Новости Иркутска

У каждого взрослого в детстве была любимая игрушка. Мы с теплотой вспоминаем время, которое проводили вместе с дорогими сердцу куклой, медвежонком или лошадкой. Ведь они учили нас самому главному — умению любить.

Кукла Маша, кукла Нина

Старший научный сотрудник отдела фондов музея истории Иркутска Юлия Орехова достала из железного шкафа большую картонную коробку — и мы тут же перенеслись в прошлое. Преимущественно в музее хранятся игрушки полувековой давности. Многие из них неплохо сохранились. Менее всего время отразилось на куклах.

— В СССР куклы в основном делали из пластмассы. Такие игрушки стоили недорого и были практически в каждом доме. А вот до революции купить ребенку куклу могли только состоятельные люди, — рассказала Юлия Сергеевна.

Причиной высокой цены был фарфор. Тело куклы шили из ткани и набивали ватой, а вот голову, чтобы она была максимально похожа на человеческую, изготавливали из фарфора. У таких кукол лица отличались нежно-розовым цветом, рот был слегка приоткрыт так, что виднелись острые белоснежные зубки. Фарфор — материал хрупкий, поэтому до музейной старости дожили только две дореволюционные игрушки.

Кукол, «рожденных» в СССР, в фондах музея несоизмеримо больше. Среди них есть кукла-пионерка и кукла-доктор.

— В советское время важно было как можно раньше привить ребенку любовь к стране, разбудить в нем желание стать пионером, комсомольцем. Игрушки помогали детям представлять себя доктором, учителем, космонавтом. Они выполняли большую воспитательную задачу, — продолжила Юлия Сергеевна.

По куклам, которые теперь стали музейными экспонатами, можно проследить, как менялись мода и технологии.

— Более ранние советские куклы, сделанные в начале 1960-х годов, целиком изготовлены из пластмассы и им нельзя расчесывать волосы. У более поздних — голова отлита из плотной резины телесного цвета, а нейлоновые волосы можно причесывать и укладывать, — отметила Юлия Орехова.

Впрочем, по ее словам, куклы и пупсы из пластмассы недорогие и потому доступные, продавались в советских магазинах они довольно долго — вплоть до 90-х годов. Верхом совершенства считалась кукла, которая умела говорить слово «мама» и могла ходить. Для того чтобы механизм, встроенный в игрушку, сработал, куклу надо было переворачивать. А чтобы она начала ходить, держать ее за руку и с усилием двигать вперед. У «говорящих от природы» кукол, которые волею судьбы попали в музей, механизм, к сожалению, не выдержал испытания временем, и они замолчали.

В середине 90-х годов прошлого века у популярной группы «Иванушки International» был хит про то, как девочка выросла и перестала играть в куклы. «Кукла Маша, кукла Нина, кукла Таня и Полина», о которых шла речь, вызывали ностальгические воспоминания о безвозвратно ушедшем вместе с советской страной детстве. «Просто, просто все мы подросли», — пели вместе с «Иванушками» вчерашние пионеры, устремляясь в «прекрасное» капиталистическое далеко. Сегодня самая популярная кукла носит имя Барби. Она живет в красивом богатом доме с массой вещей, ездит на шикарном автомобиле и у нее есть идеальный бойфренд Кен…

Винни Пух и все, все, все…

Еще одним лидером среди игрушек в картонной коробке из железного шкафа стал, конечно же, медведь. Именно с ним связаны самые теплые воспоминания моего детства. Вообще, игрушек у меня было множество, поскольку какое-то время мама работала кассиром в магазине «Детский мир» и почти каждый день приносила домой новинку. Среди них были крохотная заводная курочка, которая клевала зернышки; рыбка, которая могла плавать, виляя хвостиком; Дюймовочка, спрятавшаяся в механическом цветке; лягушка, прыгавшая на резиновом шнуре… Но больше всего было медведей. Плюшевые, заводные, танцующие и рычащие, с балалайкой, с бочонком меда, с платочком. Они, кстати, сохранились в фондах музея, и мы встретились как старые друзья. Но самый драгоценный медведь был куплен мне дедушкой, когда я училась во втором классе. Он стоил бешеных денег — 18 рублей. Но дед решил разориться, тем более что наша встреча — моя и медведя — состоялась сразу после выписки из больницы, где мне удалили аппендицит. Я увидела его на полке магазина игрушек и влюбилась бесповоротно с первого взгляда. Я не расставалась с ним ни днем, ни ночью. Он имел для меня такое же значение, как Винни Пух для Кристофера Робина. Несмотря на многочисленные переезды по городам и квартирам, он каким-то чудом сохранился и сейчас сидит рядом со мной. Удивительно преданный медвежонок…

Чудо советской техники

Наша экскурсия в детство подходила к концу, когда мы случайно наткнулись на старенькую потрепанную коробочку, в которой лежала… видеокамера и три видеокассеты. Прибор был родом из 1970 года. Он был полностью из пластмассы и назывался «Колобок». В него надо было вставить кассету с пленкой, а затем, глядя в глазок камеры, очень быстро крутить прикрепленную сбоку ручку. И тогда внутри этой игрушки оживал настоящий мультфильм. Интересно, а современные китайские игрушки, которыми напичканы наши магазины, смогут через 50 лет показать нам, на что были способны?..

Нина Александрова

Фото Валентина Карпова

Иркутяне о любимых игрушках

Сергей Язев, директор астрономической обсерватории ИГУ:

 

— Мы с младшей сестрой любили играть солдатиками. Их у нас почему-то было великое множество — и пеших, и на конях, и на тачанках. Но мы их часто использовали не как солдатиков, а как персонажей различных книг. Например, после прочтения «Гиперболоида инженера Гарина» они стали героями фантастического сюжета, придуманного Алексеем Толстым. Сам гиперболоид у нас выглядел как длинная белая нитка, которая могла разрезать любой предмет на своем пути.

Еще помню, как мамин однокурсник, с которым они учились в МГУ, привез мне из Москвы в подарок конструктор. Он состоял из множества железных деталек, гаечек, ключиков. И я собирал из него машинки, подъемные краны и даже пытался сделать ракету, хотя она не предусматривалась инструкцией. Это была очень полезная игрушка, которая учила меня работать с инструментами, что-то мастерить, конструировать. Мелкие детали, естественно, терялись, и мне приходилось придумывать новые изделия, часто довольно новаторские.

Татьяна Скороходова, актриса:

— В детстве у меня было много игрушек, но больше всего я почему-то любила бумажных кукол. Их надо было вырезать из журналов, наклеить на картон, потом изготовить для них одежду — платья, пальто, сапожки. Сначала мне помогала мама. Но благодаря этим куклам я очень рано научилась пользоваться карандашами и ножницами. Годам к пяти уже самостоятельно рисовала и вырезала кукол. Создавала для них коллекцию одежды, придумывала расцветку.

Еще очень любила лепить из пластилина. Помню, тоже, наверное, лет в пять слепила колбасу, сообразив, как можно внутрь «вмонтировать» белые кусочки. И потом, когда я резала эту колбаску, она выглядела как настоящая — с кусочками жира внутри. Я это восприняла тогда как свой первый творческий успех.

Вообще, если у ребенка развита фантазия, он может использовать для игры все что угодно. Мои дети, когда были маленькими, очень любили играть разными подручными вещами. Как-то слышу в ванной, куда они пошли чистить зубы, разговаривают разными голосами. Оказалось, разыгрывают сценки с зубными щетками…

Артем Черноусов, мастер спорта международного класса по пулевой стрельбе, чемпион мира:

— В три года любимой игрушкой у меня был детский набор инструментов. Он представлял собой пояс, к которому крепились пластмассовый молоток, ножовка, отвертка и топор. Когда я ходил гулять, брал с собой один из них. Как-то раз мы с бабушкой пошли в магазин, я, как обычно, взял с собой инструмент. Уже возле магазина заметил какой-то несанкционированный митинг голубей, который, разумеется, тут же решил разогнать. В общем, бегу я за ними, а мужики возле магазина смеются — мол, все, конец голубям пришел! Ведь гнался я за ними с топором…

Сейчас в моей жизни есть игрушка-талисман. Когда нам с двоюродным братом было два и три года соответственно, нам подарили двух одинаковых плюшевых красных коней. Я это не особо запомнил: потом приходил к брату и завидовал, какой же у него конь большой и шикарный! Мне было неведомо, что у меня есть точно такой же. Пять лет назад оказалось, что он все это время хранился у тети. Я, будучи уже взрослым, твердо решил играть с ним и выгуливать. Назвал коня Баир, так как это самое популярное бурятское имя, а наш регион тесно связан с этой культурой.

С тех пор конь Баир ездит со мной и моими друзьями в лес, горы, на Байкал. Но самым далеким его путешествием стала поездка в Исландию для знакомства с местными небольшими, но гордыми лошадками. Приключения начались уже на стойке регистрации: коня хотели отправить вторым местом багажа из-за того, что он не проходил по габаритам ручной клади. Пришлось сказать, что Баир может быть подвержен компрессии и занять немного места.

Знакомство с исландскими сородичами шло благополучно, лошади, увидев иностранца, тут же им заинтересовались, стали подтягиваться, нюхать. Но потом одна особа решила попробовать Баира на вкус — отхватила у него кусок брови. В общем, местные представители конной фауны проявляли к нему исключительно гастрономический интерес, так что нам пришлось спешно ретироваться.

На обратном пути Баира похвалил сотрудник паспортного контроля в Дании:

— Классный конь!

— Спасибо! — ответил я. — Это мой талисман, везде беру его с собой.

— Идеальный размер!

А в самолете Баир смог успокоить плачущую девочку. Ведь, несмотря на невзгоды, случившиеся с ним за время путешествия, он остался тем же замечательным, добрым красным конем, другом всех детей.

Нина Воронина, Элина Халтанова