Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

Разломать для гостя лепешку, обязательно накормить его пловом и не дать уйти с пустыми руками из дома — это неотъемлемые элементы таджикской культуры. Так проявляется знаменитое гостеприимство одного из самых многочисленных народов Средней Азии. И неважно, где ты находишься, — в Таджикистане или в тысячах километрах от него, в Иркутске: если ты попал в таджикскую семью, будь уверен, что тебя здесь одарят теплотой и щедростью.

История одной семьи

«…В Иркутск мы приехали просто к родственникам погостить, да так и остались», — знакомое начало историй многих людей, кого в столицу Приангарья привели жизненные дороги. Вот и семья Равшана и Саодат Касимовых из далекого Таджикистана осела в полюбившемся им городе на берегу Ангары.

Касимовы оказались в Иркутске 12 лет назад. Тогда младшему из их троих детей — сыну Абубакру — было всего два с половиной года. К тому моменту здесь уже много лет жил отец Саодат. В советские годы он часто ездил в командировки по всей стране, бывал по работе и в Иркутске, а во время развала СССР остался в нашем городе. Сюда к нему перебралась и мама Саодат, и братья. А позже приехал сначала Равшан, а потом и Саодат с детьми. Думали — на несколько месяцев, а остались надолго.

— Я в Иркутске себя чувствую, как дома, если честно. Тут, во-первых, люди доброжелательные. Сколько мы тут живем, ни разу не сталкивались с какой-то нетерпимостью, грубостью. Наоборот, стараются чем-то помочь. Соседи у нас очень хорошие, — говорит Саодат. — Во-вторых, климат нравится. В Таджикистане очень продолжительное лето. В нашем родном городе Худжанде в это время года жарко и ветрено. Если до десяти утра дела по хозяйству не переделаешь, то потом уже невозможно ими заниматься из-за палящего солнца… А тут дышится легко.

А еще моя собеседница добавляет: ведь там хорошо, где твоя семья. Дети Равшана и Саодат фактически выросли в Иркутске. Дочери Нигина и Мадина уже окончили школу и сейчас получают дальнейшее образование. Старшая, Мадина, учится в Китае, а Нигина — в Иркутском медицинском колледже. Сын Абубакр еще школьник. Если в будущем дети захотят остаться в Иркутске, то это будет прекрасно, отмечают родители. К тому же совсем рядом Байкал — чудо, которое редко кого оставляет равнодушным.

— Мы очень любим Байкал, тут такая удивительная природа. Кстати, на нашем языке он звучит как Байкуль. «Куль» — это озеро, а «бай» — это «богатый». Выходит, Байкал переводится как «богатое озеро», и это действительно так. К Байкалу нужно ехать с особым настроем, тогда он одарит тебя всем своим многообразием, — делятся своими впечатлениями Касимовы.

Сохранить родную культуру 

Но как бы тебе ни нравился новый дом, когда ты далеко от места, где родился и вырос, неизбежно по нему скучаешь. А потому даже за тысячи километров от Худжанда Саодат постаралась сохранить частичку родной культуры. В доме Касимовых отведен целый уголок под знаменитые расписные тарелки и куколки в национальных одеяниях, которыми в Таджикистане привлекают туристов сувенирные лавки. А на столах — расшитые вручную скатерти. На родине Касимовых подобными полотнами украшают стены или покрывают невесту перед свадьбой.

Что же обозначают традиционные таджикские орнаменты, которые можно увидеть и на посуде, и на одежде, и даже на стенах и потолках в чайханах — таджикских чайных, где собираются исключительно мужчины? Равшан, чья семья состоит сплошь из художников, поясняет: это все растительные мотивы. Тюльпаны, перцы, различные цветы, и, конечно же, головки хлопка. Этим «белым золотом» Таджикистан на протяжении долгого времени обеспечивал весь Советский Союз. Яркие цветочные мотивы можно найти и на традиционной женской одежде — как праздничной, так и повседневной. Наряд, который называется курта изор, состоит из платья и шаровар.

— Это очень удобная одежда. Для повседневной носки она обычно шьется из хлопчатобумажной ткани, на праздники может быть из бархата, шелка или атласа. Нарядные платья украшаются декоративными камнями и бисером. Вы же знаете, Восток любит роскошь, — смеется Саодат. — Я обязательно надеваю эти платья дома, потому что у нас бывает много гостей, а такая одежда все прикрывает, в ней чувствуешь себя комфортно, она не сковывает движения.

Касимовы сохраняют и традиционный семейный уклад. Не ошибешься, если скажешь, что в основе менталитета любого этноса Средней Азии лежит уважение к старшим, их слово — закон. От этого и отталкиваются в воспитании детей. Саодат говорит, что по-другому быть и не может, так устроена любая правильная семья. Так воспитывали их родители, эти традиции остаются актуальными и до сих пор.

— В нашей национальной традиции девочка в семье должна уметь все. К моему приходу, например, в доме должно быть чисто, прибрано, стол накрыт. Они ждут нас, родителей. К этому моменту чайник уже кипит. Я никогда после еды не мою посуду, сами дочери не позволяют. Это проявление уважения к взрослым, к родителям, бабушкам, дедушкам, оно передается из поколения в поколение, — рассказывает Саодат.

Мальчик же с малых лет должен знать, что он будущий глава семьи. Главенство мужчины — это тоже неизменное правило в таджикской культуре. Именно на нем лежит обязанность обеспечивать благосостояние своих домочадцев. Материальная сторона жизни полностью отдается на откуп мужчине вплоть до покупки продуктов. Женщина же — душа семьи. Она обеспечивает уют в доме, главная ее задача состоит в создании абсолютного комфорта для супруга и детей.

— Надо сказать, что одна из главных черт таджикского народа — это щедрость. Особенно это касается мужчин. Щедрость — первое, что приходит на ум, когда говоришь о таджикском мужчине, — отмечает Саодат.

Ее зять, Анваржан Исламов, режиссер, музыкант и артист, добавляет: щедрость у уроженцев Таджикистана проявляется везде, где бы они ни находились — у себя на родине или за границей.

— Допустим, недавно подвозил двух человек, которые никогда меня до этого не видели, один из них сбегал в магазин и отдал мне лепешку, чтобы я отнес ее жене, детям. Это так принято, это у нас в крови, — рассказывает он.

И вместе с тем Саодат признает: нельзя переехать в другую страну и не интегрироваться в ее культуру. Подтверждение этому тезису находится, как водится, и в языке. В таджикском — наследнике персидского языка — есть аналог всем известной русской присказки о своем уставе и чужом монастыре. А это значит, что, сохраняя собственную культуру, с уважением нужно относиться и к обычаям той страны, которая тебя приняла.

Новый год встречают в марте 

Кстати, про язык. В любой культуре это один из «китов», на котором держится этнос. В повседневном внутрисемейном общении Касимовы используют родной язык, чтобы дети его не забывали.

— Мы дома разговариваем на таджикском, когда выходим за порог, естественно, переходим на русский. Но я не хочу, чтобы дети забывали свой язык. Он же древний, персидский, — говорит Саодат. — Я заметила, что многие свой язык теряют, и это плохо. Часто бывает так, что даже родители подстраиваются под своих детей и начинают разговаривать исключительно на русском, не обучая детей родному языку.

Язык — важный элемент, скрепляющий семью. А таджики — очень семейный народ. И все праздники у них шумные и веселые. Совсем недавно, 21 марта, отмечали Навруз, который дословно переводится как «новый день». Это одновременно и Новый год, и чествование прихода весны у тюркских народов. Вот уже третий год подряд в доме Касимовых на день весеннего равноденствия собираются женщины, чтобы приготовить главный кулинарный символ Навруза — суманак.

Для этого угощения проращивается пшеница, затем вместе с корешками перемалывается, полученную массу укладывают в глубокий казан, заливают водой, добавляют растительное масло и муку. Казан помещается над огнем, и начинается самое сложное. Суманак нужно варить, по правилам, 24 часа, постоянно помешивая.

— Мы делали его 12 часов, начали в три часа дня. На протяжении всего этого времени у нас устраивали песни и пляски, было очень весело. Во время готовки каждый участник обязательно должен загадать самое сокровенное желание, особенно это касается юных незамужних девушек, — говорит Саодат.

Суманак готовится без сахара, но в результате получается очень сладкое густое лакомство карамельно-коричневого цвета, по вкусу отдаленно напоминающее яблочный джем. Готовят таджики много, чтобы угостить родственников, всех соседей и просто посторонних людей. Считается, что чем больше человек попробует лакомство, тем богаче в новом году будет урожай и лучше благосостояние семьи.

Плов — всему голова 

Еще одно угощение, без которого невозможно представить таджикский стол, — это плов. У каждой семьи, хозяйки и хозяина есть свои секреты, как его готовить. По мнению Саодат Касимовой, главное в плове — это зажарка, или зирбак. Сама она его готовит так, как научил ее свекр: сначала обжаривается мясо, затем уже лук, морковь и нут. Потом и очередь риса настает. В уже готовое блюдо каждый добавляет что душе угодно. Это могут быть даже ядра граната. Сам плов едят не столовыми приборами, а исключительно руками с общего блюда, проявляя, таким образом, уважение к пище.

И так каждое воскресенье — в этот день принято обязательно собираться всей семьей.

Совсем скоро у таджиков, как и у всех мусульман, настанет период отказа от еды и воды в светлое время суток. С 24 апреля наступает Рамадан — самый важный для мусульман месяц, в течение которого предписывается соблюдать строгий пост.

— Люди постятся 30 дней, это очищение и благодарение. Я обязательно держу пост. Сколько себя помню, столько и следую этой традиции, — рассказывает Анваржан Исламов.

От приема пищи и воды мусульмане отказываются от того времени, когда «черная нитка начинает отличаться от белой» до полного захода солнца. Но воздержание не самоцель поста. Это возможность вырасти духовно, время переосмысления самого себя, своих приоритетов. Завершится этот месяц праздником Рамадан-Байрам.

А затем весь мусульманский мир отметит Курбан-Байрам. Накануне принято обмениваться все тем же пловом, а на сам праздник мужчины обязательно покупают барашка, разделывают его, готовят и раздают опять же всем, кому возможно.

Касимовы и их близкие родственники трепетно хранят традиции своих предков, стараясь за суетой мира, в котором мы живем, оставлять место для самого важного, что есть у каждого из народов.

За пловом и неторопливым разговором о вековых традициях и современных реалиях время проходит незаметно, а охватить все обычаи, о которых еще могли бы поведать их хранители, оказывается, очень сложно — их настолько много, и все они очень разные.

Чего стоят только свадебные традиции, которые, конечно, претерпели некоторые изменения, но сохраняются и сейчас!.. До сих пор при знакомстве молодой пары не обойтись без сватов, приданого и как минимум двух церемоний — «светской» и «народной», белого платья невесты и национального костюма.

Но в чем можно не сомневаться, так это в том, что любой праздник обязательно пройдет с размахом, на какой только способен таджикский народ, будет душевным, шумным и веселым. И щедрым. Без щедрости ведь Восток — не Восток…

Фото автора и из архива семьи Касымовых