Новости Иркутска

Мы продолжаем цикл публикаций рубрики «Человек и дело» рассказом о Григории Хенохе. Год назад он открыл в Иркутске свой первый букинистический магазин, тогда же инициировал создание регионального Союза библиофилов. О своем увлечении Григорий говорит: «Читать для меня — как дышать». Особое место на его книжных полках занимают редкие издания и справочная литература, изданная специально для библиофилов-коллекционеров.

В моей рабоче-крестьянской семье не было людей, фанатично любивших чтение. Интерес к книгам во мне пробудила школьный библиотекарь, которую директор время от времени просил заменить заболевшего учителя. Она потрясающе пересказывала детские произведения. Но звонок, как правило, прерывал повествование на самом интересном месте, и тогда весь класс бежал в библиотеку за книгой, сюжет который остался незаконченным. Так в моем детстве появились «Волшебник изумрудного города», а за ним «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» Александра Волкова, «Четвертая высота» Елены Ильиной, «Пещерный мальчик» Эрнеста Д’Эрвильи и множество других увлекательных произведений.

Герой нашей сегодняшней публикации, Григорий Хенох, в отличие от меня вырос среди книг. Его мама работала редактором издательства Иркутского государственного университета, и он с самых ранних лет видел, как рождаются книги. Кроме родителей, вкус к хорошей литературе ему прививали бабушка, учитель французского языка, и дедушка, директор иркутской школы № 18. «Сколько себя помню, я всегда читал книги. Читать для меня — как дышать», — говорит Григорий.

Во время учебы в университете, как и многие студенты, начал подрабатывать. Работу выбрал по зову сердца, став продавцом-консультантом в крупнейшем книжном магазине Иркутска «Продалитъ». Это давало возможность «дышать полной грудью» в настоящем книжном раю, где обитали 175 тысяч наименований самых разных изданий.

— Я был хорошим консультантом, но мне всегда хотелось попробовать сделать что-то свое. Открыть какое-то собственное дело, — вспоминает Григорий. — Я отдавал себе отчет, что конкурировать с «Продалитомъ» бессмысленно. Решил попробовать себя в рекламном бизнесе, открыл агентство, но довольно быстро понял, что это не мое, что душа к этому не лежит.

И он вернулся в свой книжный рай. Набирался опыта, учился, читал новые книги, перечитывал старые.

— Бывало когда-нибудь ощущение пресыщенности, что вроде бы прочитал уже всё и ничего нового в книгах больше нет? Берешь ее в руки, начинаешь читать и понимаешь, что неинтересно, что всё уже знаешь наперед.

— Нет, это не про меня. Если неинтересно, просто откладываешь книгу в сторону и берешь другую, — улыбаясь, говорит Григорий.

Подростком он был увлечен творчеством Сергея Лукьяненко, Ника Перумова, читал и перечитывал братьев Стругацких, Макса Фрая, Михаила Булгакова.

— Я люблю пересматривать фильмы, которые уже видела и которые люблю, но, как правило, просмотр сопровождается вопросами моих близких людей: «Зачем ты десятый раз пересматриваешь этот фильм?» А зачем перечитывать давно знакомые книги?

— Роман Стругацких «Град обреченный» я впервые прочел в 18 лет. Ну что я мог тогда понять? В разном возрасте одно и то же произведение воспринимается совершенно по-разному. Если ты читаешь классику в школе — это одна история. Если читаешь ее взрослым — это вторая история. А если ты читаешь ее, перемежая с литературоведческими трудами, то это уже третья история. Я часто читаю лекции в библиотеках. Готовясь, читаю труды о литературе Иосифа Бродского и начинаю перечитывать его стихи. Прочитаешь лекции Кропоткина о русской литературе, перечитываешь Кропоткина. Прочитаешь лекции Набокова, перечитываешь Набокова. Я думаю, с фильмами, которые люди пересматривают по многу раз, то же самое. Их содержание меняется, когда меняется наше восприятие.

Год назад Григорий все-таки вырос до понимания, какое дело предназначено именно для него. Книги ведь, как люди, стареют, но их жизнь, как и жизнь людей, должна быть наполнена смыслом. Смысл жизни книг в том, чтобы они находили новых читателей. В домашней библиотеке Григория Хеноха к тому времени хранилось восемь тысяч изданий. Собрав в команду несколько единомышленников, он открыл магазин, поначалу наполнив его собственными книгами.

— С тех пор как я занялся коммерцией, моя домашняя библиотека поредела примерно до полутора тысяч изданий. Я оставил только коллекционные книги, например, «Алису в стране чудес» Льюиса Кэрролла, изданную в разные годы. А также библиофильские издания, — рассказал Григорий.

Постепенно букинистической литературы становилось все больше. Сейчас книги в свои магазины, один из которых находится в доме № 72 по улице Карла Либкнехта, а второй — в фойе библиотеки им. Молчанова-Сибирского в Академгородке, Григорий принимает очень избирательно. Объясняет это тем, что площади невелики и на все книги места просто не хватит. При этом ассортимент подбирается так, чтобы удовлетворять интерес самых разных покупателей. Здесь можно за очень умеренную цену купить практически все книги школьной программы по литературе. Томик произведений Толстого, Чехова, Достоевского будет стоить от 50 до 100 рублей.

— Мы уже привыкли, что книги стоят дорого, но забыли, что кроме новых книг есть старые. Они самые разнообразные по тематике, по возрастным предпочтениям. И цены на них в разы ниже, — объясняет Григорий.

Есть в магазине и дорогие книги — библиографическая редкость. К ним Григорий питает особую любовь. Еще один его приоритет — произведения иркутских писателей и поэтов. У него собраны издания более ста местных авторов.

— Быть владельцем магазина букинистической книги — это с точки зрения бизнеса выгодно?

— Все зависит от того, насколько ты как владелец погружен в рабочий процесс. Если ты посадил за прилавок человека, которому все равно, книгами или картошкой торговать, то у вас ничего не получится. Этот бизнес требует, чтобы ты сам лично занимался им 24 часа в сутки, чтобы расширял всеми доступными средствами круг людей, заинтересованных в чтении. Я с этой целью выступаю в библиотеках с лекциями, участвую в организации книжных выставок, изучив опыт коллег в Москве и Санкт-Петербурге, инициировал создание областного Союза библиофилов. Этой работой вместе со мной занимаются люди, так же фанатично преданные книге — мои партнеры, семейная пара Юля и Вадим. Союз библиофилов мы основали вместе с Максимом Куделей, Александром Снарским, Алексеем Петровым, Егором Коршуновым. Для одного человека это дело совершенно неподъемное.

— На фоне развития технологий у книг, по вашему мнению, есть будущее?

— Помните, как герой фильма «Москва слезам не верит» много лет убеждал всех, что с появлением телевидения не станет ни кино, ни театра? Книга в ее традиционном виде существует уже более тысячи лет и не собирается сдавать свои позиции из-за появления гаджетов. Об этом очень убедительно рассуждает Умберто Эко в своем эссе, которое называется «Не надейтесь избавиться от книг». Почитайте, и вы получите ответ на свой вопрос.

— Люди сегодня склонны придавать всему вокруг прикладное значение. Что вы можете сказать о пользе чтения?

— Чтение полезно хотя бы потому, что способствует развитию нейронных связей в клетках головного мозга. С точки зрения физиологии это значит, что болезнь Альцгеймера или склероз представляют для читающего человека меньшую угрозу, нежели для того, кто не открыл в течение жизни ни одной книжки.

Если же не рассматривать вопрос с позиций физиологии, то люди читают, во-первых, для удовольствия, во-вторых, для повышения профессиональной квалификации, и в-третьих, из желания найти ответы на свои экзистенциальные вопросы.

— А для чего читаете вы?

— Макса Фрая, например, я читаю для удовольствия, иркутских авторов усиленно вычитываю для того, чтобы иметь представление, что происходит на литературном поприще в нашем городе и регионе, то есть для повышения профессиональной квалификации. И еще, как я уже отметил, я читаю потому, что просто не могу не читать.

Фото Валентина Карпова