Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307

«Для какой надобности пользуетесь водой: для питья, для хозяйственных целей, для бани, для фабричного производства?» — на такой вопрос просили ответить иркутян в начале XX века городские власти, когда рассматривали возможность организовать в Иркутске первые линии водоотведения. В архивах Музея истории Иркутска обнаружен уникальный документ 1912 года «Труды городской исполнительной комиссии подготовительных работ по канализации города Иркутска». Хорошо отпечатанный сборник статей четко зафиксировал, как иркутяне планировали жизнь своего города.

«Трескина на вас не хватает!» 

Удивляет основательность подхода членов иркутской городской комиссии: каждое предложение выносилось на голосование, причем аргументы «за» или «против» должны быть железными. Члены городской думы специально выезжали в города (Полтава, Киев), где уже были проложены подобные трубы. Иркутяне XIX века изучали возможность организации водоотведения в своем городе с щепетильностью детектива Эраста Фандорина: на каких улицах проложить сети, на какой глубине, кто за них будет отвечать. И, конечно, главный вопрос — где взять деньги?

Об истории благоустройства Иркутска мы разговариваем с Ириной Львовной Дамешек. Она доктор исторических наук, профессор, старший научный сотрудник Музея истории г. Иркутска имени Сибирякова.

— Интересно обратиться к мемуарам иркутских жителей начала XIX века, — рассказывает Ирина Львовна. — Цитирую: «Иркутск, известный своей знатной торговлей, имел более вид уездного села, нежели губернского города. Грязь была невообразимая, по улицам гуляли коровы, стадами бегали собаки и даже плавали утки. Не только приезжий, но даже местный мог заблудиться. Не только ночью, но и днем! Не вздумайте никуда выходить, вы ударитесь лбом о кирпичную стену — как раз там, где вы меньше всего этого ожидаете». Правда, многое поменялось после того, как в 1806 году в Иркутске появился новый губернатор — Николай Иванович Трескин. Он приехал в команде Ивана Борисовича Пестеля — сибирского генерал-губернатора, правление которого современники называют «черной тучей над Сибирью». О наших краях у него сложилось такое впечатление: все чиновники — взяточники, все сибиряки — ябедники. Понимаете, в Сибири никогда не было дворянства. Оппозицию власти могли составить только купцы. Иркутское купечество было настолько сильно, что пять-шесть губернаторов подряд были смещены по их жалобам. Поэтому команда Пестеля изначально решила так: «Что их щадить? Купцов нужно согнуть в бараний рог».

В то время лучшие улицы и даже площади города были стеснены ветхими, вышедшими за линии строениями, которые кроме «чрезвычайного безобразия» угрожали опасностью при малейшем пожаре. Новый руководитель города Николай Трескин с ходу начал наводить порядок: площади были подняты и высушены, а на улицах — как главных, так и второстепенных — проложены гати (тротуары). Чтобы придать «благоприличную наружность» Иркутску, необходимо было также выпрямить «кривизны и косины» улиц. Однако Трескин понимал, что его проект заденет интересы многих горожан и будет воспринят ими как «некоторое отягощение». Учитывая это, он попытался ограничить существовавший беспорядок тем, что поручил полиции строго наблюдать, «дабы не в плане стоящие ветхие строения не позволять починять». Он надеялся, что это даст каждому время или построиться вновь по плану, или продать «строение и место» другому.

Четырехлетний опыт доказал «совершенную неуспешность» этой меры: многие из обывателей — как бедные, так и те, кто был в состоянии построиться вновь — поддерживали развалившиеся дома… внутри и извне подпорками. По мнению Трескина, они не желали отстраиваться вновь из-за того, что при постройке здания по плану необходимо будет «уступить в улицу» некоторую часть земли. Поэтому с 1810 года дома, стоявшие не по плану, стали сносить. Согласия хозяев при этом никто не спрашивал. В период с 1810 по 1812 год было снесено 35 таких строений. В случае если только часть жилища стояла не по плану, ее отпиливали «сколько нужно по линии улицы». Если же хозяину нечем было поправить такой дом, он ютился с семьей в остальной части, а полураспиленные комнаты стояли напоказ иногда целые годы.

— Николай Трескин был замечательный хозяйственник, — продолжает Ирина Львовна. — Кроме того, он облагородил и кадровый состав своих сотрудников. Цитирую его отчет: «Раньше в иркутской полиции не было ни одного человека, который хотя бы внешне походил на служителя закона». Здесь было много ссыльных и поселенцев, которые «свободно бродили по городу, совершали грабежи и убийства, а скрывались… в домах полицейских, делясь с ними награбленным». Правда, к концу своего губернаторства Николай Иванович перенял местные полицейские нравы и не стеснялся ходить по домам иркутян. И если в избе было не прибрано, а хозяйка не приготовила своему мужу обеда — обязательно наказывал ее за такое «безобразие». Позже в Иркутске говорили так: «Трескина на вас не хватает!».

Самому вычистить улицу до 7 утра

Но и после правления Трескина власти пытались поддерживать в городе порядок. Например, проблеме чистоты улиц Иркутска городская дума в 1880—1890-х годах уделяла самое пристальное внимание. Очистка улиц сдавалась подрядчику с торгов на год — четко отслеживался процесс вывоза и свалки снега, мусора и нечистот в строго определенные места. Для этих целей в мае 1898 года городская дума приняла постановление о порядке сбора и вывоза с городских улиц мусора. В соответствии с ним домовладельцы обязывались ежедневно выметать улицы, тротуары и канавы, прилегавшие к их домам, до 7 часов утра.

Все негодное надлежало складывать в специальные контейнеры. По мере их наполнения домохозяевам следовало вывозить мусор в специальные места, «указанные для свалки нечистот». Сюда же иркутяне должны были свозить и трупы погибших домашних животных. В зимнее время домовладельцам предписывалось заравнивать на улицах ухабы, не допускать перед домами сугробов, очищать тротуары от снега и во время гололеда посыпать их песком. Всех нарушителей привлекали к ответственности.

А с мая 1888 года каждый домохозяин обязывался иметь на воротах или на самом доме жестяную табличку с номером, под которым значился этот дом на улице. Номера располагались в последовательном порядке: с одной стороны улицы — четные, с другой — нечетные. Исходным пунктом отсчета стала набережная Ангары.

Особое внимание в это время уделялось проблеме городского водоснабжения. В конце XIX века стало очевидно, что проблема снабжения жителей города водой требует более современного решения. Первый проект городского водопровода был представлен в городскую думу в 1900 году. После множества санитарных тестов забирать воду было решено у деревни Малая Разводная. Это была простая резервуарная система водоснабжения: вода закачивалась в специальные емкости, а затем расходилась по чугунным трубам. Ориентировочная стоимость работ составляла 463 тысячи рублей. А в Глазковском предместье планировалось устроить свою водокачку — было даже выбрано место, однако вопрос остался нерешенным.

В апреле 1903 года дума принимает решение о строительстве двух паровых водокачек — в Знаменском предместье и на берегу Ангары, чуть выше Амурской улицы.

— Но это все равно не решало проблемы бесперебойного обеспечения иркутян питьевой водой, — продолжает Ирина Дамешек. — В феврале 1904 года дума рассматривает доклад инженера-технолога Кравца и купца Шлезингера о разрешении им устройства в центре города водопровода. Предложение было принято. Помимо того, дума отдает этим компаньонам в аренду (бесплатную) водокачку в Знаменском предместье сроком на 10 лет с условием организации водопроводной системы в учреждения и частные дома (за плату). По истечении срока аренды водопроводные коммуникации должны были поступить в собственность города.

Дорогое удовольствие

В Иркутске организуется водопроводное товарищество, которое занималось проектом водопровода и введением его в жизнь. Была выстроена водонапорная башня на углу улиц Русиновской (ныне Байкальская) и 2-й Иерусалимской, от которой проведена сеть водопровода. В августе 1908 года водопровод помимо башни имел два бетонных резервуара по 13,5 тыс. ведер каждый и водонапорную сеть общей протяженностью 5,5 тыс. саженей. Современное водоснабжение (из расчета 65 тыс. ведер) было организовано и в Знаменском предместье. Водопровод общей длиной в 539 саженей имел три крана для набора воды в бочки и один кран для ведер.

В начале XX века в городе появляются первые канализации, в основном частные. В феврале 1903 года акцизное управление получило разрешение на сооружение канализации для отвода из казенного винного склада дождевых вод. В ноябре 1904 года иркутянину Чижевскому разрешили (для спуска воды от мытья посуды) проложить трубу до соединения ее с трубой акцизного управления с оплатой 50 рублей в год. А в Ивано-Матренинской детской больнице канализационные отходы по металлическим трубам стекали в выгребную яму, сделанную в дальнем углу ее территории.

Нечистоты вывозились ассенизационными обозами (их работников называли «золотарями») в специально отведенные места. С 15 июля 1902 года начал работать большой ассенизационный обоз Киселева. Но это не решало всех проблем водоотведения всего города. Появился проект строительства химической очистной станции, «в которой грязные воды совершенно очищаются до спуска их в Ангару».

— Но построить станцию не получилось — слишком затратное дело для городского бюджета, — продолжает Ирина Дамешек. — И в 1911 году на это «совершенно не нашлось средств». Инженерам Зимину и Карельских поручалось разработать общий проект канализации Иркутска с условием, что все сточные воды пойдут на орошаемые поля или в Ангару ниже Знаменского предместья. Трубы предполагалось проложить чугунные или керамические, производства США. Это было дорогим удовольствием — на канализацию всего города требовалось порядка двух миллионов рублей.

В 1912 году Иркутская дума учредила городскую исполнительную комиссию для организации подготовительных работ по канализации, были даже проведены геологические исследования почвы. Именно в это время и были написаны «Труды», которые теперь обнаружили в архивах Музея истории Иркутска. Опираясь на них, теперь можно проследить всю основательную последовательность планируемых работ. Правда, до 1917 года так ничего практически не было сделано.

А потом — революция, Гражданская война, Великая Отечественная… Такое дорогое и технически сложное сооружение Иркутску было возвести не под силу. Централизованное водоотведение появилось в нашем городе только в 1955 году. Тогда вместе с бурной застройкой иркутских районов началось интенсивное строительство канализационных очистных сооружений, сетей и насосных станций. Иркутские очистные сооружения были закончены в 1963 году на правом берегу Ангары и в 1965 году — на левом.

— Изучая историю, очень радуешься нашему времени, — говорит профессор Дамешек. — Поверьте, такого комплексного благоустройства, как сейчас, в Иркутске не было никогда: ремонтируются дороги, обновляются сети, строятся новые школы. Живи и радуйся! Конечно, иркутянам нужно очень бережно относиться к тому, что сделано их предками. Как показывает история, осуществить это было совсем не просто.

Фото автора