Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

 Побывав в других городах и странах, мы всегда отмечаем главные особенности этих мест: центральные улицы, самые красивые здания, лучшие заведения… А какое мнение о нашем городе складывается у иностранцев? Задавшись этим вопросом, мы отправились гулять по центру Иркутска с архитекторами из Индии и Египта, участвующими в IV сессии Зимнего Градостроительного университета.

«Иркутяне — милые и… высокие» 

В день нашей прогулки Иркутск оттаял. Термометр показывал около нуля, было безветренно, светило солнце. Для наших героев Сатйаджита Мала и Амра Мухамеда Алкуамари, а также переводчика Валентины такая погода оказалась идеальной для променада по городу.

Мы встречаемся на недавно отремонтированной улице Урицкого. Сатйаджит уже гулял по ней в первый день своего пребывания в Иркутске и говорит, что это место ему понравилось.

— Заметно, что это новая улица: всем своим видом она приглашает прогуляться по ней, — отмечает Амр.

Архитекторы в России впервые. До этого Сатйаджит был в Москве два дня, а в Иркутск прилетел чуть раньше остальных, так что было время изучить город.

— Я много читал про архитектуру Иркутска, — рассказывает Сатйаджит, пока мы неспешно идем по Карла Маркса. — Из всего, что видел в интернете, больше всего запомнилась Казанская церковь в Рабочем. Я даже съездил туда на трамвае! Было интересно посмотреть в Иркутске именно этот транспорт, поскольку он отличается от аналогичного вида в Индии. У нас раньше было много трамваев, но из-за того, что население быстро растет, они стали невыгодными и остались только в одном городе, моем родном — Калькутте. Мне очень понравилось, что в Иркутске трамваи оснащены навигационной системой и есть возможность посмотреть, где находится транспорт. В нашей стране эта система не так развита.

Сатйаджит успел погулять по городу до начала сессии зимнего университета. Он отмечает, что иркутяне — очень милые, активные и высокие.

— Я стараюсь общаться с людьми через мобильное приложение-переводчик. И даже купил на рынке русскую шапку-ушанку, мне удалось сторговаться с продавцом — с тысячи рублей он сбавил до 600, — с улыбкой рассказывает Сатйаджит.

Цель — преобразить Жилкино 

Улицу Карла Маркса Сатйаджит нашел приятной и красивой. Он признается: перед тем как попасть сюда, читал про Карла Маркса, поэтому считает ее главной.

— Это позвоночник города, — говорит Амр. — Ведь большинство других улиц ведет сюда. Очень активная улица, важная для города. Я читал, что большая часть Иркутска была деревянной, а после большого пожара здесь начали строить более стойкие к огню дома. У города много разных лиц: и деревянное обличье, и каменное, и исторические постройки, и современные здания.

Амр окончил бакалавриат в Каире, магистратуру в Испании, и вот уже 7 лет он — практикующий архитектор. Сатйаджит окончил в Нью-Дели бакалавриат и магистратуру, практиковался в Юго-Западной Азии. Работает в градостроительной отрасли пять лет. В рамках сессии Зимнего градуниверситета молодые люди разрабатывают проекты по развитию поселка Жилкино в Иркутске, они кураторы групп. Готовые проекты представят 23 февраля.

— Жилкино — это, используя архитектурный термин, депрессивная территория, — рассказывают архитекторы. — И большинство участников градуниверситета задавались вопросом, как это исправить. Ведь исторически поселок был важной градообразующей точкой, там появился первый монастырь, эта территория стала индустриальным центром. Над преобразованием Жилкино интересно работать.

Кстати, в поселке наши новые знакомые обнаружили высокую деревянную горку и оценили зимнее развлечение. «Не могли накататься!» — со смехом признаются иностранцы. Как раз и в скверике между улицей Ленина и Марата, куда мы пришли, стоит горка. Сатйаджит и Амр с радостью скатились и с нее. А увидев ледяные скульптуры, они что-то эмоционально выспрашивали у переводчика.

— Спрашивают, неужели в России в начале зимы строят ледяные скульптуры, которые к весне все равно растают? — смеется переводчица Валя. — Амр интересуется, неужели вы это делаете каждый год? Восхитительно!

Трамвай — лучший вид транспорта 

Года два назад мы проводили такую же прогулку с сербским баскетболистом, выступающим за иркутскую команду, Филипом Самойловичем. Он признавался тогда: «Увидев деревянные дома, ужаснулся: как же там люди живут? Наверное, там очень холодно!» А что же думают архитекторы, глядя на деревянную застройку?

— Мы точно не думаем, что там холодно, — смеются они. — Понимаем, что строители учитывали климатические особенности территории, и если бы с деревом были проблемы, то дома строили бы из другого материала.

Амр отметил, что ему всегда было интересно узнать, какие технологии были применены при возведении этих зданий. Сатйаджит рассказал, что видел подобную архитектуру в Гималаях.

— Деревянные дома должны оставаться как история, но нужно задействовать современные технологии, чтобы сохранить их, — говорит индийский архитектор. — Если они смогли простоять так долго, мы должны приложить все усилия, чтобы они продолжили жить.

Амр в Египте как раз работает над проектом по сохранению и взаимодействию памятников архитектуры с современностью.

— Эти дома — история, через них можно увидеть, какие люди жили в городе, — говорит он. — Памятники архитектуры должны сохраняться, ведь они рассказывают историю города и его людей.

Мимо проезжает трамвай: Сатйаджит фотографирует его.

— Он идет туда, где мы живем, — улыбаясь, объясняет он.

— Почему у вас такой интерес к трамваям? — интересуемся мы.

— Это экологичный вид транспорта, он дешевле, чем личный и другой общественный, который ездит на бензине, — говорит Сатйаджит. — Трамваи удобны для пожилых людей и детей, так как всегда ездят по определенному маршруту, и это более спокойный транспорт. Большинство городов, когда начинают развиваться, сбрасывают со счетов трамваи и троллейбусы, однако если взглянуть на развитые города, как, например, Копенгаген, то можно увидеть, что они не только сохраняют общественный транспорт, но и делают его бесплатным. Это важная инициатива, к которой нужно стремиться.

Сатйаджит говорит, что в Нью-Дели трафик движения, конечно, намного выше, чем в Иркутске. Тем не менее отмечает, что у нас хороший транспорт: есть просторные трамваи, троллейбусы, они не перегружены пассажирами.

— По сравнению с Египтом ваши улицы менее загружены, очень хорошо спланированы, — подчеркивает Амр. — В Египте есть личные машины и общественный транспорт, который, по сути, частный: просто знакомые объединяются и ездят вместе по близким маршрутам.

Амр отметил: для него как градостроителя интересно, что большинство улиц в Иркутске односторонние.

— Считается, что это такой продвинутый прием, — говорит он. — Организовать односторонние улицы сложнее, чем двусторонние. Чаще всего центры большинства города исторические и рассчитаны на широкое двустороннее движение. Поэтому, если город может достойно организовать одностороннее движение — это оценивается как сложное планирование и важное для горожан обустройство. Ведь таким образом движение становится более упорядоченным и комфортным.

«Привезу в Иркутск семью!» 

Наша прогулка подходит к концу. К счастью, гости не успели замерзнуть.

— В первые дни было очень холодно, а сегодня мы наслаждаемся погодой, — улыбается Амр.

— В Индии уже при +17 °С считается прохладно, — добавляет Сатйаджит. — А сегодня ноль градусов, но мы не мерзнем, ходим не застегиваясь.

Помимо градостроительных особенностей, иностранцы успели оценить в Иркутске и русскую кухню. Сатйаджит заметил, что в меню наших кафе много картофеля и мало приправ.

— Еда в Индии богата специями, чего нельзя сказать о русской кухне, — отмечает он. — Когда мы ездили на Байкал, ели «деревенскую» еду: суп-рассольник и макароны с говяжьей котлетой. Мне сильно понравилось, было вкусно, я даже подошел к поварам и спросил, как это называется.

В Иркутске магистрам архитектуры нравится. Амр признается: очень хотел бы потом привезти сюда свою семью.

— Чаще всего россияне ездят на отдых в Египет, а случаев обратной связи мало, — говорит он. — Хочу показать родным город, который мне так понравился. Мое пребывание здесь — это отличный опыт!

Мы прощаемся с Амром и Сатйаджитом, архитекторы отправляются работать над проектами. А нам кажется, что, посмотрев на родной город глазами гостей из далеких стран, мы и сами влюбились в него вновь.

Фото Валентина Карпова