Новости Иркутска

Мы продолжаем цикл познавательных публикаций о выдающихся деятелях, чьи имена теперь будут носить 36 улиц в предместье Марата. Сегодня речь пойдет о двух купцах с непохожими и все же перекликающимися судьбами. Первый был сослан в Сибирь, а второй сам принимал ссыльных декабристов в своем доме. Благодаря первому в Иркутске появилась еврейская община и синагога, благодаря второму — больницы, церкви, институты. Для обоих Иркутск не был родиной, но стал домом. Яков Домбровский и Евфимий Кузнецов — в очерке газеты «Иркутск».

Проезд Якова Домбровского 

От торговли самодельной ваксой до золотых приисков и заводов, от ссыльного до купца I гильдии, от обычного верующего до основателя еврейской общины — такой непростой путь проделал Яков Савельевич Домбровский, оказавшись в Сибири.

Сам он был родом из Литвы, местечка Юрбург. Рано женился, завел двоих детей, но в 1824 году оставил семью и бежал через границу в Европу. Восемь лет Домбровский путешествовал по городам, занимался изучением еврейских законов, знакомился с купеческой деятельностью. Ему даже удалось пожить в Лондоне, где, по одной из версий, он служил старшим помощником у лондонского раввина Раби Натана Адлера, изучал английский язык, Библию, Талмуд и все еврейские обычаи.

В некоторых источниках говорится, что назад в Литву его вернули родители жены. По другим данным, он возвратился сам, тайно перейдя литовскую границу. Так или иначе, в 1833 году Якова Савельевича арестовали «за самовольную отлучку за границу и тайный возврат в Империю» и вынесли приговор: «…наказав при Полиции посредством ее служителей пятью ударами плетьми, сослать в Сибирь на поселение». Так Домбровский оказался в селе Оёк Иркутского уезда.

Надо сказать, что предприимчивый Яков Савельевич не растерялся на чужбине: он изготовил ваксу и торговал ею с деревянным ящиком через плечо в окрестных селах, Иркутске, Нижнеудинске.

— А вскоре Домбровский вновь женился. Его выбор пал на юную дочь зажиточного мещанина Песю Осиповну Мелехович, вместе с которой ему досталось процветающее хлебное дело, — рассказывают краеведы. — Песя Осиповна была на 30 лет моложе Якова Савельевича. У них в браке родились трое сыновей (Михаил, Гдалий, Илья) и дочь Рахиль. Также к нему в Сибирь переехали дети от первого брака.

В 1857 году за примерное поведение Якову Домбровскому позволили вернуться из ссылки в Кишинев, но он остался в Сибири и вскоре переехал в Иркутск на постоянное место жительства. Здесь его дела стремительно пошли в гору. Прибыв с небольшим капиталом 50 тысяч рублей, Домбровский дослужился до купца 1-й гильдии. Вскоре его оптовые склады вина, зерна, мануфактуры распространялись от Томска до Якутска.

Главное место в деятельности Домбровского занимало винокурение и торговля вином. Он построил собственный Яковлевский винокуренный завод в Иркутском округе, который вместе с крупчато-мельничным заведением, включавшим четыре мельницы, был запущен в 1869 году. Еще одно крупчато-мельничное заведение Домбровского находилось в Малой Елани, а на Хлебном базаре в Иркутске у него имелась своя мучная лавка. Помимо прочего, Домбровский владел спиртоделательным и водочным заводами в Иркутске и развитой сетью питейных заведений: ему принадлежали 10 распивочных и 26 харчевен.

— В 1870 году, по новому уставу о частной золотопромышленности, евреи получили свободный доступ на сибирскую золотодобычу, чем Домбровский не преминул воспользоваться. Он открыл золотодобывающие прииски в Олекминском, Читинском, Нерчинском и Верхоленском округах, — добавляют историки.

Даже на этом Домбровский не остановился. В 1870-м он скупил все земли, находящиеся в 16 верстах от Московского тракта и в 28 верстах от Иркутска и построил здесь стеклоделательный завод. Уже в 1880 году производство выработало изделий на 34 566 рублей. Кстати, сегодня на месте завода расположен дачный поселок «Стеклянка».

Но все-таки наибольшую известность Домбровский получил как основатель еврейской общины в городе. Он возглавлял ее на протяжении 20 лет, вплоть до постройки официальной синагоги в 1879 году. Долгое время Яков Савельевич считался главным авторитетом в области иудейской религии, в знании Торы и Талмуда. Сначала он арендовал специальный дом для молений, затем проводил богослужения в собственном доме, несмотря на запреты властей. Позднее Домбровский купил помещение на улице 1-й Солдатской (ныне Красноармейской) для еврейского училища, где нелегально обучал детей Торе.

Домбровский дожил до 87 лет. По преданию, перед смертью он сам составил текст эпитафии, где коротко описал свою жизнь: «Жмудия его родила, Англия просветила, Сибирь его возвеличила. Земля Иркутская его прикрывает…».

Улица Евфимия Кузнецова

Купец Евфимий Кузнецов (1783—1850) поначалу вел торговые дела исключительно в родном Тобольске, но вскоре стал с интересом заглядываться в сторону Иркутска. В 1819 году он получил право монопольной торговли мясом в Иркутске (такую привилегию имели трое купцов), а в 1820-м стал содержателем питейных сборов по Иркутскому округу. В общем, дела заставили Евфимия Андреевича переехать из Тобольска в Иркутск.

Здесь он сразу же развернул бурную деятельность и первым среди купцов получил право на поиск и разработку золота в Иркутской губернии. Кузнецов стал самым удачливым из местных золотопромышленников, найдя золото в верховьях реки Малой Янгозы.

— Иркутское общество оказывало Кузнецову доверие и дважды (в 1826 и 1832 годах) избирало главой местного самоуправления — городским головой. А в 1836-м ему присвоили звание потомственного почетного гражданина, — подчеркивают краеведы. — Говорят, Кузнецов был дружен с декабристами. Именно в его иркутском доме останавливались, следуя за своими мужьями, Екатерина Трубецкая и Александра Муравьева, а затем и семья Волконского.

Как владелец внушительного капитала, Кузнецов жертвовал церквям, школам и нуждавшимся колоссальные средства — о его благотворительной помощи даже слагались легенды. Более трех миллионов рублей он внес в помощь жителям Приамурья, субсидировал строительство пароходов для освоения этого региона. В Иркутске на его пожертвования строились библиотеки, здание театра, ремонтировалась Преображенская церковь — там возвели каменную ограду с чугунными решетками и заменили деревянную крышу металлической.

Он позаботился о том, чтобы после его смерти благотворительные проекты не были свернуты: 250 тысяч рублей серебром завещал на возведение Иркутского Казанского кафедрального собора (взорван в 1934-м), 100 тысяч — на строительство здания Девичьего института на берегу Ангары (ныне физико-математический корпус ИГУ).

— В 1860-е годы из субсидированных им средств на набережной возвели больницу по проекту архитектора Александра Разгильдеева, она получила название Кузнецовской. Сегодня мы знаем ее как областную детскую больницу, — говорят историки.

За свою щедрую благотворительную деятельность Кузнецов был пожалован чином статского советника и первым из иркутских коммерсантов получил ордена Анны III степени и Владимира III степени.

Умер купец в 1850 году, не оставив потомства, его жена скончалась год спустя. Евфимий Андреевич похоронен при Преображенской церкви в специально устроенном склепе.

Подготовила Ксения Исакова

Продолжение читайте в следующем номере газеты «Иркутск».

Материал предоставлен отделом краеведческой литературы и библиографии Централизованной библиотечной системы Иркутска