Новости Иркутска

Главного инженера Гортранса Олега Огнева называют легендой предприятия, а некоторые всерьез верят, что он видит механизмы насквозь. И не просто видит, но и умеет их усовершенствовать. За 36 лет работы он сконструировал немало станков, подъемников и агрегатов, придумал тепловые завесы для вагонов и научился водить трамвай. Какие из его технологий перенимают в других городах России и почему он предпочитает иметь дело с троечниками?

Первая революция 

— Здесь у нас «профилакторий», — гостеприимно распахивает дверь в цех профосмотров Олег Вениаминович. — Раз в восемь дней каждый трамвай загоняют сюда, проверяют все узлы безопасности, чистят контакты. В общем, закладывают запас прочности еще на неделю.

Именно в этом цехе и началась карьера Олега Огнева в 1983 году. Он попал в Иркутскгортранс по распределению после окончания политеха.

— Поначалу я черной завистью завидовал здешним мужикам, обычным слесарям: они могут сделать станочек самопальный руками, а я — нет, — признается Огнев. — Но постепенно стал вникать и что-то сам изобретать. Понял, что в основе изделия всегда лежит мысль.

В то время в трамвайном депо существовала серьезная проблема — высокий износ стальных втулок, которые используются во всех сочленениях вагонов. Механический цех работал на полную мощность и в полторы смены, чтобы выпускать необходимое количество деталей.

— По-хорошему, втулка должна быть бронзовой. Но бронзы в то время было не достать, все в дефиците. Тогда я покумекал, слепил на коленке станочек для литья пластмассы, попросил токаря выточить мне пресс-форму, достал ведро пластмассовой крошки и нашлепал втулочек, — объясняет главный инженер. — Стальные всегда изнашивались за неделю. Начали испытывать пластмассовые: неделя прошла, другая, месяц — износа нет! Директор посмотрел, оценил и решил изготавливать исключительно пластмассовые втулки. Станок работает до сих пор, кстати.

Это была настоящая революция для трампарка. Разумеется, руководство не могло не отметить молодого рационализатора. Директор сказал ему: «Будешь главным инженером!». Так Огнев шагнул по карьерной лестнице сразу через несколько ступеней.

Нажми на кнопку — получишь результат 

Такие люди-рационализаторы сегодня большая редкость, тем более для муниципальных предприятий. Олег Вениаминович с гордостью рассказывает, что год назад принял в штат хорошего электронщика.

— Он думающий, много новых вещей внедрил, где-то по мелочи, но эффект поразительный: ни один вагон с электроникой больше не простаивает, — довольно отмечает Олег Вениаминович. — На западе как все устроено: есть инструкция — по ней и надо делать. А мы привыкли по-другому. Есть инструкция или нет, все равно думаешь — а как еще можно сделать? А как проще? А как бы сделать так, чтобы не потеть, а кнопочку нажать — и оно само заработало?

Благодаря этому пытливому уму в каждом цехе Иркутскгортранса появились какие-то интересные устройства. Например, солидолонагреватель, собранный на основе гидроаккумулятора от шасси Ан-24, кантователь для тележек, подъемник для трамвайного пантографа, который Олег Вениаминович разглядел в груде металлолома.

— Да я его полностью со вторчермета вывез. Смотрю — лежит станина от вилочного погрузчика, ценность ведь! Мы в то время пантографы затягивали на крышу трамвая веревками. Неудобно да и небезопасно: можно было уронить и повредить. В общем, собрал я подъемник, теперь на кнопочку нажимаешь — и готово. Такого нигде в России больше нет.

Многие из его разработок могут оценить только подкованные технари, но за одну идею Огневу благодарен каждый иркутянин — это тепловые завесы, установленные в городских трамваях.

— На самом деле заложенной заводом мощности отопления достаточно, чтобы обогреть салон. Но на каждой остановке, как только распахивается дверь, теплый воздух сверху выскакивает наружу, а его место снизу занимает холодный. И какой тогда смысл топить, если на каждой остановке происходит полный обмен воздуха через три огромных дверных проема? — рассуждает инженер. — В конечном счете я так сообразил: не надо нагревать, нужно предотвратить обмен воздуха.

На дверях он установил вентилятор, который продувает проем и оставляет тепло внутри. Такими завесами оборудовали все вагоны 605-й модели. Вскоре про интересное ноу-хау прознали в других городах и приехали перенимать опыт. В результате иркутскую технологию заимствовали Абакан, Барнаул, Красноярск и другие города России.

«Глаза закрою — вижу» 

Техника всегда была главным увлечением Огнева. Разобрать в детстве велосипед или собрать пропеллер — милое дело! Очевидно, что по физике у будущего инженера была твердая пятерка.

— В школе я учился так себя. Половина предметов — двойки, вторая половина — олимпиады. По математике и физике брал места на всех олимпиадах, вплоть до республиканских. Я просто сразу понимал суть теорем, законов, устройство механизмов. Видел модель в пространстве, мысленно мог ее покрутить. Как у Высоцкого: «Глаза закрою — вижу». А географию, например, вот на что ее учить? «Извозчику сказал — куда надо доставит», — с улыбкой цитирует Фонвизина наш герой.

Сейчас он уже сам готовит будущих инженеров, берет на практику студентов. Вот только предпочитает работать исключительно с троечниками:

— Отличников не люблю, они от инструкции ни на шаг. Я выбираю только троечников — они привыкли выкручиваться из любой ситуации, более жизнеспособны, быстрее придумают, как обойти.

Ни одно из своих изобретений Огнев не патентовал, да и вообще говорит о разработках довольно скромно: «Груду железа собрал в кучку, и она заработала». На самом деле «собрать в кучку» недостаточно. Надо еще вдохнуть в нее жизнь.

— Техника душу имеет. Что в нее вложишь, так и будет работать. Но для этого ее нужно чувствовать, — делится своими ощущениями инженер. — У нас здесь все трамваи с душой. У каждого свои болячки и особенности, свой характер.

Было время, когда Огнев даже пытался управлять трамваем. Окончил курсы, получил соответствующие водительские права, пару месяцев возил пассажиров. Но потом почувствовал, что в цехе для него работы непочатый край, потому и сконцентрировался на технике — на этой сложной материи, которую он видит во всем вокруг.

— Как-то раз прихожу на работу и спрашиваю коллегу: «Смотрел вчера такой-то фильм по телевизору?» — «Да, смотрел». — «Эпизод, где автобус, помнишь? Видал?» — «Да-а-а, ну слушай, классная, такая стройняшка!» — «Да нет! Ты видел, как там красиво рундук открывается?»

Через две недели в моторном цехе так же плавно стала открываться продувочная камера…

Фото Валерия Панфилова