Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

В центре Иркутска, в декабристском квартале, образованном деревянными усадьбами Трубецких и Волконских, время остановилось полтора века назад. Подлинные предметы той эпохи безмолвно (а иногда и очень мелодично) рассказывают о жизни декабристов, их сибирском быте, трепетном отношении внутри семей. Здесь можно увидеть обручальные кольца супругов Волконских, выкованные из кандального железа, единственное в мире действующее пирамидальное фортепиано конца XVIII века, на котором дети обучались музыке, изящные бисерные вышивки княгини Екатерины Трубецкой и ее проникновенные письма к мужу. К 50-летию Иркутского музея декабристов газета «Иркутск» запускает проект, где представит самые интересные экспонаты. Открывает нашу рубрику музыкальная шкатулка княгини Волконских, которая сегодня обрела уже четвертую жизнь.

Музыка их связала 

В будуаре княгини Марии Волконской гостей встречает нежная мелодия, словно сотканная из щебета птиц. Эти волшебные звуки издает старинная музыкальная шкатулка, возраст которой приближается ко второму столетию. Мария Николаевна трепетно оберегала этот предмет — он служил ей напоминанием о беззаботной светской жизни, которую она вела до сибирской каторги.

В 1854 году, когда Мария Николаевна уже поселилась в Иркутске, эту шкатулку ей прислала в подарок небезызвестная Зинаида Александровна Волконская (урожденная Белосельская) — жена брата Сергея Григорьевича Никиты. Она была видной фигурой XIX века, хозяйкой известного музыкально-литературного салона в Москве, знаковой женщиной в жизни Александра I. Поэт Александр Пушкин, нередко посещавший ее салон, даже нарек Зинаиду «царицей муз и красоты».

— Зинаида Александровна встречалась с невесткой всего лишь раз в жизни — когда Мария Николаевна по пути в Сибирь остановилась у нее проездом на пару дней. Зинаида слыла женщиной смелой, непокорной и, конечно, была не согласна с тем, как обошлись с декабристами. Она устроила для своей невестки прощальный вечер в музыкальном салоне, за что потом, кстати, попала под тайный надзор полиции, — рассказывает Людмила Болгова, организатор экскурсий Иркутского музея декабристов.

«Зная мою страсть к музыке, она пригласила всех итальянских певцов, бывших тогда в Москве, и несколько талантливых девиц московского общества. Я была в восторге от чудного итальянского пения, а мысль, что я слышу его в последний раз, еще усиливала мой восторг. В дороге я простудилась и совершенно потеряла голос, а пели именно те вещи, которые я лучше всего знала; меня мучила невозможность принять участие в пении. Я говорила им: «Еще, еще, подумайте, ведь я больше никогда не услышу музыки», — вспоминала об этом прощальном вечере Мария Николаевна в своих «Записках».

Когда Волконская уезжала, Зинаида Александровна тайком прикрепила к ее повозке ящик с клавикордами. В Сибири это спасло жену декабриста от глубокого одиночества, на которое она была обречена в первое время.

«Моему удивлению и восторгу не было предела, когда я увидела клавикорды, которые моя милая Зинаида Волконская велела привязать сзади моей кибитки, тихонько от меня. Это внимание было тем более ценно, что в то время во всем Иркутске имелось лишь одно фортепьяно, которое принадлежало губернатору. Я села играть и петь и не чувствовала себя уже такой одинокой».

А в 1854 году Зинаида Александровна передала в Иркутск с Софьей Волконской, сестрой Сергея Григорьевича, удивительную музыкальную шкатулку. Изящный деревянный инструмент, выполненный в стиле «второе рококо», стал гордостью княгини Волконской. Долгое время шкатулка радовала слух хозяев и гостей дома, но затем бесследно исчезла. Реликвия вернулась в музей только в 1920 году, ее принес кто-то из иркутян. До середины 80-х шкатулка еще издавала звуки, но затем замолчала…

Секретный механизм 

Возраст шкатулки удалось установить по мелодиям, записанным на ее валик, — экспонат датируется 1853 годом. С того времени инструмент ни разу не реставрировался. К концу XX века ее деревянный корпус покрылся глубокими трещинами-морщинами, несколько деталей воспроизводящего механизма были утрачены, шкатулка больше не играла — она нуждалась в срочной комплексной реставрации.

— Сенатор от Республики Бурятия Виталий Борисович Малкин во время посещения нашего музея узнал историю этого экспоната и вызвался оплатить дорогостоящую реставрацию. Квалифицированных мастеров, которые бы взялись за восстановление уникального предмета, в Иркутске не нашлось, поэтому шкатулку пришлось отправить в Москву, к специалистам Политехнического музея. Стоимость работ составила около 280 тысяч рублей, — продолжает Людмила Болгова.

В течение трех месяцев над мемориальной реликвией трудились реставратор механизмов И.С. Григорьев и реставратор дерева С.И. Лесин. Они демонтировали весь механизм, промыли и почистили мельчайшие детали, избавили инструмент от пыли, грязи и коррозии, восполнили утраченные детали и декоративные элементы, зашпаклевали и восстановили утраты деревянного корпуса. При разборке механизма обнаружилась его главная особенность: пневматическая приставка, или, проще говоря, небольшие меха, сконструированные безымянным швейцарским мастером XIX века. Именно они дают необычное переливчатое звучание, напоминающее щебет птиц. Московские реставраторы отметили, что такие образцы в их практике встречаются крайне редко.

— Это была первая профессиональная комплексная реставрация шкатулки, однако при ее демонтаже реставраторы обнаружили две надписи, свидетельствующие о более ранних ремонтах. Они производились в 1893 и 1986 годах, — сообщают сотрудники музея. — Во время одного из них мастер кощунственно заменил один из колокольчиков… обычным велосипедным звонком.

Реликвию удалось восстановить почти полностью. Не поддался ремонту только механизм, приводящий в движение маленькую птичку, которая вращалась под музыку. Спустя двадцать лет молчания из деревянного ящичка вновь полились старинные мелодии. На валик шкатулки было записано 6 оперных мелодий XIX века, в том числе увертюра из оперы Россини «Сибирский цирюльник», немецкий вальс «Лист на ветру», «Трубадур» Верди.

— Реставраторы предупредили, что механизм очень старый и запускать шкатулку рекомендуется как можно реже. Перед нами встал вопрос, как демонстрировать красоту ее звучания гостям музея, — рассуждает директор Иркутского областного историко-мемориального Музея декабристов Елена Добрынина. — И мы нашли выход: записали мелодию, засняли принцип работы механизма шкатулки и включили все это в наш аудиовизуальный комплекс. Теперь в будуаре княгини Волконской не смолкает нежное птичье пение.

Фото Валентина Карпова