Новости Иркутска

Ночью с высоты птичьего полета Иркутск похож на яркое созвездие, но так было далеко не всегда: до середины XIX века каждый вечер город погружался в кромешную тьму. В 1836 году в центральной части установили первые десять фонарей. Разумеется, не электрических — они появятся на иркутских улицах только в начале XX века… Как свет пришел в дома горожан, сколько гидроэлектростанций планировалось построить на Ангаре изначально и почему дешевой электроэнергией мы обязаны Юрию Ножикову — об этом историк Алексей Петров рассказал во время экскурсионного цикла «Прогулки по Иркутску». 

Масло, свечи, керосин 

Первая улица, по которой в Иркутске стало не страшно пройтись вечером, была Гостинодворская (она же Амурская и Ленина). Вдоль нее, от Ангары до конца сквера, простирались гостиные ряды: здесь располагались 404 каменные лавки, 205 деревянных балаганов, столы для торговли. На этом оживленном участке в 1836 году городской голова Никанор Трапезников и приказал поставить первые десять фонарей. Еще 50 закупили на будущее.

— Купец Иван Хаминов, будущий городской голова, в 1849 году заказал еще 76 фонарей за собственные средства и установил их на двух улицах: Большой (Карла Маркса) и Амурской (Ленина), — рассказывает Алексей Петров. — В качестве горючего вещества тогда применялось специальное масло. Фонари были ненадежны и зачастую не спасали от сумерек, но прослужили до 1870-х годов.

На смену им пришли керосиновые светильники, в 1892 году они загорались по вечерам в 423 точках Иркутска. Расстояние между фонарями, по тогдашним нормативам, составляло от 20 до 50 метров.

— Каждый фонарь в среднем горел 5—8 часов (с шести вечера) и обходился городскому бюджету в восемь рублей: пять стоил столб и три — лампа. Самое интересное, что жители все равно жаловались: «Фонари светят до появления Луны на небе». По всей видимости, мощности им не хватало, — продолжает историк. — Уличное освещение дорого обходилось городу. Например, стеариновые свечи, вставляемые в фонари, сильно коптили, приходилось постоянно промывать лампы в кипятке и сушить их — а значит, содержать для этого дополнительный штат людей.

Расходы на свет стали ощутимы для городской казны. К началу XX века вопрос об электроосвещении Иркутска встал ребром.

Да будет свет! 

В 1902 году городские власти взяли первый облигационный заем 2,5 млн рублей на решение коммунальных вопросов, в том числе на уличное освещение. Незадолго до этого, в декабре 1896 года, в Иркутске уже появились первые столбы для электропроводов благодаря частной инициативе. Их поставил богатейший купец Александр Второв.

— Если бы в то время существовал журнал Forbes, то Второв возглавил бы список российских богачей. Его дом стал первым в городе, где появились ванная и бассейн, — указывает Алексей Викторович на известный каменный особняк на улице Желябова. — Где именно были установлены первые четыре опоры для электрических фонарей — остается загадкой.

По документам тех лет можно представить, как электричество постепенно проникало в быт иркутян. В 1904 году в магазине Плотникова на улице Большой уже продавались люстры и провода, а в 1909-м на улице Трапезниковской (Желябова) можно было прочитать объявление «Устанавливаю электричество. Трапезниковская, 33, спросить техника».

— Этот техник наверняка сначала провел электричество в своем дворе или доме, — рассуждает Алексей Петров. — Значит, в начале XX века на Желябова уже горел свет. И это было до запуска первой городской электростанции.

Электричество — в массы 

Сегодня мы можем наблюдать, как на пересечении Ленина и Сурикова тает один из символов иркутской энергетики — труба ТЭЦ-2. А между тем за право ее сооружения в 1908 году бились крупнейшие мировые компании.

— Среди них были предприятия с громкими именами: Всеобщая компания электричества, американская компания «Вестингауз», московская компания «Густав Лист». Торги выиграло «Русское общество Шуккерт и К», они и получили контракт на 412 373 рубля — в то время это равнялось зарплате главы города за сто лет, — замечает историк.

Начальника стройки тоже выбирали на конкурсной основе. Из 80 претендентов самым подходящим на должность оказался лейтенант фронта, инженер-электротехник Владимир Михайлов.

— 20 мая 1910 года станцию запустили. Первое время электричество включали только с восьми вечера до пяти утра, экономили. Чтобы свет появился в вашем доме, нужно было стать абонентом городской электростанции. В первый год 505 иркутян подписали договор, через три года число абонентов выросло до 2573 человек, — приводит цифры Алексей Викторович.

На том месте, где сейчас горит Вечный огонь, раньше находился большой склад для хранения золы от ТЭЦ, в народе его называли «разгруз-сарай». Как-то в конце 1960-х годов в Иркутске случилась большая пыльная буря. Ветер поднял золу и укрыл «черным покрывалом» весь центр города. После этого инцидента первый секретарь обкома партии Николай Банников приказал снести разгруз-сарай.

Энергия воды 

1947 год стал переворотным в энергетике региона. Иркутск тогда принимал Всесоюзную конференцию по развитию производительных сил, на которую съехалось более тысячи участников со всей страны. По такому случаю в городе запустили первый трамвай, а на вокзале и в аэропорту установили дополнительные телефоны.

— На промышленно-энергетической секции конференции прозвучала ключевая мысль: Ангара — гигантский ресурс, необходимо строить гидроэлектростанции. Изначально задумывалось шесть ГЭС: Байкальская (ныне Иркутская), Тальцинская (в районе села Тальцы), Суховская (под Ангарском), Тельминская (в Усольском районе), Братская, Усть-Илимская, — перечисляет Алексей Петров.

На конференции вице-президент Академии наук СССР Иван Бардин объявил дату введения первой гидроэлектростанции — 1952—1953 год. Поручение было выполнено, но с небольшой поправкой.

— Первый бетон в сооружении ГЭС был уложен в июне 1954-го. Строительство шло очень тяжело. Температура зимой в Иркутске опускалась до -47 градусов, работы останавливались из-за сильного тумана, — объясняет историк. — 10 июля 1956 года произошло перекрытие Ангары, 28 декабря был запущен первый генератор. В 1959 году Иркутскую ГЭС приняли в госэксплуатацию.

Вслед за ней на Ангаре выросла Братская гидроэлектростанция — до 1971 года она оставалась крупнейшей в мире, пока ее не превзошла Красноярская ГЭС. Плотины стали гордостью региона, всех высоких гостей в первую очередь приглашали именно сюда. Оценить мощь Ангары довелось Никите Хрущеву, Леониду Брежневу, Фиделю Кастро, премьер-министрам Лаоса и Венгрии, президенту Монголии, писателям и актерам.

Символ романтизма 

Строительство ГЭС стало еще и толчком к развитию искусства. Заключенная в реке сила, ретивость молодых строителей, масштабы самого сооружения и открывающиеся перспективы — все это вдохновляло писателей и поэтов, режиссеров и актеров.

— На фоне этих ударных строек было создано огромное количество театральных постановок и кинофильмов. Состоялась премьера спектакля «Продолжение легенды» о жизни строителей Иркутской ГЭС, Театр музыкальной комедии представил постановку «Огни сибирские», в марте 1957 года вышел специальный номер киножурнала «Восточная Сибирь», на телевидении и радио читали свои стихи известные поэты, в том числе Евгений Евтушенко и Марк Сергеев. С поэмой «Братская ГЭС» Евтушенко объехал 70 стран мира, включая Кубу, Аргентину, Чили, и везде ее принимали с восторгом, — отмечает историк.

С появлением энергетиков Иркутск стал блистать на ниве спорта. В 1957 году родилась футбольная команда «Энергия», которой в 1959 году довелось сразиться с московским «Спартаком».

— Матч за Кубок СССР проходил у нас в Иркутске, на стадионе «Труд». Те, кому не хватило мест на трибунах, заняли деревья и крыши близлежащих домов. И хотя наши проиграли со счетом 0:3, это было эпохальное событие для города, — вспоминает Алексей Петров. — На этом же стадионе наша команда по хоккею с мячом «Байкал-Энергия» (в прошлом «Локомотив», «Сибскана») установила мировой рекорд. На матч с архангельским «Водником» она собрала 31 тысячу болельщиков на стадионе, рассчитанном всего на 17 тысяч. В тот день весь Иркутск был здесь…

Волшебство за рубль

Электроэнергия и сегодня остается одним из главных промышленных козырей Приангарья. Восемь ТЭЦ, три ГЭС Ангарского каскада, самая дешевая электроэнергия в России — чуть больше рубля за киловатт. Кстати, последним мы обязаны Юрию Абрамовичу Ножикову, первому всенародно избранному губернатору Иркутской области, который ради сохранения тарифов не побоялся пойти против первого лица государства.

— В 1992 году Юрий Абрамович направил иск в Конституционный суд против президента Российской Федерации Бориса Ельцина, когда «Иркутскэнерго» пытались присоединить к РАО ЕЭС России. Был большой конституционный скандал. Мало того что Ножиков подал на президента в суд — так он еще и выиграл его. И тем самым не дал нашей энергетической компании войти в холдинг Анатолия Чубайса, — подытоживает Алексей Петров.

Благодаря смелости Юрия Ножикова мы имеем сегодня самую доступную электроэнергию в России. Волшебство, которое полтора века назад вызывало возгласы восхищения, сегодня открыто нам всего за один рубль.

Фото Валентина Карпова

КСТАТИ

На развитие электроэнергетики региона большое влияние оказала угольная промышленность. В 1870-х годах геологи Чекановский и Черский обнаружили первые месторождения каменного угля под Иркутском. Первые 440 пудов были добыты в Черемхове в 1896 году.

— Новая отрасль сразу привлекла предпринимателей. Многим удалось сделать на добыче угля баснословные деньги. Но вместе с тем эти люди принесли в отдаленные районы социальные блага: первые больницы, бани. А углепромышленник Петр Щелкунов в 1905 году построил в Черемхове первую центральную электрическую станцию, которая освещала большую часть поселка и приводила в действие машины угольных копей, — отмечает Алексей Петров.

С приходом советской власти угольные копи были национализированы, а впоследствии из них вырос комбинат «Востсибуголь», который на данный момент добыл более 1 млрд тонн черного золота.