Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

«Экскурсия — это как кулинария. Молодая хозяйка открывает поваренную книгу и готовит строго по рецепту. Опытная хозяйка все делает на глазок и знает, когда добавить перчинку», — вдохновенно рассказывают о своем мастерстве музейные сотрудники. К международному Дню экскурсовода, который отмечается 21 февраля, мы поговорили с представителями этой профессии и узнали, что такое Малое и Большое кольцо Иркутска и в чем особенности лекций для высокопоставленных гостей.

Елена Манушкина (музей В. Г. Распутина): «Нас сложно поставить в тупик неожиданным вопросом»

Впервые в музей Елена Геннадьевна пришла в 1994 году. Тогда после окончания исторического факультета Иркутского педагогического института перед ней встал вопрос, куда идти дальше: в школу или в музей? Она выбрала второе, тем более что в архитектурно-этнографическом музее «Тальцы» открылась вакансия. Тема этнографии была близка Елене , выросшей в Качугском районе.

— Деревенский быт — это родная среда для меня. Позднее даже выяснилось, что известный  дом Шеметовой в Тальцах — это дом бабушки моих соседей. Он интересен тем, что сложен из рубленого, а не пиленого бревна. Приземистый, с небольшими оконцами и неровно выступающими бревнами — настоящая сибирская изба, — рассказывает Елена Манушкина, заведующая отделом Иркутского областного краеведческого музея «Музей В.Г. Распутина».

Первые экскурсии Елены прошло на удивление гладко и спокойно. «Просто у меня был хороший учитель — Ирина Ивановна Терновая», — объясняет экскурсовод. После семи лет в «Тальцах» Елена Геннадьевна устроилась работать в фонды Иркутского областного краеведческого музея.

— Когда я пришла в музей, сразу подметила, что здесь работают исключительно яркие и интересные сотрудники, умные, творческие, — говорит Елена Геннадьевна. — Проводить экскурсии и дежурить в выставочных залах полагалось всем сотрудникам. Первое время я встречала гостей в Спасской церкви, где до 2006 года размещался один из наших выставочных отделов. Помню, как во время осмотра мы поднимались по темной узкой лестнице, устроенной прямо в стене, и выходили на колокольню. Оттуда открывался великолепный вид на историческую часть Иркутска. На гостей это производило неизгладимое впечатление!

Елена Геннадьевна проводила экскурсии по православным храмам (считаются самыми популярными), «колчаковским местам», по Байкалу и достопримечательностям Иркутска. Оказывается, существуют два стандартных городских маршрута. Так называемое Малое кольцо начинается с места основания Иркутска, включает в себя Знаменский монастырь, памятник Александру III, проезд по улице Большой (Карла Маркса). А «Большое кольцо» захватывает левый берег, Академгородок и плотину ГЭС, но сейчас по этому маршруту гостей водят редко — слишком велика вероятность собрать все дорожные пробки.

— Костяк каждой экскурсии разработан методическим отделом, а мы на него нанизываем дополнительные факты, истории, городские легенды, а иногда и разнообразные шутки. Многие экскурсоводы-фрилансеры любят делать акценты на «жареных» фактах. Для нас, музейщиков, в первую очередь важны научные факты, на них и опираемся. Может, поэтому нас так сложно поставить в тупик неожиданным вопросом В моей практике такого не было. Даже если ты не знаешь точного ответа, можно подключить общие исторические знания и свою эрудицию, — рассуждает экскурсовод.

С 2017 года Елена Геннадьевна возглавляет Музей В.Г. Распутина. За это время при ее участии разработаны два новых маршрута: «Иркутск Валентина Распутина» и трехдневный тур «Путешествие на родину писателя», включающий поездку в Усть-Уду и Аталанку. В прошлом году он был признан «Лучшим познавательным маршрутом» по итогам регионального конкурса Всероссийской туристской премии «Маршрут года».

— Главное для экскурсовода — умение грамотно и интересно подать материал. Нужно избавляться от слов-паразитов, следить за дыханием, управлять тембром, модуляциями голоса, — объясняет заведующая отделом. — Бывают рассказчики, что упиваются собой и не замечают реакции слушателей. А ведь это первое, на что должен ориентироваться хороший экскурсовод.

Топ-5 неизвестных фактов о Валентине Распутине от экскурсовода 

  1. У Валентина Григорьевича польско-цыганские корни со стороны матери. А со стороны отца в его роду были русские старожилы.
  2. В школьном аттестате у Вали Распутина были сплошные пятерки, но золотую медаль ему так и не дали — он написал выпускное сочинение на «четверку».
  3. В 1962 году Валентина Распутина уволили с Иркутской студии телевидения за то, что снял передачу о репрессированном писателе Петре Петрове (его имя сегодня носит иркутский Дом литераторов).
  4. До 1965 года Валентин Григорьевич по большей части занимался журналистикой. Переломным моментом стал Читинский семинар начинающих писателей, где его творчество и стиль были высоко оценены. С того момента он переключился на литературную работу.
  5. Светлана Ивановна, супруга Валентина Григорьевича, была дочерью известного сибирского писателя Ивана Ивановича Молчанова-Сибирского.

Яна Черных (галерея современного искусства Виктора Бронштейна): «Сложные группы — это азарт!»

— С самого детства, посещая музеи, я смотрела на экскурсоводов с открытым ртом и думала: «Какая же у них классная работа! Они так много знают и так интересно рассказывают». И поэтому, когда четыре с половиной года назад в галерее появилась возможность взять на себя еще и экскурсионную деятельность, я с радостью согласилась, — рассказывает Яна Черных, координатор проектов «Галереи Виктора Бронштейна».

Свою первую экскурсию Яна помнит отчетливо. Это была нашумевшая выставка «Ульгер» по авторским куклам семьи Даши Намдакова. Гостей в тот вечер было очень много, и на экскурсию собралось более 40 человек.

— Если честно, это волнительное состояние я переживаю каждую первую экскурсию по новой выставке. Но через 10 минут все улетучивается, и ты просто получаешь удовольствие, — признается девушка. — Перед каждым новым проектом приходится много читать об авторе выставки и его техниках, знакомиться с искусствоведческим материалом, учить пятнадцать-двадцать страниц текста. Мой секрет — я всегда вычленяю для себя главную мысль о картине или скульптуре, а затем вокруг нее собираю остальные факты.

Галерея Бронштейна нередко открывает миру новых художников, чье творчество еще нигде не описано. В таком случае экскурсоводу приходится черпать информацию в личной беседе с творцом, так сказать, из первых уст. В этих случаях экскурсовод становится посредником между художником и зрителем.

— В 2018 году в галерее проходила мировая премьера выставки «Другое измерение», это была новая коллекция работ Даши Намдакова, и исчерпывающей информации о ней еще не было, — вспоминает Яна. — Хорошо, что искусствовед арт-фонда Даши Намдакова помогла разобраться. Сам Даши редко говорит о своих работах и их интерпретации, философскую или символическую информацию от него получить сложно. Нет никакого правильного ответа, считает он: что ты видишь, что ты чувствуешь — это и есть верное толкование.

Яна провела экскурсии по более чем 25 выставочным проектам. Каждая из них как конструктор: в зависимости от гостя можно менять факты местами, какие-то детали выкидывать, какие-то — добавлять. Например, для семилетних детей (а в галерее есть адаптированная школьная экскурсия по творчеству Даши Намдакова) делают акцент на авторских куклах, на образах животных в скульптуре.

— Бывают сложные группы, которые не можешь раскачать даже на четвертой скульптуре. Но это даже азартно! Начинаешь вовлекать их другими способами, иногда приходится применять и артистические навыки,  выкладывать все новые и новые факты, — рассказывает экскурсовод. — И человек, который стоял с каменным лицом, вдруг оживляется, у него зажигается огонек в глазах, под конец экскурсии уже подходит с вопросами или благодарностью.

По мнению Яны Черных, главное в экскурсионной деятельности — неравнодушное отношение и уважение к посетителю. Рассказывать нужно так, чтобы самому было интересно себя слушать.

— Бывая в разных музеях, я каждый раз прислушиваюсь к лекциям экскурсоводов. Больше всего впечатляют экскурсоводы детских групп: они умеют так ловко заинтересовать и объяснить сложную информацию — мне до них еще расти и расти, — не скрывает восторга Яна. — Чего бы мне точно не хотелось, так это говорить заученным текстом. Зритель сразу это считывает и теряет интерес к выставке. И еще одно табу — это подсказки. В руках экскурсовода не должно быть никаких бумажек и шпаргалок. Иногда думаешь: «Эх, было бы здорово провести первую экскурсию с наушниками», но, конечно, это невозможно.

Топ-5 неизвестных фактов о Даши Намдакове от экскурсовода 

  1. После окончания красноярского художественного института Даши занимался ремонтом ювелирных изделий. Во время работы начал делать интересные вещи и продавать их. На эти деньги он стал отливать свои первые бронзовые скульптуры.
  2. Самая первая авторская кукла семьи Даши Намдакова находится в коллекции музыканта Андрея Макаревича.
  3. Скульптура «Царская охота» — это уменьшенный вариант монументальной композиции, расположенной в Республике Тыва.
  4. В Усть-Ордынском автономном округе в 2003 году установлена монументальная скульптура Даши Намдакова с одноименным названием «Усть-Орда». Юная бурятка едет на лошади по бескрайним степям. Эта скульптура стала его первой работой, установленной на открытом воздухе.
  5. Талантливые молодые скульпторы из Улан-Удэ, Красноярска, Хакасии имеют возможность пройти практику в бронзолитейной мастерской скульптора Даши Намдакова в Италии (г. Пьетра-Санта).

Ксения Никонова (Музей истории г. Иркутска): «Экскурсию для министра пришлось проводить под покровом ночи» 

В апреле будет 20 лет, как Ксения Никонова работает в Музее истории г. Иркутска им. А. М. Сибирякова. С самого детства такие учреждения представлялись ей священным местом — в одно из них она и попала, будучи студенткой истфака госуниверситета. Через три месяца ей сообщили, что придется водить экскурсии — собственно, как и любому научному сотруднику.

— Я была в ужасе: «Как я, не иркутянка, девочка из северного поселка, буду рассказывать про город?!» И я принялась много читать: книги, очерки, исторические путеводители об Иркутске. Свой первый выход помню до сих пор. Приехали ученики московской школы. На автобусную экскурсию у них не хватало денег, поэтому попросили пешеходную. Мы начали прогулку от сквера Кирова, двинулись к Вечному огню, затем по улицам Ленина и Карла Маркса, вышли на набережную Ангары, где в то время еще стоял шпиль, — вспоминает Ксения. — Было очень страшно, я все боялась, когда же они начнут задавать вопросы… Сейчас любопытных экскурсантов я уже не боюсь. Даже если на какой-то вопрос у меня нет ответа, я честно признаюсь, что это не моя специализация (например, военная история), и предлагаю поискать ответ вместе прямо сейчас.

Автобусные экскурсии оказались еще сложнее пешеходных. Ведь транспорт в любой момент может встать в пробку, и тогда приходится импровизировать: пускать в ход весь свой запас знаний, историй и городских легенд, чтобы заполнить паузу.

Если человек впервые в Иркутске и ничего о нем не знает, Ксения ведет рассказ крупными мазками, искусно вплетая городские события в мировую историю. С коренными иркутянами и подкованными туристами, наоборот, углубляется в детали.

— Самая необычная экскурсия по музею выдалась, когда к нам приехало пять автобусов с китайскими спортсменами. Мы задействовали пять экскурсоводов и три филиала музея: Отдел истории, Музей городского быта и Дом ремесел. Важно было четко соблюдать тайминг, чтобы нигде не столкнуться. Гости остались в полном восторге, они увезли с собой много новых знаний и сделанные своими руками сувениры: куклу-скрутку и глиняные фигурки.

За столько лет практики Ксении Никоновой часто приходилось принимать высоких гостей. Ее лекции с интересом слушали мэры городов-побратимов Иркутска, члены Ассоциации муниципальных образований Иркутской области и даже бывший министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской. Экскурсию для политика пришлось проводить практически под покровом ночи.

— Сергей Ефимович случайно заглянул сюда вечером, часов в восемь, когда в музее уже никого не было, кроме меня и сторожа. Попросил провести его по музею, рассказать про Иркутск. Как можно было отказать! Он произвел впечатление человека начитанного, умного, неравнодушного к истории — было видно, что зашел в музей по зову сердца, а не потому, что так положено, — говорит Ксения Никонова. — Самое сложное в экскурсии с высокими гостями — они постоянно отвлекаются на телефонные звонки, решают какие-то важные вопросы. Плюс нужно быть готовой к любым изменениям маршрута: его могут сократить, удлинить, добавить новые объекты.

Ксения Никонова признается: даже за 20 лет работы в музее экскурсионная деятельность не превратилась в рутину, каждую прогулку по городу она до сих пор ждет с нетерпением. Наверное, поэтому у нее никогда не бывает двух одинаковых экскурсий.

Топ-5 неизвестных фактов об Иркутске от экскурсовода 

  1. Иркутск иногда называют городом трех Александров, т. к. здесь установлены памятники Александру III, Александру Колчаку и Александру Вампилову.
  2. Когда строились Московские ворота, кое-кто злословил, что готовят Триумфальную арку для победителя в Отечественной войне 1812 года. Есть предположения, что к ее строительству приложили руку французы — архитекторы, находившиеся на государственной службе в столице и «на всякий случай» высланные в Иркутск с началом войны.
  3. До строительства ГЭС река Ангара замерзала каждый год. Именно зимой в Иркутске нередко случались наводнения: образовывался донный лед, сужал русло и выталкивал воду изнутри. Река заливала улицы 5-й Армии и Карла Маркса, люди спасались на лодках. Последнее такое крупное подтопление случилось в 1952 году, когда вода дошла до улицы Степана Разина.
  4. Легенда о существовании подземного города под Иркутском имеет косвенное подтверждение. Когда в районе Центрального рынка обнаруживались провалы, музейные сотрудники спускались туда, находили кирпичную кладку, своды, небольшие помещения. Многие ходы затоплены или засыпаны, поэтому восстановить всю подземную сеть не представляется возможным.
  5. Хотя Иркутск расположен в сейсмоопасной зоне, разрушительных землетрясений здесь никогда не было. Одно из крупнейших произошло в 1862 году, тогда сила подземных толчков в эпицентре достигала 10 баллов, в городе — 8 баллов. По стенам ползли трещины, сами собой звонили церковные колокола, но деревянные дома стояли прочно.

Фото Александра Вавилова, Александра Новикова и из архива героев