Новости Иркутска

В начале 2019 года в иркутском Доме кино состоялась премьера фильма «Нетленное богатство. История базановских миллионов». В центре картины — судьба купца Ивана Базанова и его потомков, история благотворительной деятельности этой династии, благодаря которой не только в Иркутске, но и других городах России были построены и содержались клиники, детские приюты и школы, часовни. Во время работы над фильмом историкам и членам съемочной группы удалось раскрыть тайны семьи Базановых и обнаружить неизвестные до этого факты их жизни.

Неслучайные случайности

Ивано-Матренинская детская клиническая больница, Базановский приют для подкидышей, инновационная школа «Детский сад», знаменитая Клиника уха, горла и носа им. Ю.И.Базановой в Москве — это лишь часть того наследия, которое оставила нам династия Базановых. Однако историю этого рода, как и многих других известных фамилий, исследователи продолжают изучать до сих пор, открывая ранее неизвестные факты.

Вот и при создании этого фильма удалось найти новые материалы, уникальные фотографии московского периода жизни Юлии Ивановны Базановой. И что самое главное — обнаружить ее могилу, которая до недавнего времени считалась потерянной.

— Этот фильм — еще одна возможность популяризации историко-культурного наследия нашего города, — рассказывает научный консультант фильма, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Музея истории города Иркутска Наталья Гаврилова. — Тему иркутского купечества и благотворительности музей ведет со дня его основания в 1996 году.

По словам Натальи Игоревны, картина получилась интересной и познавательной благодаря слаженной профессиональной работе коллектива историков и съемочной группы во главе с режиссером Марией Аристовой.

— Это был интересный опыт совместной работы. С одной стороны, ученые и сотрудники музея собрали значительную информацию, касающуюся Базановых, — говорит историк. — С другой — материал был блестяще интерпретирован, дополнен и переработан нашими коллегами — теледокументалистами.

Фильм смотрится на одном дыхании. Вот потомки Кельхов (Николай Фердинандович Кельх — зять Юлии Ивановны Базановой. — Прим. ред.) листают альбом с неизвестными до последнего времени фотографиями Юлии Базановой. А вот сотрудник кладбища выдает справку с информацией о том, где именно и когда захоронена благотворительница.

— На самом деле вся эта информация собиралась по крупицам, — замечает Наталья Игоревна. — Эта история, которая уместилась в час экранного времени, развивалась десятилетиями.

Почет и уважение 

Наталья Игоревна начала интересоваться иркутским купечеством еще в студенчестве, когда работала в Санкт-Петербурге в Российском государственном историческом архиве. Там она разыскала любопытные документы о семье Кельхов.

— Это было начало 1995 года. Кто бы мог подумать, что почти через 25 лет я буду сидеть в Москве рядом с потомками тех самых Кельхов, — рассказывает Гаврилова.

По признанию Натальи Игоревны, все отдельные сюжеты, которые собирались по крупицам долгие годы и раньше казались разрозненными, в картине сложились воедино как фрагменты единой мозаики.

— Этот фильм мне дорог открытиями — людей, событий и, самое главное, того глубокого уважения, которое сегодня испытывают многие к Юлии Базановой, — признается Наталья Игоревна.

О Юлии Ивановне, да и обо всех Базановых, с теплотой и признательностью говорят наши врачи — ведущие детские хирурги страны, работающие в Ивано-Матренинской больнице. Ведь в Иркутске она провела большую часть своей жизни, много жертвовала и многое после себя оставила. С почтением и благодарностью о ней вспоминают и жители других городов.

Съемки фильма проходили и в Московской клинике уха, горла, носа, построенной при Императорском Московском университете и открытой Базановой в 1896 году. Клиника работает до сих пор.

Аспирантка, сопровождавшая съемочную группу иркутян в клинике, рассказала, что всем первокурсникам, специализирующимся на оториноларингологии, на вступительной лекции рассказывают об основателях клиники — Юлии Базановой и профессоре фон Штейне.

Вторая в России 

Строительство этой клиники стало событием для отечественного здравоохранения. По данным статистики, в конце XIX века до 40 миллионов жителей России «страдали ушами». Для того чтобы помочь этим больным, требовалось подготовить приблизительно 50 медиков. Новая клиника как раз стала школой отечественной оториноларингологии. Это второе в России лор-учреждение, построенное по специальному проекту и оснащенное всеми научными новинками того времени. Первое находилось в Санкт-Петербурге.

— Именно благодаря клинике Базановой заложена материальная база развития этого направления медицины в России, — рассказывает историк. — Вот о каком уровне благотворительной деятельности Юлии Ивановны надо говорить.

Когда в медучреждении узнали, что найдена могила Базановой, а члены съемочной группы намерены организовать и провести панихиду, профессура приняла в этом активное участие вместе с аспирантами и студентами.

Москвичи считают эту клинику на Девичьем поле самым значительным вкладом Базановой в московскую благотворительность. Дума Москвы приняла решение присвоить учреждению имя Ю.И.Базановой и установить ее бюст в одной из аудиторий.

На черном постаменте укреплена табличка в виде свитка с лавровой ветвью. На нем начертано: «Юлии Ивановне Базановой в знак глубочайшей признательности за величайший дар и за бескорыстную деятельность на пользу старейшего русского университета как назидательный пример потомству. Совет Императорского Московского университета 8 мая 1896 г.».

Как известно, и наша Ивано-Матренинская детская больница стала фамильным делом наследников купца Ивана Базанова. Клиника успешно работала во многом благодаря постоянной заботе о ней со стороны учредителей, прежде всего Юлии Ивановны.

Современники писали: «…таких больниц, как только что освященная Ивано-Матренинская больница, мало даже в Европе. Лица, видевшие берлинскую больницу и больницу Св. Ольги в Москве, находят, что иркутская во многих отношениях имеет преимущества перед ними».

В 1896 году меценатка и ее дочь покрыли практически все затраты первого года существования больницы. А чуть позже внесено 624 тысячи рублей в счет будущего капитала лечебницы. Просуществовав десять лет на пожертвования наследников Базановых, больница в 1905 году передана в ведение города.

Кстати, Юлия Ивановна оставила след не только в истории Иркутска и Москвы, но и в других российских городах. Она очень любила Ялту, там у нее был летний домик. Рядом с морским портом Базанова построила часовню Святителя Николая Мирликийского. И воскресную школу, где долгое время была попечительницей. Часовня и школа действуют в Ялте по сей день.

Единственные наследники

— Еще одно открытие — люди, с которыми меня свел фильм, — продолжает Наталья Игоревна. — Это те наследники Кельхов, о которых я раньше не знала ничего, на них мы вышли во время съемок.

Историки, конечно, всегда допускают мысль, что потомки многих известных династий живут и здравствуют. Но наследников Юлии Ивановны долго не удавалось найти. Когда-то в интернете обнаружили обрывочные данные, которые могли вывести на потомков. Но дальше этого дело так и не сдвинулось.

Когда началась подготовка к съемкам фильма, за эту ниточку все же решили потянуть. По имеющимся данным, предполагаемый наследник Сергей Сухоручкин со своей супругой Зоей Николаевной живет в Ленинградской области. Сергей Иванович, уже весьма преклонного возраста, работает в одном из научно-исследовательских институтов.

— Было решено отправить запрос в этот институт. И спустя какое-то время пришел ответ — такой сотрудник действительно есть, — рассказывает историк. — С октября 2017 года у нас с Сергеем Ивановичем завязалась переписка по электронной почте. В одном из первых писем он сообщил, что в семейном архиве есть старые фото семьи и, возможно, той женщины, которая нас интересует.

«Они лежат в нашей московской квартире в большом альбоме с металлическими застежками», — писал Сухоручкин. И этот образ большого старого фотографического альбома с металлическими застежками с октября 2017 года манил создателей фильма.

С представителями Кельхов Наталья Игоревна познакомилась в апреле 2018 года во время съемок. А благодаря фотоальбому у историков появились новые факты из жизни Юлии Ивановны.

Неизвестная Базанова 

Удивительно, но сами Сухоручкины до этого времени не знали, наследниками какого удивительного рода являются. Хотя Наталья Игоревна уверена, что это вполне понятно.

— Многие семьи, обладающие богатой историей, ее не знают и не интересуются ей, — говорит историк. — Это отчасти объяснимо: после революции многое пытались вычеркнуть из памяти. Старшее поколение не обо всем рассказывало наследникам. Тем более о таких людях, какой была Базанова — владелица крупных купеческих капиталов, представительница класса буржуазии. Хотя практически весь свой капитал Юлия Базанова отдала на благотворительность.

Альбом Сухоручкиных открыл неизвестную сторону ее жизни. Дело в том, что дочь Юлии Ивановны — Варвара — вышла замуж за Николая Кельха, и семьи породнились. Среди сестер Николая была девочка по имени Амалия. В семье ее ласково называли Малюша. Амалия вышла замуж за врача Сухоручкина, поменяла фамилию, в семье родился сын Иван. Юлия Ивановна стала его крестной матерью. Выходит, что эта самая Малюша — бабушка Сергея Ивановича Сухоручкина, который сохранил о ней воспоминания.

— Оказалось, мы были в гостях у представителей третьего поколения родственников Юлии Ивановны, — рассказывает Гаврилова. — А семейный архив именно благодаря Амалии сохранил бытовые, неизвестные нам ранее фотографии Юлии Ивановны.

Начало XX века. Техника шагает вперед, появляются первые патефоны, граммофоны и фотоаппараты. Начинают делать обычные съемки — на Новый год, день рождения, во время встреч с друзьями и близкими.

Такие же снимки сохранились в альбоме Сухоручкиных и с Базановой. Вот она в столовой за накрытым праздничным столом. А вот уже совсем пожилая играет в карты с какими-то дамами…

— До последнего времени были известны лишь несколько портретов Юлии Ивановны, — замечает Наталья Игоревна. — Этот альбом с застежками — просто Клондайк. Мы на время привезли ценные находки в Иркутск, сделали копии документов, и сейчас у нас в музее работает выставка с фотографиями, письмами и открытками, обнаруженными в архиве Сухоручкиных.

Главная находка 

Юлия Ивановна умерла 28 августа 1924 года и была похоронена на Введенском кладбище, которое до 1917 года еще называли Иноверческим. Это вся информация, которой владели историки о погребении знаменитой иркутянки. Во время съемок удалось, наконец, разыскать точное место ее захоронения.

— Дело в том, что на этом же кладбище находится склеп Кельхов, — рассказывает Наталья Игоревна. — Здесь похоронен первый муж Варвары (дочери Базановой) Николай Кельх. В начале XX века Варвара установила на могиле мужа склеп-часовню на каменном фундаменте.

Когда-то склеп выглядел величественно, был украшен сложным металлическим кружевом и разноцветными витражами. Сейчас от былого величия не осталось и следа: часовня находится в плачевном состоянии, металл заржавел, витражи утеряны.

Поскольку поиски могилы Базановой в очередной раз не увенчались успехом, то было решено сделать запрос в администрацию кладбища.

— В ответ нам выдали официальную бумагу, на которой написано лишь несколько строк, как оказалось, имеющих огромное значение, — поясняет историк. — «Юлия Ивановна Базанова. Скончалась 28 августа 1924 года, захоронена 30 августа. Место 311 в часовне Кельха».

Получается, что Юлия Базанова была похоронена в той самой заброшенной часовне рядом со своим зятем. Попасть внутрь часовни съемочной группе не удалось. На нем сейчас висит огромная цепь с металлическим замком, а само помещение находится в крайнем запустении.

— Место захоронения Юлии Ивановны мы нашли, была отслужена панихида, — продолжает Наталья Игоревна. — Но вопросов стало еще больше. Речь идет о восстановлении могилы…

Кстати, сейчас тринадцать часовен-усыпальниц, обладающих признаками объектов культурного наследия, составляют ансамбль Введенского кладбища. И уже несколько лет решается вопрос о включении их в перечень выявленных объектов культурного наследия.

В июле 2018 года пять часовен, постепенно разрушающихся и находящихся в плачевном состоянии, включены в Красную книгу Архнадзора (электронный каталог объектов недвижимого культурного наследия Москвы, оказавшихся под угрозой). Среди них и часовня Николая Кельха. Так что, возможно, в скором времени могила выдающейся иркутской благотворительницы Юлии Базановой обретет достойный вид.

Фото из запасников музея истории города Иркутска