Новости Иркутска

Если по больнице расхаживает человек в белом халате с пропеллером на голове, а его помощница весело выдувает пузыри из баночки с надписью «анализы», это значит, что вы, скорее всего, заглянули в детскую больницу в самый счастливый час – когда здесь гостят больничные клоуны. Как работает смехотерапия, почему взрослые тоже с нетерпением ждут волонтеров и что нужно, чтобы стать больничным клоуном, — читайте в репортаже нашей газеты. 

«Вас там ждут» 

С больничными клоунами мы познакомились давно, когда движение только-только набирало обороты в Иркутске. Прошло пять лет, и вот мы снова стоим в маленькой ординаторской Ивано-Матренинской детской больницы, доктор Склянка выводит на лице крючкообразные брови (так и не научился рисовать их симметрично), а его помощница проверяет запасы мыльных пузырей в мешке. Только это уже не рыжеволосая Пуговка, а озорная Пятнашка. За стенами больницы она известна как хороший консалтинговый специалист, но здесь и сейчас это не имеет никакого значения.

— Я работаю в большой торговой компании последние 17 лет, но вообще-то по образованию я педагог, учитель английского языка. Видимо, в свое время мне не хватило педагогической практики, поэтому все время тянет к детям, — признается Ирина Гостева.

Три года назад она случайно услышала о движении больничных клоунов и поняла, что это то, чем она хочет заниматься.

— Я почему-то сразу представила себя в роли старухи Шапокляк, которая будет бегать с крысой Лариской по коридору, — смеется Ирина. — Но потом выяснилось, что все устроено не так: у клоунов совсем другой образ, они работают в паре, здесь есть свои строгие правила и своя особая школа.

Первый выход к детям Ирина помнит отчетливо. Как-то раз после обучения старшие наставники, уже опытные клоуны, взяли новичков с собой. Они смело зашли в палату и завели непринужденную беседу с ребятами, а «ученики» мялись в коридоре, не решаясь войти… Вдруг к ним подошли маленькие пациенты из другой палаты, взяли за руки и со словами «Вас там ждут» потянули к себе. Так и состоялось «боевое крещение»…

Не ведущие, а ведомые 

— Я сорок лет не красилась, а тут меня заставили учиться рисовать губы, — старательно выводит помадой «бантик» Пятнашка. — До сих пор не получается, да еще и волнуюсь, эх, все зубы будут красными.

Клоуны привычным движением наносят грим, снимают все украшения (чтобы ничем не выдать в себе обычного человека), надевают пестрые врачебные халаты. Прищепка на воротнике, звонкие веснушки, кепка с пропеллером — ну все, можно идти! Но на пороге волонтеры вдруг замирают, поворачиваются друг к другу, соединяют ладошки и начинают о чем-то шептаться… Так они настраиваются. Это что-то сродни медитации: партнеры ловят одну волну, устанавливают друг с другом тактильный и зрительный контакт, создают настроение. Работа в паре — одно из непреложных правил больничной клоунады.

— Мы работаем друг с другом, а дети уже сами вовлекаются или не вовлекаются в игру. Если клоун один, то он как бы навязывается, а такого быть не должно. Именно поэтому у нас плохо приживаются аниматоры: им трудно переломить себя, быть спокойными и слушать детей. Они привыкли быть ведущими, а больничные клоуны, наоборот, должны быть ведомыми, — объясняет доктор Склянка, он же Михаил Зверев. — Кроме того, можно не заметить, что ты кого-то ненароком задел или обидел, заигрался. В такой ситуации партнер тебя выручит.

Перед тем как двинуться в палаты, сначала нужно обязательно заглянуть на дежурный пост, узнать, нет ли у кого-то из ребят противопоказаний, ведь это больница, а не игровая комната. Сегодня нам повезло — никаких ограничений.

Склянка и Пятнашка заглядывают в первую палату. Все мальчишки машинально откладывают в сторону телефоны и устремляют на них удивленные взгляды, но один так и не оторвался от экрана.

— О, да у него руки прилипли к этой штуке, — сразу начинают переговариваться клоуны. — И часто они у тебя так «залипают»?

Шутка срабатывает — телефон скрывается под подушкой. Для таких случаев у клоунов существует немало уловок, например, можно сесть на пол, стащить с ноги ботинок и с невозмутимым видом уставиться в него, словно в экран.

Через пять минут, когда волонтеры покидают палату, там уже царит совсем другая обстановка: у всех появились улыбки на лицах и смешные прозвища — Лежун, Банановый Любитель, а тишина сменилась раскатами смеха.

— Смех объединяет. Мы помогаем ребятам познакомиться, а то ведь иногда заходишь и понимаешь, что они даже по имени друг друга не знают. А в ходе игры открываются какие-то интересные факты, создаются общие воспоминания, — говорит Ирина.

В нашу прошлую встречу в разгар игры клоуны расписали одному мальчишке гипс, за что потом получили нагоняй от лечащего врача. С тех пор рисовать им разрешают только на бумаге или… на себе.

— Мы должны научить тебя чему-то неправильному. Ты на докторах рисовала хоть раз? Нет? Сейчас исправим! — заявляет Склянка Алине из шестой палаты и протягивает свою руку. Из палаты он уходит с изображением принцессы до самого локтя…

В следующей комнате в самом разгаре обед. Глядя на это, Пятнашка достает из мешка шерстяной носок и надевает вместо передника. На все замечания ребят она философски отвечает: «Когда носок один, это уже не носок, ведь у него нет пары». Дети заливаются счастливым смехом…

Давай улыбнемся 

В последней палате — всего одна девочку, да еще и с серьезной травмой ноги, ребенок практически обездвижен. Сюжет рождается сам собой: клоуны устраивают безумное чаепитие, как в сказке «Алиса в Стране чудес». Посуда и напитки — воображаемые, и девочка охотно подхватывает идею… Когда в палату возвращается мама, она не узнает дочь.

— Аккуратно, там кружки и чайник на краю столика, — говорит доктор Склянка ничего не понимающей маме и подмигивает на прощание маленькой пациентке.

— Родители на нас реагируют по-взрослому: «А вы к кому пришли? А у кого день рождения? А сколько это стоит?». А мы отвечаем: «Мы пришли к вам», — рассказывает Пятнашка. — Ведь зачастую поддержка нужна не столько детям, сколько их мамам.

Это отчетливо показала «Операция «Улыбка», куда больничных клоунов приглашают уже третий год подряд. В рамках уникальной акции детские врачи-хирурги с мировыми именами приезжают в Иркутск и бесплатно оперируют детей с лицевыми дефектами.

— В первый день идут осмотры, малыши и их родители по 4-5 часов сидят в очередях, проходят специалистов. Мы приходим, подсаживаемся к ним, спрашиваем, кто последний, начинаем выдувать мыльные пузыри. В этом году откликнулось много спонсоров, поэтому смогли купить подарки каждому ребенку, это очень разрядило обстановку, — делится Михаил.

Самый напряженный момент наступает, когда малыша уводят на операцию. Она может длиться несколько часов, и все это время мамы нервно ждут в коридоре, комкая платок в руках, никакие от страха.

— И тут появляемся мы. Начинаем играть. Хотя бы просто кидать в ее сторону воздушный шарик. Она сразу улыбается, ей становится чуть легче, — продолжает волонтер.

В эффекте, который производят больничные клоуны на взрослых и детей, не приходится сомневаться. Пройдясь по всему травматологическому отделению, мы спустились с волонтерами в приемный покой. Там обстановка непростая, нервная, все словно на иголках. Но один флакончик мыльных пузырей или волшебное «крибли-крабли-бум» творят чудеса — очередь начинает двигаться быстрее, слезы высыхают, малыши слазят с маминых коленок, коридор оживает…

Алло, мы ищем таланты! 

Во времена расцвета движения больничных клоунов в Иркутске насчитывалось до десяти волонтеров. Сейчас осталось только два — Ирина и Михаил. Остальные пока что в запасе, точнее, в декрете, они помогают вести социальные сети и готовить новый набор в школу больничных клоунов.

— Школа предполагает три дня полного погружения в обучение, с утра и до вечера. Вообще для больничных клоунов есть возрастные ограничения, с 18 до 50 лет, но иногда мы делаем исключения. Нам важно, чтобы человек был ответственным, заинтересованным, не переигрывал. Владеть какими-то навыками необязательно, мы преподаем кукловодство, жонглирование, твистинг (скручивание фигурок из шаров), — перечисляет Михаил.

— По правде говоря, я ничего не умею. Ни петь, ни танцевать, стихи вообще не помню, жонглировать и управлять куклами так и не научилась, — вставляет Пятнашка. — Зато я умею жонглировать пакетами. Надувными. Это мой коронный номер. Дети вообще в восторге.

После смены волонтеры стараются выскользнуть из отделения как можно незаметнее. В глазах детей они должны до конца оставаться настоящими клоунами. Ведь в стенах больницы вера в волшебство — зачастую единственный повод для улыбки.

Фото Валентина Карпова

СПРАВКА

Впервые профессиональные больничные клоуны появились в США в 1986 году, в России это движение начало развиваться десять лет назад. В нашем городе сообщество больничных клоунов существует с 2013 года и называется «Давай улыбнемся!».

Волонтеры здесь требуются всегда, и как раз сейчас идет набор в школу больничных клоунов. Все подробности можно узнать на сайте vk.com/davai_ulybnemsya или по телефонам: 8 (902) 767-34-42, 8 (964) 111-50-77.