Новости Иркутска

Нам не нужны парки и скверы?!

Наталья Снежинская
20 июня 2019

В митинге приняли участие порядка 300 человек. Представители местного предпринимательства, выступавшие на митинге, утверждали, что администрация города давит на малый и средний бизнес, занимается массовым сносом павильонов и ларьков. Попробуем разобраться в ситуации с помощью сухих цифр и фактов. Ведь они, как говорится, вещь упрямая.

Статистика нестационарных торговых объектов

Ларьки, киоски, павильоны давно стали символом эпохи 1990-х. В них можно было купить всё или практически всё: от предметов личной гигиены до бытовой техники. Сегодня российские города, в том числе Иркутск, активно формируют городскую среду, постепенно освобождаясь от этого вида торговли, а также от громоздких рекламных конструкций, открывая для глаз горожан и гостей прекрасные исторические здания, памятники архитектуры. Но вернемся к теме митинга. В Иркутске работают 1118 нестационарных торговых объектов (НТО).

Из них 740 — в рамках договора с администрацией города, а еще 378 платят за фактическое землепользование.

Таким образом, отношения между предпринимателями и городом строятся на вполне правовой основе.

Что касается конфликтных ситуаций, они происходят с теми предпринимателями и только в тех случаях, когда торговые точки установлены самовольно и без заключения договора. Демонтажом этих «самоволок» в рамках полномочий, предусмотренных правовыми актами, занимается городской отдел контроля департамента потребительского рынка комитета по управлению муниципальным имуществом.

Но можно ли говорить о массовых акциях такого рода? Давайте посмотрим. В 2017 году было демонтировано 78 объектов, в 2018-м — 101 объект, в 2019-м — 36 объектов. В среднем менее 100 проблемных НТО в год при общей численности более 1000 нормально функционирующих торговых точек и павильонов. Так много это или мало?

Всего 9% от общего количества НТО являются спорными объектами между предпринимателями и администрацией Иркутска.

Спорные точки

Предприниматели тех проблемных 9% нестационарных торговых точек и были инициаторами митинга 14 июня. Обратимся к фактам и разберемся в ситуациях тех людей, кто выступал на площади у «Труда».

Например, Василиса Извечная размещала по договору торговое оборудование на бульваре Гагарина и о. Юность с 2015 по 2017 год. После того как срок действия договора закончился, часть мест администрация города выставила на аукцион. Предпринимательница в нем участвовала, но не стала победителем. И с июня по сентябрь 2018 года занималась торговлей без договора или, говоря казенным языком, осуществляла несанкционированную предпринимательскую деятельность, за что не один раз привлекалась к административной ответственности. Плюс на нее постоянно поступали жалобы от предпринимателей, которые работали на законных основаниях. У Василисы Извечной так до сих пор и нет договоров с администрацией Иркутска на размещение НТО.

Вне схемы размещения НТО установлены и павильоны предпринимателя Анжелики Искандер в Ленинском и Октябрьском округах, которые также работают без соглашения. Кстати, в Ленинском районе она возвела вместо временного сооружения капитальный объект и зарегистрировала право собственности! Естественно, в связи с нарушением условий договора аренды земельного участка судом он признан самовольной постройкой, и сейчас ведутся работы по исполнению решения суда о его сносе.

В связи с благоустройством Ленинского района администрация города в июле 2017 года в одностороннем порядке расторгла договор с ИП Никонов. Ему принадлежал павильон на ул. Розы Люксембург на остановке «Школьная». Проект благоустройства не предусматривал размещение павильонов, однако земельный участок не был освобожден в добровольном порядке. Кроме того, проверяющие установили факты самовольного расширения площади торгового объекта и смены специализации. В итоге павильон был демонтирован администрацией Иркутска.

Еще одна проблемная зона — предприятия по реализации печатной продукции. Сегодня 80% газетных киосков находятся на территории города без договоров, более того, они продаются предпринимателям с иной специализацией, а сегодня торгуют не только газетами и журналами. Поэтому администрация Иркутска демонтирует эти киоски.

Московский опыт

«Нам не нужны парки…» — несколько лет назад мэрию Москвы также обвиняли в неуважении к частной собственности, в разрушении малого бизнеса. На Петербургском международном экономическом форуме, который проходил в начале июня, мэр столицы Сергей Собянин вспомнил опыт реновации общественных пространств. Столица тогда прошла тернистый путь первопроходца.

— Девять лет тому назад мы активно обсуждали снос ларьков, и это было в новостных топах темой номер один, — напомнил Сергей Собянин. — Нас обвиняли в том, что мы не уважаем частную собственность. Это была действительно масштабная история. Она коснулась не одного, не двух, а полутора десятков тысяч объектов, которые находились в самых «сладких» местах Москвы — на станциях метро, железных дорогах, центральных улицах. Потом топом обсуждения стало радикальное уменьшение рекламного пространства. Несколько лет назад вся Тверская была завешена рекламными баннерами, а неба над ней не было видно. Затем мы взялись за витрины и вывески, заставляя коммерсантов сделать их прозрачными и красивыми.

Тогда общественность, многие эксперты были против таких перемен. Но результат, отметил мэр Москвы, говорит сам за себя. В столице за несколько лет удалось создать такое общественное пространство, которое европейские города создавали на протяжении всей истории своего существования. А результат «уничтожения бизнеса» оказался прямо противоположным.

— Количество ресторанов и кафе выросло в Москве в 1,5 раза. Число летних кафе увеличилось в 2 раза. Капитализация зданий, которые находились в зоне усиленной реновации общественных пространств, повысилась в 20—30 раз, — подытожил Сергей Собянин.

В целом в Москве стало вдвое больше торговых мест. Затраты окупились за счет увеличения потока туристов и роста малого бизнеса.

Борьба с незаконным предпринимательством — не всегда приятный, но необходимый этап работы по благоустройству города, формированию новой общественной среды. Перемены в привычном укладе жизни порой сложно принять. А еще сложнее их инициировать — здесь нужна серьезная прозорливость и политическая воля. И стоит задуматься, кто сейчас определяет предпринимательский климат и общественное мнение в Иркутске?!

Те, кто нарушает договорные отношения? Или абсолютное большинство горожан, в том числе и законопослушных бизнесменов, для кого, собственно, и создаются комфортные условия для отдыха и работы?

Уже сейчас видно, как меняется Иркутск. Безусловно, в лучшую сторону. Благоустраиваются скверы, площади, в шаговой доступности для жителей любого района создается необходимая инфраструктура.

Наш исторический, многовековой Иркутск приобретает неповторимую и привлекательную индивидуальность для его жителей, многочисленных туристов, гостей нашего города, которую не закрывают рекламные щиты и временные неприглядные сооружения.