Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307
Тираж газеты «Иркутск»  – 38 000 экземпляров.
Мы предоставляем большой выбор рекламных возможностей

Польские корни иркутской семьи 

Алена Григорьева
15 ноября 2019

Если в центре Иркутска сесть на трамвай маршрута № 1 и доехать до его конечной остановки, то перед глазами откроется грандиозное сооружение — католический собор Непорочного Сердца Божией Матери. Еженедельно прихожане собираются здесь на воскресные мессы. Среди них и семья Натальи и Алексея Быргазовых, для которых религия — это один из способов сохранить польские традиции.

История одной семьи 

— Вообще, конечно, о том, что у меня польские корни, известно только со слов родственников. Документами это не подтверждено. Знаю только, что моего прадеда звали Сигизмунд и он был очень красив, — начинает Наталья.

А еще известно, что Сигизмунд был офицером и в Иркутске оказался по военной службе. Здесь-то он и познакомился с прабабушкой нашей героини Агнессой. В 1913 году у них родился Аркадий — дедушка Натальи. А потом грянула Первая мировая война — и Сигизмунд уехал на фронт. Писал письма своей возлюбленной Агнессе, но они не сохранились.

— Потом, видимо, после Первой мировой войны, он уехал в Варшаву, звал и мою прабабушку туда, но куда же она с маленьким ребенком через всю Россию? Самому ему, вероятно, сюда дороги уже не было, — рассказывает Наталья.

Узнать о своих польских корнях иркутянке сейчас очень сложно, тем более что никаких других данных о прадедушке, кроме имени, не осталось. Агнесса позже вышла замуж за ссыльного украинца, который усыновил Аркадия и дал ему свою фамилию. Поиск в архивах с таким минимумом информации требует и колоссальных сил, и большого количества времени. Кроме того, можно и вовсе документов не найти, говорит Светлана Быргазова, дочь Натальи и Алексея, студентка педагогического института. Многие архивы царской России после революции могли не сохраниться.

 

Судьба самого Аркадия тоже сложилась драматично. В годы Великой Отечественной войны он попал в штрафбат. Военнослужащие этих формирований, которых бросали на передовую, выживали редко. Аркадий стал одним из двух «штрафников» своего батальона, кому удалось выжить и быть реабилитированным. «Видимо, волей случая произошло так, чтобы, может быть, нам родиться», — рассуждает Наталья.

После войны Аркадий приехал в Киренск, где повстречался со своей будущей женой. Сама же Наталья родилась уже на Дальнем Востоке, потом училась в Новосибирске, а в Иркутск ее позвал брат — отдохнуть на Байкале. Приехала сюда и так и осталась.

— Вернулась, получается, на родину своих предков, — смеется она.

Возрождение традиций

Уже в Иркутске Наталья встретила своего будущего мужа Алексея. Удивительно, но именно он — потомок забайкальских гуранов и белорусов — стал зачинателем возрождения в семье Быргазовых польских традиций.

— У нас получается так, что мы не продолжаем их сохранять в семье, а как бы возобновляем, — говорит сама Наталья. — Польша ассоциируется в первую очередь с католичеством, и именно Алексей открыл нам дорогу к нему.

Сам глава семейства, который в отличие от супруги всю жизнь прожил в Иркутске, отмечает, что интерес к польской культуре у него проснулся еще в школе. Тогда они с мамой покупали журнал «Польша», и Алексею запали в душу фотографии, публиковавшиеся в издании. Так родилась мечта побывать в этой стране, которая потом, правда, забылась, но исполнилась много лет спустя благодаря тому, что Быргазовы стали активистами иркутской католической, а затем и польской общин.

— В самом храме мы являемся участниками и лидерами движения «Супружеские встречи», которые помогают супругам улучшать взаимоотношения при помощи диалога. Это объединение появилось в Иркутске благодаря полякам, они впервые и провели у нас такое мероприятие. А потом одна семейная пара из этого движения позвала нас на польский праздник Мажанны, и нам он очень понравился, — вспоминает Алексей.

Утопление Мажанны — один из старопольских народных праздников. Суть его такая же, как у славянской Масленицы, все обряды символизируют прощание с зимой и встречу весны. Но в традициях поляков есть важное отличие: чучело Мажанны не только сжигают, но и топят. Алексей и Наталья Быргазовы ежегодно участвуют в празднике, который проводят в музее «Тальцы». Помимо самого обряда обязательно устраивается конкурс на самых гостеприимных хозяев и лучшее национальное блюдо.

Участники во время праздника наряжаются в традиционные костюмы. У девушек — это яркие юбки, белые рубашки, расшитые цветами и орнаментами жилетки или курточки. У молодых людей шапочка обязательно украшена павлиньим пером, поскольку эта птица символизирует гордость.

— Костюм польский — это отдельная долгая история, единого образца нет. Польша делится на воеводства, она раньше всегда была от кого-то зависима и испытала на себе влияние разных стран: и России, и Германии, и других, — рассказывает Наталья.

Уже после Мажанны Наталья и Алексей настолько прониклись атмосферой польских традиций, что вступили в культурную автономию «Огниво», которая объединяет поляков не только по происхождению, но и по убеждению — словом, всех, кто интересуется этой европейской страной.

Познать историю родного края

У Натальи и Алексея двое детей — 22-летняя Светлана и 18-летний Леонид. Им, как и родителям, тоже интересны польские корни семьи и традиции. Леонид, например, в детстве участвовал в мероприятиях, организуемых ПКА «Огниво», которые приобщают к польской культуре, языку и рассказывают про традиционный быт, историю Польши.

Кроме того, вся семья уже неоднократно бывала в этой стране, наблюдая за жизнью поляков, перенимая их обычаи, в частности Наталья очень любит польскую кухню и с удовольствием готовит дома национальные блюда. А недавно в «Огниво» она увлеклась еще и традиционным для Польши рукоделием — вычинанками. В результате невероятно кропотливой работы, на которую способен не каждый, из цветной бумаги выходят филигранно вырезанные узоры. Несколько лет назад Наталья взялась учить польский язык, правда, говорить на нем пока не может: мешает психологический барьер. Кстати, дома Алексей и все домочадцы слушают польское радио, формируя вокруг себя языковую среду.

— Я вообще не изучал язык, но он мне очень нравится. Когда слушаю радио, понимаю большую часть. А когда мы были в Польше, несмотря на то что Наталья язык учила, а я нет, почему-то я говорил больше нее, хоть и на ломаном польском, — улыбается Алексей. — Знакомство с польской культурой — это еще и возможность глубже узнать историю как самого Иркутска, так и Приангарья в целом.

И неудивительно. Польское наследие в иркутской истории весьма велико. Многие ссыльные поляки в XIX веке обучали грамоте местное население. Благодаря им, судя по архивам, в Иркутске начал развиваться гостиничный и ресторанный бизнес. А еще стоит отметить вклад поляков в изучение Сибири и Дальнего Востока.

— Вот, например, Бенедикт Дыбовский исследовал весь Байкал, описал Хамар-Дабан и Саяны. Он собрал большую коллекцию образцов нашей флоры и фауны. Ее потом обнаружили во Львове, — делится Алексей Быргазов. — Сейчас в Култуке ежегодно проводятся «Чтения имени Б. И. Дыбовского», их организует местная школа.

Да и сами поляки с особой теплотой относятся к сибирякам, иногда называя наш край «малой Польшей». Хотя и приезжали сюда их предки не по собственному желанию. Ссылать поляков в Сибирь начали еще в XVII веке, а во второй половине XIX века настоящий наплыв польских ссыльных испытала и сама Иркутская губерния. Поляки образовали в Приангарье несколько поселений, которые до сих пор существуют. Одно из самых известных — деревня Вершина в Боханском районе. Это место компактного проживания потомков ссыльных поляков, которые по-прежнему сохраняют как культуру, так и язык предков. В самом же Иркутске, по некоторым данным, у каждого третьего-пятого жителя есть польские корни.

— Поляки считают, что в Сибири живет совсем другой народ, чем в западной части России. В их сознании Сибирь многонациональная и все здесь относятся друг к другу на равных, никто не пытается превознести себя, поэтому здесь все себя хорошо чувствуют и многие хотят приехать сюда, — говорит Алексей.

Полякам Иркутск обязан и появлением одного из самых красивых и нетипичных для города зданий — Польского костела, где сейчас находится органный зал областной филармонии. До строительства собора Непорочного Сердца Божией Матери этот храм был главным для иркутских католиков. И именно здесь крещение приняла вся семья Быргазовых.

Все вместе 

В католичестве в целом и у поляков в частности, рассказывает Алексей, очень сильны семейные традиции. Гостеприимство ценится настолько, что некоторые обижаются на отказ прийти в гости. Праздники отмечаются обязательно всей семьей.

— Я считаю, традиции объединяют, дают почувствовать, что семья — это как община, что-то единое. Если никаких традиций нет, то каждый будет сам по себе, будет, наверное, чувствовать одиночество, — делится Алексей.

Уже скоро, в конце декабря, в мире будут праздновать католическое Рождество. В семье Быргазовых не всегда получается придерживаться предпраздничного поста, но обычаи ужина в канун светлого праздника соблюдаются. Наряжают елку, и за столом в Сочельник собирается вся семья. Под скатерть кладется сено — как символ-напоминание о том, что Христос родился в хлеву. На стол ставится дополнительный прибор на случай прихода случайного визитера. По кругу стола пускают облатку — освященный тоненький, почти прозрачный постный хлебец с тиснением на рождественскую тематику. Каждый из членов семьи отламывает от нее кусочек, загадывает желание или просит прощения. А после ужина — ночная служба.

Рождество — праздник, укрепляющий семейные узы, но есть еще более важное торжество — это Пасха Христова, которая объединяет большее число людей, говорит Алексей Быргазов. На этот праздник его семья приглашает абсолютно всех родственников. По традиции на столе должно быть не менее 12 блюд, гостям нужно если не съесть, то хотя бы попробовать каждое из них.

Совершенно особое место в польско-католических традициях занимают дни почитания тех, кто ушел в мир иной. В начале ноября у католиков отмечается День всех святых, а вслед за ним и День поминовения усопших. В это время принято посещать могилы умерших родных и близких, приводить их в порядок. И в течение всего месяца на вечерних службах в соборе Непорочного Сердца Божией Матери будут перечислять всех, кого хотят вспомнить прихожане.

Для Быргазовых эти дни также важны, ведь они не что иное, как символ семейных уз, связи между ныне живущими и предками. В этой семье традиции чтят и родители, и дети — это становится заметно с самых первых минут разговора.

— Я хотела бы, конечно, чтобы наши дети передавали эти традиции внукам. Так связь поколений не прерывается, — заключает Наталья.

Фото Валентина Карпова