Новости Иркутска

Все началось с филармонии. Света заприметила возле концертной афиши симпатичного парня — высокого блондина с широкими плечами и хорошей улыбкой. Ее она получила, предложив ему лишний билетик. Он честно покачал головой — у меня есть. Жаль, подумалось ей, за такого можно было пойти замуж. Наверное, это был голос судьбы, потому что прошло полвека, а они до сих пор вместе. 

Точный выбор

Выбор был точным, и через столько лет им по-прежнему интересно друг с другом. У Светланы Викторовны и Алексея Максимовича Тереховых много друзей, широкий круг увлечений и разные планы на будущее. Хотя еще вопрос, кто кого выбрал.

Запомнив понравившуюся девушку, Алексей через какое-то время увидел ее на пляже, когда Светлана с маленьким племянником загорала на острове Юность. Тут уж Алексей не упустил свой шанс, показав мальчишке весь арсенал самбистских приемчиков, благо, что был кандидатом в мастера спорта. Племянник Светланы пришел в восторг, да и сама девушка тоже была впечатлена.

Показательные выступления имели успех, вечером они пошли в кино, встречались каждый день, и уже через неделю Алексей сделал предложение. Светлана ответила: «Да!». К тому моменту она защитила диплом в политехническом институте, а Алексей учился на юрфаке университета.

Мечты сбываются

Преддипломную практику Света проходила в подмосковном Домодедово. Студентка понравилась, ей сказали — окончишь учебу, приезжай к нам. Предложение, что называется, запало в душу.

У Светланы был очень интересный диплом. В то время совершенно новая тема, как теперь называют, ноу-хау — производство керамзитобетона. Информация о нем только-только появилась, и знали ее немногие специалисты. Сама писала, сама проиллюстрировала, члены комиссии очень хвалили перспективную работу. Благодаря диплому ее даже хотели оставить на кафедре в институте, чтобы внедрять актуальную технологию в производство. Перспектива была очень соблазнительная — один шаг до кандидатской диссертации. Но что-то у института не срослось с финансами, и девушка поехала в Москву за своей мечтой.

В новый трест в Мытищах свежеиспеченного инженера-строителя взяли сразу. Как молодому специалисту, оплатили проезд, дали комнату в новом доме, подъемные и прописку в Подмосковье. Даже тогда это казалось чудом, но мечты сбываются, надо только верить.

— Меня сначала взяли инженером по технике безопасности, через год перешла в Госгортехнадзор, — рассказывает Светлана Викторовна. — С жильем получилось удачно: к комнате в коммуналке добавили вторую, когда Алексей приехал; и буквально через полгода мы с мужем уже жили в отдельной двухкомнатной квартире.

Сначала какое-то время пришлось жить на два города. Алексей оставался в Иркутске, продолжал учебу в ИГУ и одновременно готовился поступать в московский литинститут им. Горького. Стихи он писал с детства, с «Литературной газетой» и сегодня не расстается, постоянно в курсе всех творческих дел.

Так прошел год, потом литинститут прислал вызов, муж перевелся на вечернее отделение юрфака московского вуза и учился сразу в двух учебных заведениях.

В литинституте готовили и редакторов серьезных толстых журналов, Алексей застал всю старую гвардию. К ним приезжал и Михаил Шолохов лекции читать, ездили к Александру Твардовскому в больницу, когда он заболел. Одновременно Алексей редактировал газету «На боевом посту» в органах МВД.

Жизнь в Солнечном

В Москве они прожили семнадцать лет, а потом уехали на БАМ. Великая стройка тогда только начиналась. Увидели в кино, как там здорово жить. Молодежь работает весело, с энтузиазмом, народ там собрался артистичный и удивительно интересный. Словом, жизнь на БАМе бурлила.

У Алексея жил там брат. Съездил к нему в отпуск посмотреть, вернулся очарованный — поселок великолепный, Амур теплый, рыба непуганая, икры завались. Собрались и поехали, дочке Оле тогда уже семь лет исполнилось.

Поселок Солнечный Хабаровского края оказался действительно красив — новенький, только отстроенный по ленинградскому проекту. Огромный Дворец культуры, весь из мрамора, звезды эстрады и кино с удовольствием туда приезжали. Современный спортивный комплекс тоже из мрамора — два бассейна, несколько саун. Кинотеатр на восемьсот зрителей, гостиницы самого высшего разряда. И природа несказанной красоты…

Поселок построили для сотрудников крупнейшего горно-обогатительного комбината «Солнечный». Три рудника, две обогатительные фабрики, на которых извлекали вольфрам, молибден, олово.

Светлану взяли инженером-строителем в УС-101, военную организацию. На строительные участки на лесовозах ездила, за рулем — вольноотпущенные из заключенных. По молодости опасности не понимала, но никто не тронул, возили, как хрустальную вазу.

— Самое лучшее время моей жизни прошло там, десять счастливых лет, — вспоминает Светлана Викторовна. — Жили очень хорошо, дружно, весело, интересно. Я там и петь, и танцевать начала, в секцию аэробики ходила. Гетры связали, костюмы сшили — и на сцену выступать. Доплясались до того, что поехали на всероссийские соревнования и заняли второе место в стране после Ленинграда.

Алексей сначала редактором местной газеты работал, печатался в краевом издании «Тихоокеанская звезда», публиковал рассказы, вел литературное объединение. Там оказалось много поэтов — народ съехался творческий, романтичный и воодушевленный. Сложилась хорошая молодежная компания, многие из них до сих пор звонят и пишут Тереховым, с удовольствием вспоминают, как здорово жили на БАМе.

Потом Алексей пошел на госслужбу. Сначала, правда, его избрали депутатом районного совета народных депутатов, а позже утвердили замом председателя райисполкома. Территория включала 13 бамовских поселков, так что хлопот хватало.

— Район активно развивали, замышляли строить атомную электростанцию, рельеф позволял ее «запрятать» в скалы, — вспоминает Алексей Максимович. — Но перестройка все сгубила. Партию разогнали, я был последним, кто из нее вышел. Последние взносы заплатил и больше никуда не вступал. Забрал выброшенные бюст Ленина, собрание его сочинений, они до сих пор хранятся на даче. Учетные карточки бывших членов почившей партии под вооруженным конвоем отвез в хабаровский архив.

Получилось, ликвидировали стержень государства, а взамен ничего не придумали. Все поползло-поехало, стало рассыпаться.

Все родное

Обвала дожидаться не стали, пришлось уезжать. В Москву обратно не захотели, вернулись в Иркутск. Домой. Сейчас они в столице бывают очень редко и каждый раз удивляются – как там вообще можно жить? Шумно, суетно, все чужие…

— Я очень жалела бы, если бы не пожила в Москве, я слишком мечтала об этом. А побывав там, поняла, что ничего нет особенного в столичной жизни, — признается Светлана Викторовна. — Активные там только приезжие люди. Все им интересно, везде хотят побывать. А для тех, кто там живет, «столичное» существование — обыденность. Круговорот «работа — дом — работа» засасывает, и никакой праздничности в этой жизни нет. Многие москвичи годами не ходят в музеи и театры.

Вернулись в Иркутск, как в живую воду окунулись, все здесь родное — близкие, друзья детства, любимая природа. Светлана Викторовна по специальности устроилась, Алексей Максимович в системе МВД трудился, карьеру закончил руководителем ФМС.

Когда туда пришел, миграционная политика еще только формировалась. Денег не давали, суды не работали. На какие средства депортировать нарушителей? Нашествие китайцев — это еще полбеды. Было и многое другое… Но со временем все устоялось, и порядка стало побольше.

Дачная поэма

Пребывание на пенсии им обоим оказалось в радость. Настала пора пожить для себя, наконец-то можно заниматься тем, к чему душа лежит. Дачу свою обожают оба, это для Тереховых отдельная тема. Про дачу они могут рассказывать часами и, образно говоря, петь песни и слагать поэмы о ней. Небольшой участок «советского образца» им достался от тети: домик старенький, неухоженный, все было ветхое и держалось на честном слове. Светлана Викторовна сначала расстроилась, а мужикам сразу все понравилось: тайга рядом, река. Потихоньку стали обустраиваться, подремонтировали, позже получилось расширить и участок, и домик до нормальных размеров. Постепенно Светлана Викторовна полюбила дачу, словно живое существо. Она с детства мечтала быть модельером, поэтому и к даче относится со всей своей «дизайнерской» душой.

— Можно сказать, создавали всю эту красоту с нуля и с любовью. Здесь мой основной помощник — внук, поскольку муж бывает занят. А у внука все горит в руках. Он мне из старых шкафов напилил шикарную мебель, мы с ним сделали камин, все покрасили-украсили. Получился чистый Версаль! — гордится Светлана Викторовна. — А еще я очень люблю ландшафтный дизайн. Когда мы жили в Москве, то объездили всю Прибалтику, Белоруссию, Украину, Грузию, Армению с поездами выходного дня. Там все близко, и коротких поездок хватало, чтобы увидеть, посмотреть, почувствовать. И везде обязательно что-то находилось, что можно было применить у себя.

Алексею Максимовичу тоже нравится создавать красоту практически из ничего — домик украшают кружева, выпиленные собственноручно, а по участку ходят с экскурсиями слегка ошарашенные гости. Внуки, когда едут на дачу, обязательно берут с собой ватагу друзей. Так что гостей каждый раз получается удвоенное количество.

Родом из далекого детства

С выходом на пенсию началась новая жизнь. Именно тогда Светлана начала рукодельничать и занялась пением, и дело вовсе не в свободном времени, а в особом настрое души.

Во времена ее детства семья с тремя детьми — у Светы были сестра и брат — жила скромно. Она и шить начала, потому что хотелось обновку. С пятого класса мастерила себе сарафанчики, была первой модницей пионерлагеря. Все девчонки мерили ее платья и по очереди надевали на дискотеку под баян.

А все началось с кукол, шила им наряды из лоскутков. Светлана Викторовна уверена: чтобы вырастить хорошую хозяйку, нужно обязательно учить девочку играть в куклы. Она твердо знает, что все ее достижения в домашнем обустройстве родом из далекого детства.

— Я всегда обожала играть в куклы и люблю до сих пор, — признается наша героиня. — Я так радовалась, когда у меня дочка родилась, а потом внучки, да две еще правнучки — было с кем играть. Когда-то всем одноклассницам рисовала бумажные куклы со съемными нарядами. Недавно встретила свою школьную подружку. Она говорит: «Светка, ты не представляешь, у меня до сих пор лежит твоя нарисованная кукла с платьями. Я играла, потом дочь моя и внучки, а сейчас правнучка занимается. Хотя игрушек навалом, Барби в ящике пылятся, а бумажная милее».

Когда ездили в Париж, Светлана накупила кукол, игрушечной мебели и одежды и стала этим куклам шить красивые наряды. Возвращаются дети с улицы — то рукав оторван, то кружева в лохмотья, то вообще голыш остался. А с их нарядами возни больше, чем с одеждой для взрослого человека.

Пришлось придумать таких кукол, которых нельзя было раздеть, только можно любоваться. Теперь у нее целая галерея кукол-картин. Куклы пошли по выставкам, имели успех и даже побывали за рубежом — на фестивалях в Южной Корее и Монголии.

Некогда скучать

Петь Светлана Терехова начинала в ансамбле преподавателей нархоза. Потом руководитель предложила сделать сольную программу, сказав, что есть данные. Светлана Викторовна вдохновилась, хоть сначала и боялась — голос дрожал, поджилки тряслись, не могла в одиночку выходить на сцену. Потом мандраж прошел, появились дыхание, уверенность: теплый прием у публики очень вдохновляет.

С подружками, с которыми училась в политехе, они дружат до сих пор. Новые компании тоже появляются. Так, одна собралась из нынешних подружек-физкультурниц. Дважды в неделю занимаются в спортивно-развлекательном клубе «Золотая осень» на стадионе «Труд», очень нравится, с нетерпением ждут каждую тренировку.

Алексею Максимовичу на пенсии тоже скучать некогда. Он чистокровный белорус, родом из белорусских деревень Зиминского района. Его предки приехали в Сибирь во времена столыпинской реформы. «Терех» по-белорусски — мельник. Под Гомелем в Белоруссии деревня Тереховка до сих пор стоит, там стеклодувы и мельники живут.

Сегодня не все деревни переселенцев сохранились, но память о них берегут сибирские белорусы, их диаспора в Иркутской области очень большая. Последние три года подряд Алексей Максимович ездил в те места, восстанавливал границы затерянных кладбищ бывших деревень. Недавно в Зиминском районе поставил памятный крест при въезде в когда-то большую и оживленную, но сегодня исчезнувшую деревню. И такой же установил на кладбище, специально привозил священника их освятить.

В Белоруссии он тоже бывает, там много родственников живет, свою родословную на много колен изучил. Но родина для него именно Зиминский район.

Удивительно, но на пенсии дел только прибавилось: Терехов является активистом иркутского городского клуба белорусской культуры «Кривичи», товарищества белорусской культуры имени Яна Черского. Общественная палата Иркутской области делегировала его в Общественный совет региональной службы финансового контроля.

А еще супруги Тереховы ходят на танцы. Как в далекой молодости. Или она с ними не расставалась? Про творческий клуб «Любимовка» узнали случайно. Когда гуляли по набережной, любовались, как они танцуют — так красиво! Все время хотелось самим попробовать. Записались в секцию «Кому за тридцать». Светлана Викторовна мужа еле уговорила, тот сначала сопротивлялся, потом понравилось. Танцы всякие, на любой вкус, никто никого не напрягает — кто что любит и умеет, то и танцует.

— Танцы в «Любимовке» мне очень нравятся, — подтверждает Алексей Максимович. — Особенно сама атмосфера. Сначала для разминки танцуем все, что помним еще с молодости, причем под живую музыку оркестра. После перерыва настает очередь гармошки, читаем стихи, поем. Все происходит весело и непринужденно. Бабушки на танцы с палочкой приходят. Где та палочка, как только музыка заиграет! Испытываешь невольное восхищение этими людьми.

В августе супруги Тереховы отметили золотую свадьбу. Когда-то, в начале их семейной дороги, один человек Светлане в сердцах сказал: «Да ничего у вас не выйдет, не будете вместе жить». «Проклятие» сыграло огромную роль, но совершенно противоположную, чем ожидалось. Светлана тогда подумала: проживу с любимым столько, сколько Бог даст — день, год. Неделя прошла, потом год, два и все пятьдесят. И каждый день ценила как последний.

Думала, зачем ругаться из-за мелочей, выяснять отношения, предъявлять претензии, тратить время на всякие глупости, когда завтра, может, ничего уже не будет. Нужно наслаждаться каждой минутой и ценить свое счастье, а оно в мелочах и секундах.

Сломать ведь можно мгновенно то, что возводилось годами. А вот создать красивые, нежные и прочные отношения очень непросто. Этому никто не учит. Либо дано, либо нет. А секрет прост — нужно беречь и любить друг друга, всего себя отдавать не скупясь. Все вернется сторицей.

Фото Валентина Карпова