Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307

Андрей Барнешлев и Семен Ремезов — эти достойнейшие люди вряд ли были знакомы при жизни, но оба сыграли важнейшую роль в истории нашего города. Один из них — бывший казначей при дворе датского принца, построил новый Иркутский острог. Другой — признанный художник, архитектор, энциклопедист — нанес его на карту Сибири.

Мы продолжаем цикл познавательных публикаций о выдающихся деятелях, чьи имена теперь будут носить улицы нашего города. Напомним, что недавно 36 безымянных дорог в предместье Марата получили названия.

Проезд Барнешлевский 

Имя основателя Иркутска назовет каждый — первую крепость на правом берегу Ангары поставил в 1661 году Яков Похабов. Однако не всем известно, что вскоре острог был расширен в 135 раз и, по сути, возведен заново. И сделал это Андрей Афанасьевич Барнешлев, опытный строитель, человек, сведущий во многих ремеслах, смелый и отважный по натуре.

«Новый» Иркутский острог был отстроен в 1670 году артелью енисейских плотников, в которую входили Федор Хлызов, Трифон Никифоров, Григорий Щукин, Иван Родионов, Семен Яковлев. Руководил работами Андрей Барнешлев. Крепость поставили на месте прежней, при этом увеличив ее площадь в 135 раз. Острог имел форму квадрата, где каждая стена была длиной 108 метров и высотой 7 метров.

— Главными оборонительными сооружениями служили восемь башен. Самые большие из них стояли на берегу Ангары и достигали 20 метров в высоту. Главной была Спасская, к которой поднимался «взвоз» (улица) от пристани. Он был довольно крутым: высота берега над уровнем реки составляла почти 12 метров, — рассказывают краеведы. — Над воротами башни возвышался амбар, над ним — жилое помещение и две небольшие часовенки с иконами. Венчал это сооружение деревянный шатер.

Две другие угловые башни, выходившие на реку, не были проезжими, но также имели четыре этажа с амбарами, казачьими избами, жилыми этажами, вышками.

Башни противоположной («горной») стороны были ниже, и лишь одна из них считалась проезжей. Она выходила к небольшому озеру, расположенному примерно на месте нынешнего сквера Кирова. Третья проезжая башня острога находилась посередине стены, выходившей в сторону современной улицы Сухэ-Батора.

Барнешлев не только возвел острог, но и составил его подробное описание с приложенным чертежом. К сожалению, изображение не сохранилось до наших дней. В 1672 году по его распоряжению в центре острога установили деревянную шатровую Спасскую церковь.

Интересно, что сам Андрей Барнешлев происходил из богатой английской семьи. Именно поэтому в некоторых исторических документах он встречается под именем Вильгельм (Вилим) и фамилией Барнсли (Бярнзли). Но как судьба забросила его в Сибирь?

Его отец Иван Ульянов Бянзлин (Бярнзли) входил в число крупных московских торговых иноземцев и долго жил в России. С 1640-х годов Андрей Барнешлев состоял на дипломатической службе в посольстве в Копенгагене, в 1644 году занял должность казначея при дворе датского принца, графа Шлезвиг-Гольштейнского Вальдемара Кристиана. Вместе с ним он вернулся в Москву — в связи с подготовкой принца к свадьбе с царевной Ириной Михайловной. Ради этого союза Барнешлев пытался добиться разрешения свободно строить в столице протестантские кирхи.

— Но проект провалился, Вальдемар Кристиан в 1645 году покинул Россию, а Барнешлев попал в царскую опалу, был сослан в Енисейск и посажен в тюрьму. За него ходатайствовал датский король Христиан IV, однако заступничество не помогло, и Андрей Барнешлев остался в Сибири, — продолжают историки.

24 сентября 1654 года он был вынужден принять православие, после чего получил имя Андрей Афанасьевич и был «поверстан в дети боярские».

В 1660-х годах Барнешлев завязал хорошие отношения с якутским воеводой И.Ф.Голенищевым-Кутузовым и стал его доверенным лицом (а в 1675 году сам занял эту должность).

В 1666 году Барнешлева назначили стрелецким и казачьим головой в Байкальские остроги. В 1668 году он получил задание заново отстроить Иркутский острог. Именно в таком обновленном виде наш город появится на первых картах — рукописных атласах Семена Ремезова

Проезд Ремезова 

«Он прославил Сибирь пером и кистью», — с гордостью и восхищением говорят историки о Семене Ремезове, первом картографе Сибири. Родился он в 1642 году в тобольской боярской семье и получил в наследство не только знатное происхождение, но и склонность к художественным работам — это было отличительной фамильной чертой Ремезовых. Семену Ульяновичу было суждено не просто освоить опыт своих предков, но и приумножить его в чертежах, летописях, росписях.

— Семен Ремезов был настоящим самородком. Он удивительным образом сочетал картографическую деятельность с работой в области географии, этнографии, истории, живописи, градостроительства и архитектуры, — рассуждают краеведы. — С 1682 года Ремезов состоял на государственной службе. Выполнял разнообразные служебные «посылки» по снабжению сибирских городов хлебом и товарами и в то же время совершенствовал свои чертежные навыки, овладевал мастерством знаменщика и иконника (иконописца).

О незаурядном художественном таланте Ремезова свидетельствует расписанная им в 1694 году за четыре дня «золотом с красками» выносная часовня «для поставления на реке Иртыш иорданского освящения воды». К концу XVII века Ремезов стал признанным мастером графических и художественных работ.

В 1697 году он начал работать над первым русским географическим атласом Сибири — «Хорографической чертежной книгой», на нее ушло около 15 лет. Это чертежное описание карт «всей безводной и малопроходной каменной степи» и «земель Тобольска». Между прочим, в то время Ремезов был архитектором Тобольска и составителем проекта реконструкции города.

В 1698 году Семен Ремезов вместе с сыном побывал в Москве. Поездка оказалась знаковой. В столице он познакомился с материалами богатейшего картографического собрания Сибирского приказа, а затем получил царское поручение — составить удобную для пользования книгу чертежей всех сибирских городов («Чертежную книгу Сибири»). Двухлетняя работа с сыновьями Семеном, Леонтием и Иваном была завершена 1 января 1701 года.

Этот рукописный атлас, содержащий 23 чертежа, выполнен в характерной ремезовской манере. Они не положены на градусную сетку, не являются результатом съемок и точных измерений, вместе с тем изобилуют ценнейшими сведениями и дают достоверный топографический материал. Издана «Чертежная книга Сибири» в Петербурге в 1882 году.

Атлас представляет особую ценность для изучения истории Приангарья. Изображение современной территории Иркутской области можно отыскать на шести чертежах Ремезова. Часть территории Киренского района отражена на Чертеже земли Туруханского города. Среднее и нижнее Приангарье — на Чертеже земли Енисейского города. В Чертеж земли Красноярского города вошла часть Нижнеудинского района, а Чертеж земли Илимского города охватывает территории Киренского, Балаганского районов и Верхоленья. Приленье можно найти на Чертеже земли Якутского города.

Чертеж земли Иркутского города дает изображение всего Кругобайкалья. Все реки Иркутской области отнесены к двум бассейнам: Лены и Байкала с Ангарой. Между устьями рек показаны расстояния в «днях ходу». «Море Байкал» имеет несколько искаженные очертания, на нем отмечены полуостров Святой Нос, острова Заячьи и Ольхон.

Иркутск у Ремезова изображен в виде «рубленого города» с башнями по углам крепости, с церковью. Именно ремезовское изображение Иркутска было впоследствии скопировано знаменитым голландским ученым Витзеном (Витсеном) и опубликовано им в 1692 году в Амстердаме.

Ремезовы стали авторами еще одного ценного памятника картографии — «Служебной чертежной книги» (1702—1730). В нее вошли копии городовых чертежей (1696—1699), ранних чертежей Камчатки (1700—1713) и другие чертежи конца XVII — начала XVIII вв.

После 1703 года Семен Ремезов сменил род занятий — работал на казенном металлургическом Каменском заводе, занимался поисками селитряных земель, проектированием и устройством порохового завода, но до последних лет жизни не оставлял картографических занятий, пересматривая и дополняя прежние работы. Год смерти ученого не установлен.