Новости Иркутска

В Музейной студии Иркутского областного краеведческого музея открылась интерактивная выставка художника Олега Беседина. Автор представил посетителям разные серии рисунков и акварели, объединенные общим названием «Иркутские зарисовки 1976—20?? гг.».

Раритет для внуков

До открытия выставки было еще около 20 минут. Пока собирались зрители, Олег Беседин вынес в зал этюдник и стал неспешно раскладывать краски, кисти, карандаши. Переходя от картины к картине, публика «прогуливалась» по Иркутску — по его улицам, дворам, площадям. Город был узнаваемым, но в то же время непохожим на себя. Это напоминало встречу с человеком, черты которого до боли вроде бы известны, но где, когда и при каких обстоятельствах познакомились, никак не удается вспомнить.

Иркутск, нарисованный Олегом Бесединым, — живой, легкий, наполненный воздухом и светом. Отсутствие завершенности, статичности только усиливает ощущение жизни внутри рисунка. Кажется, будто все в нем сейчас заговорит, задвигается, налетит ветер, зашумят деревья, откроется окно… Совсем не смущает тот факт, что в городе не видно жителей. По признанию самого художника, Иркутск настолько самодостаточен, что люди на улицах и в домах только мешали бы разглядывать изгиб его линий.

Для людей, кстати, на выставке тоже нашлось место. Правда, в отличие от Иркутска рисунки с их изображением занимают скромное пространство в уголке зала. Люди и город в творчестве Олега Беседина — это две параллельные реальности, масштабы которых несопоставимы.

В ожидании открытия начали делиться с фотографом Валентином Карповым своими впечатлениями от увиденного. Самые ранние зарисовки датированы серединой 1970-х. Эти небольшие по формату работы стали частью дипломного проекта Олега Беседина — выпускника архитектурного факультета Иркутского политехнического института.

 

— А у меня есть портрет, нарисованный Бесединым, — похвастался Валентин.

— Чей портрет? — удивилась я.

— Мой. Я в 90-е работал в одной фирме на Урицкого. Вышел на улицу, смотрю — художник рисует портреты. Я заинтересовался, подошел — и вот…

Валентин достал телефон, открыл снимки и нашел среди них забавный шарж на самого себя, сделанный Олегом Бесединым более 20 лет назад.

— Раритет, — сказала я. — Будешь внукам показывать.

А рамы у вас есть? 

— Эта выставка — экспромт и в основном связана с пленэром. Вообще, мой принцип — выставки не делать. Я ведь не художник, я архитектор. Для меня рисование связано с целью создать «нечто» не для продажи. Поэтому сам я никогда показы не инициирую и никаких усилий для их организации не прилагаю. Хотя год назад был в этом зале, и он мне очень понравился. Я даже подумал тогда, хорошо было бы провести здесь свою выставку, — рассказал собравшимся Олег Беседин.

Подумал он об этом безо всякой надежды на материализацию мысли, ведь, по собственному признанию мастера, художнику самому делать творческие экспозиции не к лицу.

— Это галерист должен бегать за художником, а не наоборот, — говорит он. — У нас же зачастую получается, что создать картины — дело малое, ведь нужно купить для них рамы, найти транспорт, самому все привезти и развесить.

Поэтому, когда Олегу Владимировичу позвонили из краеведческого музея и предложили организовать экспозицию, он задал стандартный вопрос: «А рамы у вас есть?» К удивлению, рамы были и именно такие, как надо. В итоге никакие организационные хлопоты мастера не коснулись, сотрудники краеведческого музея все сделали сами. От художника требовалось лишь прийти на открытие и представить зрителю свое творчество.

Вот такая магия 

Готовясь к выставке, Олег Беседин с удивлением обнаружил, что его первые работы, датированные 1976 годом, по манере исполнения непостижимым образом совпали с тем, к чему мастер пришел сегодня, после многих лет поиска собственного почерка.

— Всю жизнь я ищу смысл во взаимоотношениях линий цвета с линией материала — пастели с гуашью, гуаши с акварелью. Для меня главная задача — не конечный результат, поэтому мои работы практически все незавершенные. Я создаю этот город, как архитектор, — признается Олег Беседин.

По его словам, пленэры — это попытка гармонизации творца с окружающим пространством, это не копирование и не срисовывание, а сотворчество в данном случае Художника и Города.

— Когда я рисую, я не смотрю, сколько этажей, окон, колонн. Я просто отдаюсь процессу, но, как ни странно, все получается узнаваемым. Вот такая магия… Я долго к этому шел, но самое интересное, когда достал свою первую картину, оказалось, что уже тогда, в самом начале, я так рисовал, — признался мастер. — Спросите, зачем я так долго «витал»? Наверное, затем, чтобы теперь делать это не по наитию, а осознанно.

Насытить город людьми 

Интерактивность выставки предполагает, что художник будет приходить в зал и работать среди своих картин. По замыслу Олега Беседина, он попробует за время работы экспозиции «насытить город людьми», заполнив ими зарисовки. Таким образом, он попробует соединить две параллельные реальности.

— Я уже сегодня принес сюда все то, что беру с собой на улицу, и экспромтом попробую нарисовать под музыкальную импровизацию осенний Иркутск, вставив в этот город первого персонажа, — сказал, обращаясь к аудитории, Олег Беседин.

Когда заиграл саксофон, художник стал создавать свой осенний Иркутск. На глазах у публики белый лист начал заполняться линиями и красками. Музыкальная импровизация мгновенно воплощалась в картине, в центре которой был человек с саксофоном. Желтые, синие, черные линии метались в поисках смысла. Постепенно музыка перестала быть первичной и звуки стали рождаться вслед за образами на листе бумаги. По сути, на глазах у зрителей происходило чудо — незримые фантазии музыканта и художника превращались в материю. Кисть замерла — и саксофон замолчал. Эта картина тоже осталась незавершенной, поскольку все живое ждет продолжения, движется и меняется. Именно поэтому и название выставки Олега Беседина несет в себе элемент незавершенности «Иркутские зарисовки 1976—20??».

Сам он по этому поводу сказал: «Эти знаки вопроса ассоциируются у меня с началом чего-то нового, может быть, с началом нового десятилетия…»

Фото Валентина Карпова

Р.S. Олег Беседин работает в широком диапазоне жанров и техник изобразительного искусства и дизайна. Художник провел 18 персональных выставок в Москве, Иркутске, Нижнем Новгороде, Киеве, Санкт-Петербурге и других городах. Является лауреатом и победителем конкурсов графики в Бельгии, Великобритании, Польше, России. Его работы находятся в частных коллекциях и музеях Бельгии, Болгарии, Германии, Голландии, России, Франции, Японии.

Выставка «Иркутские зарисовки 1976—20??» в областном краеведческом музее будет работать до 27 октября. Во время экспозиции художник продолжит встречаться со зрителями, в планах также проведение мастер-классов и аукциона.