Новости Иркутска

Для иркутянки Галины Константиновны Жук Новый год всегда был самым любимым праздником. Именно поэтому она трепетно хранит не только старинные елочные игрушки, но и воспоминания о том, как во времена ее детства отмечали этот волшебный праздник.

Новогодние забавы 

Галина Константиновна рассказывает, что, сколько себя помнит, в их доме Новый год всегда был с елкой. Готовиться к празднику начинали заранее. Стряпали пельмени, причем мясо для них рубили сечками в специальных деревянных корытцах, морозили сырники, которые ели мерзлыми. В канун нового года пекли пироги со всевозможными начинками, булочки, фигурные пряники. А на Рождество стряпали хворост, запекали мясо, курицу или утку (гуся). Жарили котлеты, голубцы и рыбу, готовили расколотку.

— Слово «коляда» мы не знали, у нас говорили «славить», — вспоминает Галина Константиновна. — Люди молодые наряжались, или, как тогда говорили, маскировались, надевали маски, шубы выворачивали, приделывали смешные усы, бороды, а из ярких цветных ситцевых занавесок-штор делали длинные и широкие юбки. И в таком смешном одеянии они вечером выходили на улицу, играли, шутили, пугали друг друга, смеялись, иногда славили, но только у своих хорошо знакомых или соседей.

Помнит иркутянка и свой первый утренник — это было в 1937 году в яслях села Хомутово.

— Мне было три года, я не помню, какие на елке были игрушки, но помню, что стояла она напротив манежа, — рассказывает она. — Я была с мамой, всем было весело, детям дарили игрушки, мне подарили большого гуся на колесах, на нем можно было ездить верхом. Ясли по тем временам были очень богатые, отдельно была столовая, игровая комната, спальня, и малышовая, где находились дети-груднички. Было много разных игрушек, во дворе были две деревянные горки, и с этих горок дети катались на больших педальных машинах. Детей в яслях переодевали во всю ясельную одежду, штанишки, рубашки, платья, панамки. И подарки на новый год были хорошие, дорогие, и родители за них нисколько не платили.

Особенные воспоминания у Галины Константиновны связаны с новогодними праздниками военных лет. Несмотря на суровые времена, взрослые все равно старались сохранить для детей праздник. И хотя подарков со сладостями не дарили, в школе обязательно украшали елку, учителя придумывали интересные сценарии.

— Елка была сплошь увешанная стеклянными игрушками. Были и картонные, много было ватных украшений. Мы, мальчишки и девчонки, с большим интересом, а иногда и с удивлением разглядывали в первую очередь именно ватные игрушки. Елку можно было долго изучать и находить на ней все новые и забавные игрушки. А какие интересные сценарии придумывали наши учителя!.. Особенно старались в этом деле Ольга Александровна, учительница английского языка, и учитель начальных классов Евдокия Яковлевна Леонтьева-Саватеева. Конечно, большое место в этих сценариях занимала тема войны.

Вскоре после войны, наверное, в 1946 году, я была на елке во Дворце пионеров в Иркутске. Елка была неплохая, подарки были отличные — большой пакет из серой бумаги, в нем килограмма два разной карамели и печенья, и было непонятно, где устроители этой елки в такое голодное время достали так много сладостей, да еще бесплатно.

В 50-х годах XX века появилась традиция ставить елки на главных площадях Иркутска и украшать центральные магазины города к Новому году.

— На центральном рынке, в районе теперешней автостоянки, всегда ставили высокую елку, украшенную настоящими игрушками. А вокруг нее жители деревень торговали разными овощами, причем многие привозили свой товар на колхозных лошадях, и прямо на санях было все разложено. Елку разглядывали, но никто и никогда не снимал с нее игрушки, — говорит Галина Жук. — Интересно и красиво было на площади Кирова. Елка была наряжена настоящими игрушками, вокруг было много красочных или, даже можно сказать, сказочных, временных ларьков, например, избушка на курьих ножках, а в ней баба Яга продает горячие блины.

Весело проходили новогодние праздники и в студенческой среде. Молодежь в общежитиях не только наряжала елку, но и украшала стены нарисованными стенгазетами, проводила различные выставки, устраивала танцы и маскарад.

— Играл духовой оркестр, танцевали вальс, польку, фокстрот и падеграс. Было много смеха, разных шуток. Некоторые маскарадные костюмы были так искусно сделаны, что кто именно из студентов в них, было не узнать, — с улыбкой вспоминает Галина Константиновна. — Я помню, как Люся Никифорова, худенькая девушка в костюме черта, весь вечер выделывала интересные трюки, и всем было от этого весело, но еще веселее и интереснее было, когда она сняла маску. Или Вика Брагина, красивая девушка, предстала в новогодний вечер в образе смешной старухи, ее тоже не могли узнать. Или три богатыря — три молодых парня-студента, тоже были не узнаваемые. И что интересно, костюмы делали тогда практически «из ничего», но они получались правдоподобными и были для всех забавны.

Игрушечная россыпь 

Очень давно Галина Константиновна собирает елочные игрушки. В ее коллекции украшения разных лет, есть и очень редкие, можно даже сказать, уникальные. Говорит, в игрушках, изготовленных в довоенные годы, чувствуется душа, они сделаны с большой любовью и фантазией.

— Игрушки были и стеклянные, и картонные, и бумажные, и ватные. Какое удовольствие было их разглядывать, а разглядывать было что, — делится с нами Галина Жук. — Это и летящая ласточка, а на спине у нее — Дюймовочка, медведь на санках с мячиком, маленький поросенок с соской на бутылочке, завернутый в одеялко, разные балерины, клоуны, снеговики, дети на коньках, повар с поварешкой, девочки со скакалками, с мячиками, с муфтами, утка в капоре…  Всего и не перечислить. Я как сейчас помню удивленное лицо одного мальчика, когда он увидел маленькую ватную куколку, завернутую в одеяло. И помню девочку, которой предложили выбрать себе любую игрушку с елки, и она выбрала ватного зайчика с узелком на протянутых лапках, и когда ее спросили, почему именно этого зайчика, она сказала: «Мне его так жалко, он, бедный, бежит куда-то». А это значит, что игрушка была сделана хорошо.

Стеклянные игрушки тридцатых годов были тоже красивые — всевозможные шары, прожектора, фонарики, чайники, самовары, дирижабли, шишки, орехи, рыбки, птицы, сердечки, звездочки, домики, бусы и даже трубы духового оркестра. Некоторые продавались наборами в коробках, но большинство поштучно. Я помню, как во время войны появился елочный стеклянный виноград, совсем как настоящий, кисти были почти в натуральную величину, и еще была как настоящая красная смородина.

После войны игрушек почти не было, а те, что были, мне не нравились. А вот в пятидесятые годы ватных игрушек почти уже не стало, но зато стеклянных человечков было много красивых и разных, и эти стеклянные человечки на прищепках заменили ватные игрушки. У нас не было разве что цветной мишуры — только золотого цвета, но зато были стеклянные бусы. Не было таких красивых масок, как теперь, капрона и нейлона для шитья костюмов, не было пиротехники, а только бенгальские огни, но игрушки были разные и очень красивые.