Новости Иркутска

Играли в Курилку, катались по Ушаковке на санях и творили молитву — в дореволюционном Иркутске Рождество всегда было одним из самых значимых и веселых праздников. В нашем материале мы расскажем, какими были рождественские традиции иркутян пару веков назад и как их сохраняют сегодня.

В канун Рождества (6 января) православные горожане убирались в домах и топили бани, помогали бедным, посещали больных. С появлением на небе первой звезды люди приступали к праздничной трапезе, однако перед ее началом в красном углу избы зажигалась лампада, ставились свечи, и вся семья во главе с хозяином дома молилась. В ужин Сочельника было принято готовить разнообразные блюда, среди которых обязательной была кутья и сочиво (рисовый или ячменный взвар с медом, ягодами и орехами).

В праздничное утро горожане ходили в храм помолиться на заутрене и обедне. Следующие три дня иркутяне делали визиты — поздравляли родителей и старших родственников с Рождеством, принимали гостей в своем доме.

Двенадцатидневный цикл — период с момента рождения Христа и до Крещения — называли Святками. В святочные дни дети всех сословий ходили по домам со звездой в руках и пели его хозяевам христославы. Это символизировало приход волхвов, ведомых чудесной звездой, взошедшей над Вифлеемом в момент рождения младенца Иисуса. Ребята любили петь рацейки (колядки) и даже соревновались между собой, кто больше выучит. Текст традиционных песенных колядок содержал выпрашивание у хозяев дома даров и угрозы за отказ одарить колядовщиков. Например, вот такую «карилку» пели местные: «Не дадите тарку, уведем у вас ярку. Не дадите пирожка, мы корову за рожка». Добрые хозяева дарили колядовщикам «козульки» — печенье в виде домашних животных и птиц, которое выпекали в Сочельник.

Еще был обычай прятать кукол в чулане или класть их лицом вниз. При этом приговаривали, что негоже играть ими в святые вечера, так как проказник шелекун (нечистый дух) непременно навредит хозяйке игрушки.

Не угодно ли с вертепом? 

В один из дней по городу ходили мальчики с вертепом — двухъярусным ящиком, в котором показывали сцены из Рождества Христова. Роли действующих лиц выполняли деревянные игрушки в стилизованных костюмах. В верхнем ярусе вертепа представляли поклонение пастырей и волхвов, бегство в Египет, Крещение, а в нижнем разыгрывались сцены, связанные с царем Иродом. Каждый эпизод сопровождался пением хора. По вечерам, когда на улице уже смеркалось, в ставни стучали актеры. «Кто там?» — «Не угодно ли с вертепом?» Услышав стук, дети упрашивали родителей впустить вертеп в дом. По словам сибирской писательницы Екатерины Авдеевой-Полевой, иркутский святочный вертеп был для нее настолько ярким детским воспоминанием, что даже первоклассные пьесы не смогли превзойти его.

Маскарады, игрища и гадания 

Днем в святочные дни местные жители катались на санях по застывшей Ангаре и Ушаковке, а по вечерам рядились медведями, цыганками и чертями, разгуливая по центральным улицам и пугая народ. Молодежь собиралась в избах и играла в Короля, имена, в жмурки или Курилку — садились в круг, зажигали лучину и, передавая ее друг другу, приговаривали: «Жил-был Курилка, ножки тоненькие, душа коротенькая. Не умри, Курилка, не оставь печали, не заставь плясать». Каждый старался скорее передать Курилку, приговаривая: «Жив». У кого погасла лучина, тот выполнял задание.

Наигравшись, разъезжались по домам, а некоторые, особенно девицы, оставались гадать о суженом, о том, весело ли проживут следующий год. Лили олово, воск и по вылитым фигурам читали пророчества. Около полуночи девушки выходили во двор «полоть снег». Набирали его в фартук, качали, приговаривая: «Полю, полю бел снег. Где собака залает, там мой суженый». Толстый и хриплый лай пророчил в мужья старика, звонкий и тонкий — молодца. Также бросали за ворота валенок и пели подблюдные песни.

В книге «Записки и замечания о Сибири» писательница Екатерина Авдеева-Полевая вспоминает: «Я сама нарочно испытывала многое, но мне никогда ничего не чудилось. Напротив, от других я слыхала чудеса, и они божились, что это точно было. Однажды три девушки сговорились идти гадать на прорубь. Взяли бычью кожу, очертились и сели как надобно. Вдруг слышат, кожу кто-то тащит в воду. Девушки: «Чур того! Полно!» Однако напрасно. Они побежали домой, но за ними погоня, вслед им кричат: «Копылиха, постой! Обвариха, постой! Барыня, постой!». Они, творя молитву, насилу добежали, да скорей ворота на запор. Но что же вышло? В течение года одна из девушек обварилась кипятком и умерла, другая упала и зашиблась об копылья саней, а третья вышла замуж за дворянина».

То — XIX век. Но и в век XXI о народных рождественских традициях все еще помнят. Ежегодно Дом ремесел и фольклора проводит семинары-практикумы по празднованию Рождества в Иркутске. В этом году центр сделал совместный проект со студентами училища культуры — поставил спектакль «Ночь перед Рождеством».

— На зимний праздничный цикл всегда приходилось несколько традиций, с принятием христианства — Рождество, а до него — языческий праздник, связанный с днями зимнего солнцеворота. Сейчас мы одновременно поддерживаем несколько традиций, каждая из которых по-своему важна, что мы продемонстрировали в нашей рождественской постановке, — рассказывает заведующая Домом ремесел и фольклора Лидия Григорьевна Эверстова. — Ребятам удалось вжиться в образы деревенских жителей, которые ждут восхода первой звезды. В традиционных костюмах, сшитых мастерами народного искусства, девчонки гадали на бобах о суженом, а парни демонстрировали кукольный вертеп, сопровождая его песнопениями. Студенты прочитали разную литературу о праздновании Рождества, подготовились, изучили тексты ритуалов, будь то колядки или гадания. Главное, что им удалось увидеть древние традиции. Думаю, что в их душе теперь есть чувство настоящего народного праздника.