Новости Иркутска

Мы знаем, что великий Байкал был сотворен миллионы лет назад, но кто же считается его первооткрывателем? Кто исследовал озеро и нанес его на карту Русского царства? Кто описал впадающие в него реки и установил примерную глубину? С изучением Байкала связаны два ключевых имени — это Курбат Иванов и Николай Спафарий. Мы продолжаем цикл познавательных публикаций о выдающихся людях, чьи имена теперь будут носить 36 новых улиц в предместье Марата.

Улица Курбата Иванова 

Эпоха первопроходцев отстоит от нас на целые века, и потому в ней немало белых пятен. В каком году родился Курбат Иванов и какую жизнь он вел до походов — неизвестно. В иркутских летописях его имя появляется только в связи с исследованием Байкала.

«В 1643 году в верховьях Лены появился отряд казаков под предводительством пятидесятника Курбата Иванова. Люди шли «встречь солнца», вглядываясь в незнакомую землицу, держа наготове кремневые ружья. От эвенков Курбат выведал, что далеко за Трехголовым гольцом лежит озеро, богато оно рыбой и зверем, прибрежная тайга полна соболя, в диком камне утесов прячется серебро», — пишет профессор ИГУ Виталий Зоркин в книге «Иркутские градоначальники».

Проводником отряда стал тунгусский князь Можеуль. Казаки перевалили через Приморский хребет и по руслу Сармы через двенадцать дней вышли к Малому морю напротив острова Ольхон. Подойдя к бескрайнему и незнакомому Байкалу, Курбат Иванов велел вырубать крупные деревья и строить суда.

«И вскоре от западного берега, где-то в районе Малого моря, отчалило несколько шитиков и один большой коч (судно грузоподъемностью семь тонн и длиной не менее 13 метров). На его мачте взвился желтый парус, состеганный из кожи изюбров. Это и был первый парус на Байкале!» — описывает прозаик Валерий Нефедьев.

Добравшись до Ольхона, Курбат Иванов собрал с местных бурят ясак и составил чертеж открытого им острова. Вернувшись в Верхоленский острог, он завершил описание большой части озера. Так появился ценнейший документ «Чертеж Байкалу и в Байкал падучим рекам и землицам, расспросные речи тунгусов и братских людей про мунгал и про Китайское государство и про иные землицы и на Байкале, где мочно быть острогу».

Донесения о богатых байкальских землях, по мнению некоторых исследователей, позволили русскому правительству оценить важность и значение Байкала. В отряде Курбатова насчитывалось 74 человека. Установить это удалось по записи, оставленной им в «Росписи служб»:

«Я, Ивашка, тех промышленных и гулящих людей охочих поднимал на государеву службу своими крошешками и всего моего подъема на ту государеву службу пошло на 200, на 70 на 1 рубль на 20 на один алтын и на две деньги. И пошел на ту государеву службу из Верхоленского острошку братского. А служилых людей со мной 26 человек да охочих промышленных и гулящих людей 48 человек и всех со мной служилых и промышленных и гулящих людей пошло на государеву службу на Байкал 74 человека».

Есть сведения, что в Верхоленске Курбат Иванов был назначен управителем. Дальнейшая его судьба не известна.

Улица Николая Спафария

Примерно через 30 лет по следам Курбата Иванова отправился Николай Спафарий — видный русский дипломат, политический деятель, ученый, переводчик, богослов и путешественник. Он сумел значительно продвинуться в исследовании Байкала: ему принадлежит первое в географической литературе подробное описание озера, перечисление впадающих в него рек, описание острова Ольхон, оценка глубины озера.

Николай Спафарий (Николае Милеску-Спэтару) был родом из Молдавского княжества. Он происходил из православной греко-молдавской семьи, получил великолепное образование в Константинополе (Стамбуле) и Падуе (Италия), выполнял дипломатические поручения в Константинополе, Стокгольме, Париже. Спафарий владел девятью языками: русским, латынью, греческим, турецким, итальянским, китайским, французским и шведским.

В 1671 году его направили в Москву, и по приглашению высокопоставленного лица при царе Алексее Михайловиче он поселился в России, став переводчиком Посольского приказа.

Николай Спафарий первым из государственных послов посетил Иркутск. В 1675 году царь Алексей Михайлович отправил его в Китай на переговоры с императором Канг Хи. Во время визита дипломат проделал огромный путь по Сибири, Забайкалью и Китаю.

Спафарию принадлежит первое в истории хвалебное слово об Иркутске: «А острог Иркутский стоит на левой стороне реки Ангары на ровном месте, и острог строением зело хорош, а жилых казацких и посадских дворов с 40 и больше, и место самое хлебородное; да в остроге построена церковь Всемилостивого Спаса; а выше острога немного на правой стороне река Иркут, а вытекла из степи мунгальской, а по ней живут браты и тунгусы…». Это было написано в 1675 году — Иркутску в то время было 14 лет.

В своем путевом дневнике дипломат посвящает жемчужине Сибири целую главу — «Описание Байкальского моря кругом от устья реки Ангары, которая течет из Байкала, и опять до устья той же реки Ангары». Спафарий дал развернутое и, в общем-то, верное представление об Ангаре, а также первое в географической литературе подробное описание Байкала. Он перечислил все впадающие в него реки, в том числе Селенгу, Баргузин, Верхнюю Ангару, обрисовал остров Ольхон. Николай Гаврилович верно оценил глубину озера, отметив, что оно сравнимо с высотой гор.

— Обобщив сведения землепроходцев, Спафарий дал первую (но далекую от истины) схему рельефа Восточной Сибири, указав на существование «великого хребта» в Лено-Амурском междуречье от Байкала до Охотского моря, — поясняют краеведы. — Кстати, это неверное представление о едином 1500-километровом Становом хребте просуществовало вплоть до середины XX века.

Амур он назвал крупнейшей рекой не только Сибири, но и всего мира, в чем, конечно, ошибся. Однако само описание реки и установление того факта, что Амур образуется слиянием Аргуни и Шилки, представляло собой огромную ценность для того времени.

— Пересекая Сибирь, Спафарий выполнял первые определения географической широты с помощью астролябии. Его материалами впоследствии воспользовались иезуиты, проявлявшие интерес к Китаю. В Китае его миссия встретилась с миссией немецкого астронома Фердинанда Вербиста, преподававшего императору Айсиньгиоро Сюанье астрономию и математику, — добавляют краеведы.

О своем удивительном путешествии в Китай Спафарий представил в Посольский приказ три описания на русском языке.

Продолжение читайте в следующих номерах газеты «Иркутск»

Материал предоставлен отделом краеведческой литературы и библиографии Централизованной библиотечной системы Иркутска.