Новости Иркутска

Эти картины не нуждаются в рамках, а чтобы посмотреть на них, не нужно покупать билет. Достаточно просто пройтись мимо… Крокодилы, задумчивые девушки, музыканты, шаманы, природные явления и цветы — все это мирно уживается на соседних стенах. Для иркутских художников уличная живопись — шанс «побеседовать» с горожанами, расширить свои творческие возможности и украсить любимый город. О рисунках на полуразрушенных бетонных стенах, канализационных люках и лестницах — в нашем материале.

Без цензуры 

Многие до сих пор считают, что граффитисты — это вандалы, орудующие в городе. Проект #стрит_арт38, куратором которого является Елена Малахова, этот стереотип полностью разрушает. Все действия уличных художников, занятых в проекте, не просто согласованы с администрацией Иркутска — власти сами отдают им для работы стены и лестницы, помогают покупать краску и инвентарь.

— Наша цель — облагородить заброшенные территории, — отмечает художник #стрит_арт38 Екатерина Лазарева. — Все эти места будут отремонтированы, но позже. А пока отдел по молодежной политике городской администрации предоставляет нам эти места для работы, чтобы украсить их, но не вмешивается в творческий процесс. Конечно, мы показываем эскизы руководству города, главный архитектор их тоже просматривает — чтобы они не выбивались из концепции городского пространства. Но цензуры какой-то особой нет, это наше творчество.

Свобода в самовыражении — вот основная философия проекта #стрит_арт38. Ребята говорят, что им хочется раскрасить серое пространство города. Улицы будут меняться, как живая экспозиция, и горожанам предлагается наблюдать за этими изменениями. Сама Елена Малахова в прошлом году с проектом #стрит_арт38 выиграла грант на обучение в Германии и сейчас находится на курсах по урбанистике в Берлине. А когда Елена вернется в Иркутск, состоится собрание объединения, художники обсудят планы и новые площадки.

Метафора времени 

Пока в ведении иркутских художников три точки — это городок ИВАТУ, пространства в центре около Public Bar (остановка «Театр кукол») и у ледокола «Ангара». Отметим, что все художники в «Стрит-арт38» совершенно разные, поэтому и «зоны» в местах творчества между ними распределяются заранее. Кто-то рисует портреты на стенах, кто-то расписывает канализационные люки, а вот Екатерина Лазарева с сентября этого года начала декорировать лестницу, ведущую от остановки вниз к ТРЦ «Карамель». Перила украшены изображениями диковинных зверей, а если посмотреть на лестницу снизу, то на ступеньках проявляется картина из полумесяцев и луны. Работа почти завершена.

 

— В моем понимании лестница — это что-то связанное со временем, движение вверх-вниз, — объясняет Екатерина. — В этом движении есть цикличность, поэтому сюда вошла тема с луной и полумесяцем, а на перилах по бокам — солнце, звезды, птицы, вороны, уроборосы (небесные змеи, которые сами себя едят). Это тоже своеобразная метафора времени, очень понятная нашему менталитету тема, она символична, связана с архетипами, народными сказками.

— Как думаете, иркутяне считывают эти символы?

— Даже не задавалась этим вопросом. Конечно, когда я работаю, ко мне подходят люди и спрашивают — в чем суть. Но это примерно два человека из пятнадцати. Остальные просто интересуются, чем занимаюсь, говорят, что это здорово.

— А как вы оказались в #стрит_арте38?

— Летом у меня случился творческий ступор: я поняла, что мне мало пространства листа, захотелось большего масштаба. Случайно нашла в «Инстаграме» художницу, которая уже была в этом проекте. Она подсказала контакты Елены Малаховой. Я связалась с ней, она сразу дала задание расписать будку. Это было в августе, а в сентябре я уже принялась за лестницу.

Екатерина работает методистом в музее Сукачева, а еще обучает живописи взрослых и детей. Разрисовывать лестницу ей приходилось после работы. Сейчас темнеет рано, так что она доделывает уличную картину по выходным.

 

— Я понимаю, что эту лестницу могут хоть завтра закрасить, — говорит художница. — И ее история, как моей работы, закончится. Но это неважно. Для меня стрит-арт — это другой масштаб взаимодействия со зрителями. Это такая своеобразная выставка на улице.

Наша художница Ася Таволжанская, которая расписала подпорную стену с другой стороны лестницы, в одном из интервью сказала, что в музее работы художника видит только определенная публика, а здесь, на улицах, их могут рассматривать все. В этом и кайф «уличного» искусства — оно для всех.

Искусство на краю проезжей части 

Асе Таволжанской, кстати, досталось одно из самых опасных пространств. Мимо подпорной стены на улице Байкальской идет постоянное движение автотранспорта, поэтому рисовать на ней было довольно рискованно.

— Когда я впервые вышла, было страшно, — признается Ася. — Но мне создали безопасные условия: установили специальный знак, припарковали машину на аварийке. Мне хватало метра от стены, чтобы работать. Автомобили спокойно объезжали наш островок, к тому же на этой дороге пульсирующее движение — поток проехал, потом тишина на светофоре. Стоять в центре Иркутска на дороге и рисовать под прицелом взглядов водителей и прохожих — это интересный опыт, его ни с чем нельзя сравнить. Ведь обычно художники работают в студии в одиночестве, а тут такое расширение своих возможностей. Этот опыт можно сравнить с прыжком с парашютом: страшно, но затягивает.

 

Ася — керамист. Девушка из династии художников, так что связь с искусством ей была уготована со дня рождения. Считается, что самый плохой вопрос для творческого человека — это о чем его произведение. Но мы все же поинтересовались, в чем концепция ее впечатляющей картины во всю стену.

— Здесь изображены группы взаимодействующих друг с другом фигур, внутри них как бы отсыл к пейзажности. Обычно ведь фигуры расположены внутри пейзажа, а тут наоборот, — рассказывает Ася. — Линии то плавные, то рубленые — как и в природе бывает. А основной посыл в том, что все связано между собой. Природа, звери, люди — это части единого огромного мира. В центре картины — шаман с шаманкой, танцующие под бубен, они задают ритм всему остальному. Вокруг них — влюбленные на холме, смотрящие на звезды, семья с ребенком, три подруги, одинокий охотник в лодке. Фигуры символизируют все наши аспекты жизни, человеческие ипостаси. У настоящего стрит-арта есть посыл, идея, философия.

Пицца из люка, Мойдодыр из будки 

Наверняка, прогуливаясь по городу, вы замечали яркие круглые рисунки под ногами. Это работы художника Екатерины Голышкиной — она расписывает крышки канализационных люков. Арбуз, смайлик, пицца, нерпа — в ее коллекции уже штук 15 разрисованных крышек.

— Почему именно люки? — интересуемся мы у Кати.

— Наверное, потому что раньше никто этим не занимался. Мне нравится обыгрывать какие-то плоскости, предметы ограниченной площади. От стен большого масштаба я устаю, а вот необычные объекты находить интересно. Вот недавно нашла будку, — Катя показывает на телефоне фото. — Буду делать из нее Мойдодыра.

— Форма круга ограничивает творческие возможности?

— Наоборот, развивает фантазию, начинаешь думать, как бы этот круг обыграть интересно, что туда вписать. Отмечу, что это сильно расширяет сознание, позволяет более творчески подойти к другим своим работам.

— Чем еще примечательна работа в стрит-арте?

— Во время работы ко мне подходит множество людей, знакомятся, общаются. Это, понимаете, крутой интерактив со зрителями. В студии такого общения не получишь. Наш проект #стрит_арт38 не коммерческий, так что здесь собрались люди, горящие идеей, желающие украшать свой город. Некоторые иркутяне даже просят меня приехать во двор, разрисовать там люки.

Кстати, все картины иркутских граффитистов отмечены авторской подписью — ссылкой на аккаунт в «Инстаграме», чтобы люди, заинтересовавшиеся уличными работами, смогли зайти в соцсети и увидеть весь мир художника.

Грустная Ангара 

Оксана Венкова, известный в городе портретист, присоединилась к проекту #стрит_арт38 недавно. Конечно же, на стенах Иркутска она отразила свою любимую тему. В микрорайоне Солнечном у ледокола изображена Ангара в человеческом обличье, а в центральной части города у Public Bar — портрет печальной девушки с вихрем над головой в синих тонах.

— Когда я рисовала эту девушку, хотелось изобразить у нее на голове гнездышко, — признается Оксана. — Но когда закончила, посмотрела на работу и увидела совсем иное. В процессе работы в стрит-арте приходит осознание собственных эмоций, внутренних ощущений.

Оксана для своих работ создает текстовое описание. Портрет девушки она описала так: «Что бы ни творилось там, наверху, какие бы штормы и бури ни бушевали, глубоко внутри всегда царит величественное спокойствие и тишина. И в этот момент мне становится понятно, что какое бы движение ни происходило на поверхности жизни, каким бы всепоглощающим оно ни казалось, все это — лишь мелкая рябь на поверхности огромного внутреннего океана, не заслуживающая особого внимания. Ведь если нырнуть в себя очень глубоко, всегда можно прикоснуться к вечному источнику тепла и спокойствия, вспомнить, что бояться просто нечего. Глубине неведом страх».

— Многие ассоциируют этот образ с Ангарой — такой холодной, грустной из-за того, что Байкал ее не отпускает к любимому, — говорит Оксана. — Но нет, Ангару я нарисовала на набережной у ледокола. Там уличная картина идеально вписалась в концепцию пространства, ведь это место сейчас облагораживается, обустраивается. Мне показалось, что рядом с водой должен быть портрет Ангары.

Концентрация красоты и творчества 

На стене 2-го этажа Public Bar — веселая картина Григория Бойко. На цветущей поляне у яркого здания работают художник, музыкант и клоун.

— В своей работе я «сфотографировал» это место, ведь здесь расписывают стены художники, в пабе проходят концерты, рядом Театр кукол. Хотелось показать такую концентрацию красоты и творческих сил города, — рассказывает Григорий Бойко. — Признаюсь, работать было трудно! Стена кривая, ужасный рельеф, начинаешь рисовать одно, а получается совершенно другое изображение. Все знакомые художники недоумевали — зачем я вообще за это взялся. Это ведь даже не бетон, а какая-то каменная щебенка. Краска теряется на такой поверхности, уходит. Цветы, например, должны быть более крупными, но когда рисуешь их так, они теряются. Вот изображаешь тюльпан, а он превращается в колокольчик. (Смеется.) Век уличного искусства короток, никогда не знаешь, сколько картины проживут. Конечно, мы стараемся продлить им жизнь — грунтуем перед нанесением краски, потом покрываем лаком. Но все равно они выцветают: солнце, морозы влияют на их жизнь.

— А для чего же терпеть такие сложности, если ваши произведения могут не сохраниться?

— Художнику хочется радовать людей, дарить им красоту, эмоции, выражать то, что они чувствуют. Мы делаем это для горожан.

Фото Валентина Карпова

Официальное мнение

Михаил Искра, заместитель начальника отдела по молодежной политике администрации Иркутска:

— Мы занимаемся поддержкой творческих людей. Ребята из клуба молодых архитекторов познакомили нас с объединением #стрит_арт38, так и началось наше сотрудничество. Находим площадки для их работ, советуемся с главами округов, комитетом городского обустройства, главным архитектором города. Прекрасно то, что наша совместная деятельность помогает художникам реализовать себя, свои творческие способности. Мы не указываем им, что рисовать, даем им свободу самовыражения. Они ведь не портят стены, как это было раньше в случае с граффити. Это талантливые ребята с художественным образованием, они делают наш город лучше.

В нашем отделе специально был разработан проект «Голос улиц», благодаря которому мы имеем возможность помогать художникам. В 2019 году приобрели для них краску, валики, защитные костюмы, лестницу-стремянку. Но подчеркну, мы открыты для сотрудничества со всеми. Если у кого-то есть интересные идеи — мы с радостью их рассмотрим. Есть у нас планы на будущее — зайти во дворы, отдать иркутским художникам это пространство.