Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307

Для своего почтенного возраста Василий Филиппович Дыгай сохранил удивительную ясность ума, твердость руки и прекрасную память. Он рассказывает о событиях 70-летней давности, не путаясь в датах, цифрах и названиях местности. Но, как человек военный, повествует о жизни немногословно и взвешенно. О том, как из обычного бухгалтера он превратился в разведчика, полковник в отставке Василий Филиппович рассказал газете «Иркутск».

Василий Дыгай родился 20 апреля 1919 года в Ростовской области на хуторе Решетовский. Семья была крестьянская, большая, пятеро детей. С юношеских лет Василий начал подрабатывать почтальоном, пешком разносил письма за пять километров. После окончания средней школы он прошел всесоюзные заочные курсы и в 17 лет стал бухгалтером колхоза.

В тяжелый 1937 год семья Дыгай осталась без отца… Филиппа Митрофановича вызвали в сельский совет, домой оттуда он так и не вернулся.

— Маме сказали, что его забрали в милицию. Но куда бы она потом ни обращалась, никакой информации об отце добиться не могла, — вспоминает ветеран. — Много лет спустя, когда я уже служил в штабе округа, занимал высокую должность и получил допуск к государственной тайне, меня тщательно проверили и спросили: «Почему не указал, что отец твой был признан врагом народа и расстрелян?». Так я и узнал о его горькой судьбе… После этого обратился в прокуратуру, суд рассмотрел дело и за отсутствием состава преступления реабилитировал моего папу.

В мае 1941 года Василия призвали в ряды Красной армии и зачислили в 545-й отдельный саперный батальон. Войсковая часть дислоцировалась около города Ровно, вблизи границы с Польшей. О начале войны они узнали не по радио, а по звуку сбрасываемых бомб. С первого же дня начались ожесточенные бои.

— Со стороны немцев был сильный напор, через какое-то время мы начали отступать с боями вглубь страны. Так продолжалось до середины 1942 года. Мы отошли аж до Северного Кавказа, — вспоминает Василий Филиппович.

К тому времени батальон понес большие потери, его расформировали, и Дыгай перешел в 5-ю гвардейскую стрелковую бригаду. Они остановились на реке Терек, под городом Орджоникидзе, и получили приказ — дальше отступать нельзя, там кавказская нефть.

По словам ветерана, первое время противник значительно превосходил вооружением и техникой. Но к середине 1942 года советская армия получила новое оснащение и могла мощно и организованно давать отпор.

— Мы заняли оборону на реке Терек. Пять дней шли тяжелые бои, порой с врагом сходились врукопашную! В ход шли не только штыки и приклады, но даже саперные лопатки. К концу битвы из 900 человек в батальоне осталось 120. Но немцев мы все-таки остановили, дальше они не пошли, и это был переломный момент для нас, — отмечает ветеран.

Он участвовал в боях по освобождению Северного Кавказа, Краснодара, в прорыве «голубой линии» (изгнании немецких захватчиков с Таманского полуострова). Вплоть до 1943 года Василий Филиппович служил в разведке, затем его бригаду включили в 110-ю гвардейскую дивизию.

После этого их перебросили на Украину. В составе 2-го Украинского фронта они провели Корсунь-Шевченковскую и Ясско-Кишиневскую операции, освобождали Румынию, Венгрию, Чехословакию.

— Во время Ясско-Кишиневской операции мы долго готовились к наступлению. Нужно было взять пленного, чтобы узнать силы и планы противника. Поймали одного, а он оказался тыловик, ничего не смог рассказать, — продолжает мой собеседник. — Немцы вешали на проволочные заграждения консервные банки, ночью их было не разглядеть, но гремели они со страшной силой, если заденешь. И тогда мы решили взять пленного днем. Заметили, что обед и ужин у немцев всегда по распорядку, в это время они прекращали боевые действия. Мы воспользовались таким моментом, совершили бросок и схватили одного «языка».

Во время войны Василий Филиппович получил ранение средней тяжести — осколок в спину. Вытаскивать его на стали, он так и остался в теле ветерана… Великую Отечественную герой закончил под Прагой. А через месяц их дивизию перебросили на Дальний Восток для разгрома японских войск.

— Мы были вооружены гораздо лучше японцев. Наша дивизия прошла с боями через Большой Хинган и пустыню Гоби, преодолев за 26 дней около 900 километров. Там, под Порт-Артуром, для нас война закончилась, — говорит фронтовик.

Василий Филиппович начал Великую Отечественную командиром без воинского звания, а закончил — капитаном, начальником строевого отделения дивизии. За проявленный героизм Дыгай был награжден орденами Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды — дважды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За взятие Будапешта», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», «За победу над Японией».

А его 110-я гвардейская стрелковая дивизия получила почетное звание Александрийско-Хинганской дважды Краснознаменной ордена Суворова. После окончания войны она дислоцировалась в Иркутске. Так Василий Филиппович перебрался в наши края, возвращаться в Ростов не стал.

— Мне здесь климат больше нравится. Там зима с дождем и снегом вперемешку, а у нас настоящая, крепкая, сибирская! И люди здесь хорошие, дружелюбные, — считает ветеран.

Когда дивизию расформировали, Василий Филиппович перешел в штаб Восточно-Сибирского военного округа, а позднее — в Иркутский областной военкомат, где стал заместителем. С военной службы он ушел в 1971 году.

Сразу после войны Дыгай завел семью. С первой супругой Марией Андреевной он познакомился на фронте, она была связисткой в его дивизии. В Иркутске они поженились, родили двоих детей, которые выросли и стали врачами. Сын на протяжении 26 лет возглавлял Городскую больницу № 3 (на ул. Тимирязева), а дочь работала невропатологом в факультетской клинике Киева.

Двадцать пять лет назад Мария Андреевна умерла, Василий Филиппович женился второй раз. Вторая супруга Виктория Николаевна ушла из жизни два года назад, сейчас ветеран живет один. Правда, 20 апреля в его доме было непривычно шумно и людно: поздравить дедушку со столетним юбилеем приехала вся семья — двое детей, пять внуков и двое правнуков.

— Справляюсь потихоньку. Соцзащита приносит продукты, есть помощница, которая готовит и убирает, — рассказывает о своих буднях Василий Филиппович. — Покушал, отдыхаю. А как отдохну, пойду на улицу погуляю. На город люблю смотреть. Он красивым стал и уютным.

Фото Валентина Карпова