккеистами. Монголы — другое дело, потомки Чингисхана! Есть у них в характере что-то воинственное, к тому же они действительно сильно любят хоккей. Следят за матчами нашей Континентальной хоккейной лиги, знают поименно лучших игроков. И на международных турнирах по хоккею всегда болеют за сборную России.

Как помочь развитию бенди в нашем городе-побратиме?

— Один чемпионат мира для монгольских хоккеистов — это очень мало. Хочется создать лигу Азиатско-Тихоокеанского региона, куда бы вошли Казахстан, Монголия, Япония, Китай, а также два российских города: Хабаровск и Иркутск. В Европе всё рядом, сборные по бенди играют между собой в мини-хоккей. А азиатской части хоккейного мира необходима дополнительная соревновательная практика. Там же можно было бы и нашу молодежь обкатывать. Мы собирались обсудить тему на конгрессе во время чемпионата мира по бенди в Иркутске, но не судьба…

Из-за пандемии отменили и чемпионат мира, и финальную часть чемпионата России. А вы следите за «Байкал-Энергией»?

— Я работаю в региональном Центре развития спортивной инфраструктуры. Наш офис находится рядом с раздевалкой хоккеистов «Байкал-Энергии», так что за судьбой клуба я, конечно же, наблюдаю — родная ведь команда! В этом году они заняли шестое место при солидном финансировании, поэтому у меня, равно как и у остальных иркутских болельщиков, накопились вопросы. Кто занимался укомплектованием команды, почему нет пополнения молодыми игроками, не задействован дубль?.. Обязанности главного тренера сейчас исполняет Максим Блем. Считаю, что он в непростой обстановке отработал на твёрдую четвёрку. В домашних матчах со «СКА-Нефтяником», «Водником» и московским «Динамо» болельщики увидели совсем другую команду. Но на выезде в Новосибирске и Кирове бело-синим не хватило опыта. На сегодня «Байкал-Энергии» необходимо найти золотую середину. Не все игроки способны решать высокие задачи. Поэтому состав необходимо точечно укомплектовать и обратить внимание на своих, иркутских воспитанников.

Раз уж заговорили про дубль… Что нужно, чтобы молодой игрок вышел на уровень Суперлиги?

— Чтобы попасть в команду мастеров, нужно пройти определенные ступени. Первый этап — детская секция. Юный хоккеист должен выигрывать чемпионаты города, области. Тренер должен поставить перед ним задачу — попасть в сборную области, потом — в сборную России по своему возрасту, оттуда — в команду мастеров. Но сейчас «Байкал-Энергия» идет по другому пути: проще взять готового игрока со стороны, чем работать над выводом на более высокий уровень своего воспитанника. Все гонятся за быстрым результатом. Конечно, многое зависит от начальной подготовки: тренеры должны поставить высокую планку перед юными спортсменами. Наработать технику, тактику, владение мячом, катание, комплексное развитие физической подготовки. Меня волнует вопрос квалификации тренеров. Сейчас я пишу методическое пособие, где с позиции своего опыта анализирую основные аспекты работы с хоккеистами. Еще у нас с Сергеем Дубровиным есть идея — создать детскую школу, где бы объединились талантливые ребята из клубов города.

Вы проходили обучение в Швеции. В чем же особенности их хоккейной системы?

— Я плотно работал со шведскими специалистами лет пять-шесть. Когда стал главным тренером «Агрохима», уезжал туда на сборы. Там великолепная инфраструктура, условия для бенди. Очень много детей занимается хоккеем с мячом. Мне было интересно, чем шведский хоккей отличается от нашего. Отмечу, что в то время, когда я там учился, в России и коньков-то своих не было, покупали за границей. А в Швеции ребенок приходит — ему и коньки, и клюшку дадут, лед искусственный предоставят. Комфорт во всем начиная с раздевалок: приходишь на тренировку, а там полотенце лежит, вещи твои постирают, коньки наточат. Культура, отношение к спорту серьезное, поэтому и любят бенди там, и сборная их — одна из сильнейших в мире.

Ваша тренерская карьера богаче игровой. Хороший игрок может стать хорошим тренером или, наоборот, толковые наставники получаются из тех, у кого игровая практика была не такой обширной?

— Я рано стал главным тренером — в 30 лет. Думаю, что все индивидуально. Бывает, что из ярких игроков получаются отличные тренеры. Например, Владимир Янко. Или же Евгений Иванушкин, который сейчас тренирует московское «Динамо». Также отмечу наставника «молодежки» красноярского «Енисея» Евгения Хвалько, Сергея Рогулева из «Сибсельмаша». Сергей Ломанов-старший тоже был отличным игроком: до сих пор спорят, кто в то время был лучше — он или Николай Дураков. А я считаю, что они оба талантливые, уникальные хоккеисты!

О Швеции поговорили, о Монголии тоже. Стоит и про Иркутск сказать…

— Я люблю Иркутск, это мой родной город. Куда бы я ни уезжал, всегда возвращался домой. И пока я жив, хочу помогать развивать наш иркутский вид спорта, чтобы хоккей с мячом процветал!

Фото Андрея Семакина и из архива героя

Справка:

Евгений Выборов родился 27 апреля 1953 года в Черемхово Иркутской области. Выступал полузащитником и нападающим за «Локомотив» (Могоча) — 1972–1975, «Аргунь» (Краснокаменск) — 1975–1979, «Монтажник» — 1979–1981 (играющий тренер — 1980/81), «Юность» (обе — Шелехов) — 1981–1985. Играющий начальник команды (1981–1984) и главный тренер (1984/85) «Юности» (Шелехов). Тренер (1985 — январь 1988) и главный тренер (январь — декабрь 1988) «Локомотива» (Иркутск). Президент (1989–1998) и главный тренер (1989–1997) «Агрохима» (Березники). Вице-президент (1998–2000), главный тренер (декабрь 1999 — 2000) и тренер-селекционер (2001/02) «Сибсканы», главный тренер «Байкал-Энергии» (обе — Иркутск) — 2004–2006. Был наставником «СКА-Свердловск» (Екатеринбург) и «Металлурга» (Братск). Под его руководством «Байкал-Энергия» стала финалистом и третьим призером Кубка России. Награжден медалью ордена II степени «За заслуги перед Отечеством» (1998), почетным знаком Федерации хоккея с мячом России (2003).