Новости Иркутска

Они выходят на сцену в национальных костюмах, немногословные и сосредоточенные. Немного застенчиво оглядев зрителей, берут в руки инструменты: морин хуур, хомус, ятага. И над Ангарой раздаются старинные мотивы, сквозь которые слышится шум степного ветра, переливы волн Байкала и цокот лошадиных копыт. Мелодии бурятских песен переносят в далекое прошлое, где кочевники, собрав в колчан стрелы, идут на охоту, а потом, разведя костер, проводят сакральные обряды. Окончательно улететь в прошлое под музыку группы Shono не дают барабаны и гитара, ведь особенность творчества этого коллектива заключается в современном звучании старинных народных песен…

Настоящая музыка 

В 2016 году по инициативе мэра Иркутска Дмитрия Бердникова и руководителя группы «Доктор Джаз» Александра Филиппова был запущен проект «Летние джазовые сезоны». Теплыми вечерами на острове Юность звучала классика джаза, авторские композиции, всеми любимые мировые хиты в необычных аранжировках. За несколько лет художественное наполнение программы расширилось – в репертуаре «Летних сезонов» теперь не только джаз. В субботу, 22 июня, иркутянам впервые представили тематику world music. Этот концерт был организован в содружестве с музыкальным фестивалем этнической музыки «Голос кочевников». Выступили группы Shono (Иркутск) и «Сезон Dождей» (Улан-Удэ). Также был представлен проект Kilijek — совместное творчество иркутского коллектива «Доктор Джаз» и певицы Кати Килижековой (Республика Хакасия).

«Шоно» — по-бурятски «волк». Это тотемное животное для одного из бурятских родов. Этнорок-группа с таким названием появилась в Иркутске в 2014 году. Руководитель коллектива — Александр Архинчеев, мастер горлового пения, играющий на морин-хууре, сух-хуре, лимбе, хомусе-гембарде. Взяв за основу бурятские песни, воспевающие красоту природы и подвиги воинов, группа умело экспериментирует с аранжировками, создавая уникальные композиции. Кстати, раньше буряты посвящали песни не только героям и природным явлениям, но и всему, что их окружало. «Что вижу, то пою» — гласит народная присказка. К примеру, на концерте 22 июня группа Shono исполнила необычную песню о колхозном тракторе.

— Это единственное транспортное средство, которое во времена колхозов помогало сельским жителям кормить семьи, — объяснил Александр Архинчеев зрителям.

Несколько смелых девушек даже пустились в пляс: под такие ритмы действительно трудно сдерживаться. Под палящим солнцем музыканты исполнили композиции «Огненная гора», Shono, а также обрядовые песни, вызывающие дождь. Как же создается репертуар группы?

— Будучи студентом, я был открыт для музыкальных экспериментов, мечтал создать что-то свое, — рассказывает Александр Архинчеев. — Было интересно совместить народные бурятские инструменты с эстрадно-джазовыми, придать новое звучание старинным песням. Я вырос в деревне, люблю природу, а в музыке нашего народа она часто воспевается. Какие-то композиции я слышал еще в детстве, какие-то нахожу сейчас. Бывает, что на бурятских праздниках бабушки поют, а я запоминаю, записываю слова, и потом мы воссоздаем эти песни в своей интерпретации.

Группа Shono часто гастролирует по Европе. Александр говорит, что там интерес к этнической музыке и горловому пению даже выше, чем в России. Сибиряки много раз уже выступали во Франции. В Париже живет менеджер группы Татьяна Ламболез, она наполовину бурятка. Татьяна организует концерты Shono за границей.

— Мы несем бурятскую культуру в мир, — отмечает Александр Архинчеев. — Нужно всегда помнить, откуда ты и кто твои предки. Народная музыка — она настоящая.

«Скромные песни со смыслом» 

Следующими на сцену вышли исполнительница хакасских песен Катя Килижекова и иркутский коллектив «Доктор Джаз». Они представили этноджазовый проект Kilijek. Kilijek — это старинное тюркское литературное слово, которое переводится с хакасского как «возрождение». Совместная работа Кати и «Доктора Джаза» началась в прошлом году. Этот эксперимент получился весьма удачным: дебют Kilijek случился в 2018-м на фестивале «Голос кочевников» в Бурятии. Необычное сочетание народных хакасских песен в джазовой обработке запоминается с первых нот.

— «Доктор Джаз» — сплоченный известный коллектив, который многое делает для Хакасии, ведь у нас еще никто не играл этнофьюжн, — замечает Катя Килижекова. — До сотрудничества с иркутскими музыкантами я никогда не пела авторские композиции.

Катя — настоящая музыкальная «кочевница». Родилась в Хакасии, после окончания школы поступила в Восточно-Сибирский институт культуры в Улан-Удэ. Три года жила в Москве, принимала участие в телевизионных конкурсах, музыкальных фестивалях. Сейчас она учится в магистратуре в Санкт-Петербурге и является солисткой известного театра «Мюзик-холл». Но никогда не забывает ни о малой родине, ни о Бурятии, где прожила 12 лет.

— Бурятия — земля, которая многое мне дала, — говорит девушка. — Когда я участвовала в телепроекте «Новая звезда», мне многие буряты писали: «Почему ты представляешь Хакасию, ты же наша?». Когда я приехала туда в 2006 году, познакомилась с творчеством звезд бурятской эстрады — Зорикто и Нонны Тогочиевых, Мэдэгмы Доржиевой, Чингиса Раднаева. От них заразилась этническим направлением в музыке. Как-то раз, живя в Улан-Удэ, я попала на шаманский обряд (подруга пригласила). И вот под камлание, под звон бубна шамана мне в голову пришла идея напеть тахпах — хакасские частушки. С этого момента и зародился мой стиль.

Кстати, тахпахи Катя исполнила и во время концерта в Иркутске. Яркой, звонкой и улыбчивой Кате во время исполнения хакасских песен хочется подпевать, и неважно, знаешь ли ты слова.

— Хакасы — народ музыкальный, — говорит Катя Килижекова. — Мой дедушка Максим Павлович Килижеков не имел музыкального образования, но пел с детства. У него был чатхан — народный инструмент. Несмотря на то что он самодельный, настроен был великолепно! Мы жили в деревне, я с детства участвовала в музыкальных конкурсах: мама буквально таскала меня за руку. Наверное, ей даже больше хотелось, чтобы у меня сложилась карьера. Сейчас она гордится мной. Я стараюсь по возможности брать маму с собой на концерты.

Катиных родителей в республике узнают. Еще бы, ведь их дочь рассказывает о хакасской культуре миру.

— Я слушала музыку разных народов: башкиров, татар, американцев, чувашей, монголов, бурят, — рассуждает Катя. — И могу сделать такой вывод: наши хакасские песни отличаются скромностью. Это несложные трехнотные композиции с простым ритмом, но в текстах заключен огромный смысл. В Хакасии был такой композитор — Георгий Челбораков, он писал музыку к народным стихам. Сейчас я исполняю его песни и сама тоже пишу музыку. Это эпические песни, сказания…

Многие отмечают, что песни Кати вызывают дождь. Например, на фестивале «Голос кочевников» в прошлом году произошел такой случай.

— Было пасмурно, но тепло: местные пошаманили, чтобы вечером дождя не было, — вспоминает Катя. — Мы вышли на сцену. В какой-то момент, когда шла шаманская импровизация, я выпала из реальности. Открываю глаза — ливень! Народ начал разбегаться.

И ведь ночью после концерта Кати в Иркутске пошел дождь. Видимо, что-то есть в этих народных обрядовых песнях… Кстати, Иркутск для Кати Килижековой — не чужой город. В 2010 году она училась здесь на эстрадном отделении у Натальи Лихошерст. А в прошлом году она ездила сюда три месяца подряд.

— Когда мы с группой «Доктор Джаз» задумали совместный проект, встал вопрос — где репетировать? — вспоминает Катя. — Было решено, что в Иркутске. И с апреля по июль раз в неделю я ездила из Улан-Удэ сюда на маршрутке… Три часа репетиций — и обратно! Конечно, хорошо изучить город при таком графике не удалось. Но я отметила для себя, что Иркутск — красивый, хороший город.

Сейчас, живя в Санкт-Петербурге, Катя продолжает исполнять этническую музыку.

— У меня есть коллектив «Джекпот», довольно востребованный у публики, — рассказывает Катя. — Руководитель команды — бас-гитарист Леонида Агутина. Я их заразила этникой, авторской музыкой, так что мы и с ними играем хакасские песни. 13 июля будем выступать на фестивале «Петроджаз». Также в планах поездка в Сочи на международный фестиваль «Усадьба Jazz» с иркутским коллективом «Доктор Джаз».

Фото Валентина Карпова