Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Официальный Инстаграм-аккаунт:
@gazeta.irkutsk

Считается, что знакомство с творчеством Жана-Батиста Мольера в России началось именно с этой комедии. В конце ХVII века пьесу «Лекарь поневоле» перевела и разыграла в своем тереме царевна Софья Алексеевна. Сейчас произведения великого французского комедиографа — классика театральных подмостков. Совсем недавно пьесу «Лекарь поневоле» поставили в Иркутском академическом драматическом театре имени Н.П. Охлопкова. Премьера состоялась 29 ноября, а накануне прошел генеральный прогон спектакля.

«Пришло время рассказать о нас, о том, какие мы, словами Мольера. В любой его пьесе есть шифр, и этот шифр или «выскакивает» сейчас, или он глубоко спрятан… Мне кажется, что шифр в «Лекаре поневоле» сегодня должен выйти к зрителю. Любой спектакль предполагает диалог со зрителем, но попасть в этот диалог невероятно трудно», — отмечает режиссер-постановщик спектакля, заслуженный деятель искусств России Олег Пермяков.

Перед прогоном он обратился к зрителям:

— На сдаче спектакля режиссеры обычно оправдываются: «Ой, что-то не успели сделать, могут быть накладки»… Я иногда сижу и думаю: «Ну не показывай тогда, если не готово!». А если показываешь, то давай посмотрим. Сегодня мы играем фарс. Это должно быть смешно. Ну, начинаем смеяться!

Зал охотно соглашается.

— Перед спектаклями Мольера всегда выходил слуга Бутон и разогревал публику. Вот я сегодня как слуга Бутон — вышел разогреть зал, —добавляет Олег Пермяков, садясь на свое режиссерское место.

Сюжет пьесы «Лекарь поневоле» — это традиционный фарс. Главный герой Сганарель (его роль исполняет Артем Довгополый) — безалаберный простачок, сборщик хвороста, который любит выпить и поколачивает свою вздорную супругу Мартину. Со сцены их ссоры и начинается спектакль.

— Ты глупа, что придаешь этому значение: это пустяки, которые время от времени необходимы при мирном сожитии; каких-нибудь пять-шесть ударов палкой только разнообразят страсть влюбленных, — так объясняет домашнее насилие Сганарель.

— Ладно, я тебе этого не забуду! Уж я сумею тебя наказать за то, что ты меня побил. У жены найдется всегда возможность отомстить мужу, — раздумывает Мартина.

И долго ждать не пришлось: слуги богатого господина Жеронта ищут «искусного человека, такого особенного медика, который мог бы облегчить болезнь дочери хозяина: она лишилась употребления языка». В голове Мартины мгновенно созревает план… Она отправляет слуг к Сганарелю, расписывая при этом его чудесные таланты врачевателя. И коварно добавляет, что он не признается в своем даре, пока его хорошенько не побьют.

Лука и Валер на радостях внушили плетьми сборщику хвороста, что он великий лекарь. Довольные слуги вручают найденного гения господину Жеронту, упоминая о том, что «перед применением необходима консультация специалиста». И тут начинается комедия… Сганарель, уверивший сам себя в том, что он и вправду лекарь, прописывает мнимой больной Люсинде хлеб, смоченный в вине (ведь волшебная сила этих продуктов развязывает язык!). Слава о его даре доходит до окрестных деревень, и больные несут деньги в надежде побороть недуг…

Сганарель мучается совестью, прельщается золотом и произносит такой монолог: «Когда я увидел, что они изо всех сил хотят меня сделать доктором, я решился им уступить на их собственную ответственность. Ко мне идут со всех концов, и если и вперед так будет, я такого мнения, что мне всю жизнь надо придерживаться медицины. Я нахожу, что это самое лучшее ремесло, потому что худо ли, хорошо ли работаешь — всегда платят одинаково. …Самое же лучшее в этой профессии — что мертвые обладают скромностью и деликатностью величайшею в мире и никогда не жалуются на докторов, которые их уморили…».

Отдельного внимания достойны костюмы: наивный Жеронт в исполнении Игоря Чирвы облачен в короткие клетчатые штаны и красные носки. Такому персонажу можно что угодно всучить, даже «доктора без диплома»! Жена Сганареля носит огромный рюкзак, откуда доносятся детские голоса. Ведь это обыкновенная женская доля: взваливать на себя неподъемный домашний груз!

Во время действия на сцену несколько раз выкатывают манекены как символ обмана и искусственности, выбегает реквизитор, поправляя декорации. Спектакль в спектакле, Мольер в драмтеатре — фарс из жизни кочует на сцену и возвращается к зрителям. «Лекарь поневоле» был написан в XVII веке, но сохранил свою актуальность до сих пор. Что это? Обличение вечных пороков: жадности, глупости, невежества? Еще одна попытка понять человеческую сущность?

«Лекарь поневоле» — это просто фарс. Великолепный, ироничный, яркий, обескураживающий и почему-то дающий надежду. Ведь даже здесь побеждает любовь.

Фото Валентина Карпова