Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307

Он рисует быстро и точно. Для него это так же необходимо и естественно, как дыхание. Каждый его персонаж как будто запрыгнул на бумагу из жизни… Известный художник Максим Ушаков в нулевые серьезно занялся анимацией: вначале в Иркутске, потом в Москве и Петербурге. Он нарисовал большую часть «Князя Владимира», а также принимал участие в первой части популярного проекта «Иван Царевич и Серый волк». Сегодня художник вернулся в родной город, мечтая и здесь создавать мультфильмы.

Из детского сада — в художники 

— Сейчас я живу в Иркутске II, где и провел все свое детство, — рассказывает Максим. — И, если честно, мне всегда было немного неуютно здесь. Мне понравилось жить в столицах: я люблю этот шум и толчею, сумасшедший ритм жизни. Хотя в детстве меня на все лето отправляли к родственникам в деревню. Кстати, благодаря этому я многое умею: и косить, и пахать, и колоть дрова. Так вот Иркутск слишком тихий, что ли, для меня, но я все равно сюда постоянно возвращаюсь.

Родители Максима работали на авиазаводе.

— Когда сыну было полгода, мы положили ему в кроватку тетрадку и ручку, чтобы он чем-нибудь был занят, — вспоминает Любовь Ушакова. — Мне кажется, с тех пор он их и не выпускает из рук. Художником его называли еще с детского сада. Он много лепил из пластилина. А еще он любил слушать пластинки со сказками. Слушает историю и тут же ее иллюстрирует — как комикс. У нас до сих пор везде хранятся его тетрадки с рисунками.

Художественную школу Максим окончил за два года: преподаватели увидели, что мальчик всему научился сам. Поступил в училище искусств. А в 1991 году на базе училища иркутские художники Марина и Игорь Лесковы организовали курсы художников-мультипликаторов. Максим стал одним из авторов этой студии и снял в ней свой первый авторский мультфильм «Так это ж любовь!».

— Профессиональной анимации я учился непосредственно на производстве, — поясняет Ушаков. — В Москве я начинал в компании, которая делала мультики для зарубежных стран. Русские мультипликаторы всегда ценились во всем мире. Я поработал в разных студиях Москвы и Питера. Проектов было много. Рисовал на бумаге, лепил из пластилина, монтировал на компьютере. Брался за любое задание, чтобы получить как можно больше практики.

Художник говорит, что многому научился и в рекламе, где часто нужно создать точную копию живого человека.

— Однажды я забавы ради нарисовал муху на столе у руководителя нашей анимационной студии, — смеется Максим. — Он долго пытался ее прихлопнуть, прежде чем понял, что она не настоящая.

Эйфория большого кино 

Ушаков сразу стал работать в анимации над полнометражными фильмами: создавал персонажей, придумывал их пластику, одежду, привычки. И «учил» их делать первые шаги.

Мультфильмы из его творческого портфолио — «Мабиноги» (Великобритания), «Князь Владимир», «Незнайка и Баррабасс», «Королевский подарок», «Большой полет», «Бабка Ёжка и другие», «Ролли и Эльф: невероятные приключения» (Финляндия), «Как Хома Новый год встречал», «Приключения Маши и Гоши», «Новаторы — Дым каменного века», «Иван Царевич и Серый волк» и другие.

— Больше всего я люблю рисовать от руки, — продолжает Максим. — Есть специальные штифты, которые внизу удерживают лист бумаги. Работаю с калькой, только прорисовываю каждое движение. На один взмах руки персонажа нужна сотня листов, на поворот головы — еще сотня… Конечно, в компьютерной программе это сделать намного проще. Но тогда получается, что ты не совсем художник, а больше программист. К сожалению, аксессуары для мультипликаторов в России практически не продаются. Зато в Китае их можно купить на каждой остановке, как будто там живут одни аниматоры. Конечно, чтобы нарисовать свой мультик, нужно много технических средств. Однажды на съемной квартире я сделал себе пластилиновую студию. Пришлось полностью задрапировать все стены целлофаном, чтобы не испачкать: вокруг все было в пластилине…

И полный метр случился в жизни Максима Ушакова: иркутский режиссер Иван Вырыпаев предложил сыграть ему главную роль в своем первом художественном фильме «Эйфория». Мало того, сам сценарий Вырыпаев писал во многом под своего иркутского приятеля.

— Наш фильм завоевал несколько престижных премий и «Малого золотого льва» на Венецианском кинофестивале в 2006 году, — вспоминает художник. — Я прошел по красной ковровой дорожке. Это было удивительное время! Да и фильм получился хороший, жаль, что много сюжетных линий не вошло в окончательный вариант. Помню, я презентовал его в Лондоне — выступал перед залом, отвечал на вопросы. Я не считаю себя актером, но моя партнерша по фильму Полина Агуреева серьезно так мне сказала, что у меня получилось… Мою маму тогда очень удивило, что после премьеры «Эйфории» мою физиономию стали показывать по федеральным каналам, а на улице Карла Маркса повесили большой баннер с рекламой нашей кинокартины.

В следующем фильме Ивана Вырыпаева «Кислород» Максим Ушаков нарисовал, слепил и смонтировал все мультипликационные вставки. А их было много — получился почти полноценный мультфильм.

— Помню, в последний момент Иван забраковал один из сюжетов: сказал, что в нем нет ничего от меня лично, — улыбается Ушаков. — Я его переделал, результат режиссера устроил. Именно в тот момент я почувствовал, что кино и анимация — это действительно мой мир.

Секреты уличного художника

В настоящее время Максим готовит три проекта для московских режиссеров: придумывает персонажей, делает раскадровку. Работа эта долгая и тщательная. В мультипликации любой проект растянут по времени и занимает минимум полгода. Но и аниматорам нужно на что-то жить.

— Я работаю, как все иркутские художники: летом рисую портреты прохожих на улице, — признается Максим. — Три года работал в местной скульптурной мастерской — мы делали на заказ памятники для разных городов. Теперь в основном рисую для себя. Иногда дома на стареньком компьютере пытаюсь делать мультфильмы.

Он показывает мне один из них. История рассказывает о трагическом путешествии сердца в облаках. При этом сердце очень похоже на женщину с пышными формами — оно разбивается, причем под пристальным вниманием телекамер.

Ушаков давно мечтает о персональной выставке. Несколько его работ уже были представлены в общих экспозициях иркутских художников. Рассматриваем его работы. Поражает выразительность персонажей. Увидев их однажды, уже можешь придумать целую историю. И тебе, как это ни удивительно, понятно, как жил этот герой до того момента, как его нарисовал Ушаков, и что будет с ним после…

— В Москве я любил рисовать прохожих в метро, — говорит Максим. — Там столько колоритных людей! Сейчас вот «подсматриваю» и за иркутянами. В каждом образе важнее всего, конечно, глаза. А также движения, мимика, тень от шляпы…

Ушаков придумывает разных героев. Смешных «челдобреков» он лепит из глины. У них большие носы, грубоватые черты, пролетарская внешность. Вот серия с клоунами. Вот добрейшие гномы. Не удержавшись, прошу Максима нарисовать мой портрет. Он неожиданно весь преображается. Тщательно готовит свое рабочее место, острый карандаш, большой ластик, ножик. Пишет увлеченно, полностью погружаясь в работу. В эти моменты он похож на маленького мальчика, которому долго не разрешали рисовать, но он сам отыскал бумагу и карандаш. Портрет получается похожий, позитивный и очень молодой.

— Это один из секретов уличных художников: мы стараемся не рисовать морщины. Женщинам они категорически не нравятся, — подмигивает Ушаков. — А основные заказчицы портретистов именно дамы. Главное, чтобы лицо получилось похожим, а образ вышел живой.

Фото автора и Дмитрия Дмитриева