Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

Католики всего мира 25 декабря отмечают Рождество. Для иркутской католической общины, в которую входят и русские, и армяне, и поляки, и литовцы, и корейцы, и представители других национальностей, этот день тоже особый. У каждого из народов есть свои обычаи празднования Рождества. Сегодня наша газета расскажет, как переплелись армянские и католические традиции в семье Мисака и Марине Симонян и их сына Петроса.

Когда в дом приходит праздник 

Вот уже на протяжении нескольких дней подряд по вечерам в свете фонарей видно, как сеет мелкий снежок, укрывая наш город сияющим белым полотном. Иркутск переодевается в переливающееся облачение гирлянд. Теплый декабрь дает горожанам почувствовать настроение приближающихся новогодних праздников. А в одном из домов в микрорайоне Солнечный еще в конце последнего осеннего месяца уже поселился дух Рождества.

Семья Симонян — католики армянского обряда. Это значит, что адвент — предрождественский пост — начинается у них с 29 ноября. К этому дню Марине своими руками создает венок из еловых веток с четырьмя свечами. Три из них фиолетового цвета, что символизирует ожидание рождения Христа, четвертая — розовая — означает радость пастухов, дождавшихся этого счастливого момента. По традиции, свечи должны зажигаться поочередно каждое воскресенье адвента. А еще можно поставить четыре фигурки ангелочков, которые каждую неделю приносят благую весть.

Елка — главный атрибут рождественских праздников в доме — появляется в начале декабря, шестого числа, ко Дню святого Николая — покровителя путешественников и детей.

— Я стараюсь к этому времени елку подготовить, чтобы под ней лежали сладкие подарки. Цветовую гамму для украшения елочки выбираю единую, но каждый год меняю: один год холодные цвета и пастель, другой — золото и красный. Это у меня зависит от настроения, — рассказывает Марине. — Что касается Святого Николая из Миры, то он был епископом из богатой семьи, тайно раздавал бедным людям помощь. Такая традиция и осталась. Но у нас приняты ко Дню Николая только сладкие подарки — шоколадки, сникерсы всякие.

Чуть погодя Марине Симонян устраивает и домашний вертеп. Хор ангелов, пастух, библейские вол и осел, Младенец в яслях в центре — перед гостями семьи разворачивается знакомая всем с детства сцена рождения Христова. Есть здесь и вифлеемская звезда, и сибирские символы — снег и елочка.

— Наше детство прошло в Советском Союзе, и тогда таких вертепов не делали, старались относиться к этому осторожнее, потому это были скорее сценки на иконках, — вспоминает Марине.

Праздничные традиции 

Мисак и Марине Симонян — «рождественские» дети. Глава семейства отмечает день рождения 22 декабря, а его спутница жизни — в сам праздник, 25 декабря. Марине живет в Иркутске вот уже 30 лет, Мисак — 22 года. Здесь родился и их сын Петрос, окончивший в этом году гимназию № 25, теперь он студент сибирско-американского факультета ИГУ. Но знакомы Мисак и Марине гораздо дольше, почти всю жизнь, с самого детства — вместе росли в Грузии, отмечали праздники, укрепляли традиции, складывавшиеся из поколения в поколение.

— Рождество для нас — это и религиозный, и семейный праздник, потому что мы все-таки традиционная христианская семья. То, что было заложено в нашем детстве, — это оставило свои следы. Мы чтим традиции, молимся, по воскресеньям и на праздники ходим в церковь на мессы, — рассказывает Марине.

Выросшие среди католиков, впитавшие с молоком матери и мудростью армянских бабушек и дедушек национальные традиции, Мисак и Марине и после переезда в Иркутск не оставили обычаи своей диаспоры. Марине была среди первых прихожан Церкви Успения Девы Марии, больше известной как Польский костел на сквере Кирова, где в начале 90-х годов возобновились богослужения. А потом и Марине, и Мисак принимали активное участие в проекте по созданию Собора Непорочного Сердца Божией Матери напротив Политеха (совр. ИрНИТУ). Мисак руководил строительством часовни Мира и Примирения — она находится справа от кафедрального собора.

— Мы и сохранили армянские традиции, и переняли те, что нравятся нам в польской церкви. На рождество, например, собирается вся семья: моя родная сестра с детьми, двоюродные сестры с семьями. Компания получается большая, почти 20 человек, — рассказывает Марине.

От своих бабушек она переняла традицию готовить на рождественский стол харису — пшеничную кашу с целой курицей, разваренной до такого состояния, что мясо птицы не чувствуется. Армянские женщины у себя на родине вместо курицы используют ягненка и томят кашу целую ночь в тандыре, раздавая наутро после службы готовое блюдо всем нуждающимся. В условиях современной кухни готовить харису по всем правилам не так-то легко, потому в ход идет курица. Но даже так кашу нужно варить всю ночь.

— Хариса — это армянское блюдо, связанное с историей почитаемого в Армении Григория Просветителя. По преданию, он провел почти 15 лет в темнице, а когда его выпустили оттуда, он приготовил эту кашу для всех бедняков. Сейчас ее принято варить на все большие праздники, — делится Марине.

Еще одна армянская традиция — гата из слоеного теста с монеткой или фасолинкой. Их пекут много, но в одну обязательно прячут такой сюрприз: кому попадется, тому прочат скорую свадьбу или прибавление в семействе.

От традиций поляков в семье Симонян взяли обычай готовить на Сочельник 12 постных блюд. А еще — делиться облаткой перед вечерней мессой. Тонкий хлебец с тиснеными христианскими изображениями — это символ единения. Когда облатку делят между членами семьи, близкие просят друг у друга прощения. Если за столом гость, то звучат пожелания здоровья, успеха, благополучия, счастья. Но главное на столе, за которым совершается рождественская трапеза, — фигурка Иисуса, «хлеб небесный». В семье Симонян для этого есть специальная корзиночка, куда кладут сено, куколку Младенца и облатку.

Родом из детства 

Образ Младенца для семьи Симонян — особенный. Сын Мисак и Марине Петрос, еще будучи полугодовалым малышом, сыграл новорожденного Иисуса в традиционном рождественском спектакле, который ежегодно устраивают иркутские католики: лежал в яслях и, по замечанию тогдашнего епископа, очень вовремя заплакал. С тех пор Петрос всегда принимает участие в постановках.

— Для меня наши традиции, вера — это суть жизни. Просто так жить неинтересно, надо во что-то верить. А Иисус для меня — друг, я с ним всегда общался на подсознательном уровне. Думаю, что большинство традиций, которых придерживается наша семья, будут соблюдаться и в моей семье, — говорит юноша.

Нынче Петрос получил роль святого Римско-католической церкви Арнольда Янссена в рождественском спектакле, который покажут в Соборе Непорочного Сердца Божией Матери 29 декабря. В этом году иркутянам расскажут историю маленькой девочки, переживающей из-за отсутствия материального подарка на рождение Христова. Малютку в вечер перед Рождеством посетят архангел Гавриил и другие святые и объяснят ей, что самый главный подарок каждого человека — отношение к богу.

А в январе в Иркутске пройдет и фестиваль рождественских спектаклей. Театральные зарисовки представят дети и молодежь из католических приходов Иркутска, Ангарска, Усолья-Сибирского и даже других регионов. Коллективы представят на суд зрителей как классические вариации постановок, так и их авангардное прочтение.

Кстати, по армянским традициям, детям на следующий день после Рождества, Пасхи и нескольких других праздников принято дарить сладкий подарок, причем это может быть даже всего одна конфетка. Такой обычай — это отголосок языческих времен: уже тогда считалось, что каждый ребенок должен быть счастлив, а сладости — символ этого счастья. Марине рассказывает, что в ее детстве бабушка раздавала всем домочадцам «Московский шоколад». В своей семье женщина сохранила эту традицию.

Ко всем — по-семейному 

Семья Марине Симонян — армянская семья в классическом ее представлении. Мисак немногословен. Он настоящий добытчик, глава семьи. Марине — хранительница очага.

— Гостей я принимаю по-армянски. Сейчас много всяких новых современных ресторанов, суши-баров, но я знаю, что наши друзья и близкие ждут от нас соблюдения национальных традиций. Армяне очень гостеприимный народ, и у нас принято оставлять дополнительный прибор для случайных гостей. У нас говорят так: гость — человек Бога, — рассказывает Марине.

Сохраняют в этой семье и свой родной язык. На нем разговаривают все, и Петрос тоже. Есть в семье и молитвенники, написанные красивыми армянскими буквами.

— Я всегда говорю: чтобы бог услышал молитву, хотя бы одну нужно прочитать на армянском языке. На родном языке вообще молитва искреннее получается. Ну и на практике испробовано: когда ребенок был маленький, зашалит, зову по-русски — никакой реакции, как по-армянски сказала — сразу среагировал, — смеется Марине и продолжает. — Язык — это история, твое содержание, если его не знать, какой ты армянин. Наш народ древний, первый принявший христианство.

Но причудливым образом семья Симонян вобрала в себя традиции разных культур — армянской, русской, грузинской. В Иркутске они любят отмечать все праздники, посещают историко-мемориальный комплекс «Иерусалимская гора» в День народного единства, с удовольствием участвуют в Дне города.

— Причем все наши культуры мне нравятся — и грузинская, и русская, и нравится, что в нашем Иркутске они мирно сосуществуют. Мне нравится, что везде можно оставаться армянкой. Я никогда не скрывала своей национальности и никогда никаких упреков не слышала. Соседи у нас очень хорошие, — делится Марине.

— Мы, правда, больше с бабушками ладим, — добавляет, улыбаясь, Мисак.

Старшему поколению, особенно ушедшему в мир иной, в семье особый почет. После каждого крупного праздника объявляется День усопших, когда семья молится за своих предков. Но особое отношение к тем близким, кто погиб во время Великой Отечественной войны. Поэтому для семьи Мисака и Марине День Победы — один из важнейших праздников.

— В нашем селе более 140 человек не вернулись с войны, это почти половина мужчин. Призывали же совсем молодых на войну, — говорит Мисак. — У меня дедушка пропал без вести и нашли его только в 1981 году, он в братской могиле в Воронеже был похоронен. Мы тогда всей семьей отправились туда.

У Марине пропал без вести брат ее бабушки. Ее не стало восемь лет назад, но до последнего дня женщина хотела узнать, где он хотя бы был похоронен. И в прошлом году семья получила информацию, что, скорее всего, в Керчи, в Крыму. Чтобы почтить память родных, семья Симонян каждый год встает в ряды Бессмертного полка вместе с тысячами иркутян, которые во время шествия подтверждают, что до сих пор ничто не забыто и никто не забыт.

Фото Валентина Карпова и из архива семьи Симонян