Новости Иркутска
Внимание! Электронная почта для публикации объявлений в газете "Иркутск"
reklama@mauirk.ru
т. 730-307

 Улица Халтурина — бывшая Медведниковская — хоть и находится в самом центре города, но скрыта от посторонних глаз. Здесь иркутяне-то редко бывают, а уж туристы и подавно. А между тем именно на этой улице расположилась одна из иркутских достопримечательностей — дом Файнберга. Особняк построен в 1900—1902 годах и сейчас считается памятником архитектуры регионального значения. 

Каменный дом под магазины 

Исай Файнберг — купец первой гильдии, промышленник, домовладелец. Приехав в Иркутск в 1870 году, он оставил заметный след в истории нашего города. Купец занимался общественной деятельностью и меценатством. Известно, что он жертвовал деньги на нужды культуры и искусства. В 1892 году, например, внес тысячу рублей на строительство городского театра. Еще содержал классы, где мальчики обучались ремеслу.

Раньше на этом месте у купца был деревянный особняк, но при пожаре 1879 года он сгорел. Позже здесь был отстроен новый деревянный дом, где поселилась семья мецената.

Второго мая 1900 года Файнберг обратился к городским властям за разрешением на строительство в своей усадьбе. В его заявлении не указывалось, на что именно он просил разрешения, отсутствовал и план застройки.

— О том, что хотел построить купец, мы узнаем из доклада Технического стола Иркутской городской управы, в котором сказано: «В городскую управу поступило заявление первой гильдии купца Исая Матвеевича Файнберга о разрешении постройки каменных магазинов, каменных двухэтажных служб и деревянной двухэтажной пристройки к дому на принадлежащем ему месте земли на углу Медведниковской и Толкучей (ныне переулок Гусарова) улиц, — рассказывает научный сотрудник музея истории города Иркутска Алексей Гаращенко.

На проекте городским архитектором сделана следующая уточняющая надпись: «Препятствий к постройке каменного двухэтажного дома № 1, лавок № 2 и 3, служб № 4 и к пристройке деревянной части № 7 к дому № 6 не встречается».

Бойкое место 

Изначально Файнберг планировал строить магазины, что вполне оправданно. Ведь усадьба находилась, что называется, на бойком месте — рядом с площадью, которая носит сейчас название площадь Труда. Она имела торговый характер, значительную часть площади занимал рынок. В базарные дни прилавки протягивались и вдоль близлежащей Ивановской (ныне Пролетарской) улицы, становившейся продолжением рынка.

На площади выделялся большой двухэтажный каменный дом купцов Трапезниковых, построенный в начале 1820-х годов. Их дом и лавки занимали целый квартал, поэтому площадь иногда называли Трапезниковской.

Свой дом имели здесь и Второвы — богатейшие купцы России. Александр Второв был удачливым коммерсантом, сколотившим огромное состояние — 18 млн рублей. Династии Второвых принадлежало в Иркутске около 50 зданий, в том числе и фамильный особняк, построенный в конце XIX века, где сейчас размещается Дворец детского и юношеского творчества.

На площади также вели торговлю и имели недвижимость купцы Тюрюмины, Забелины, Останины, Чупаловы. Предполагалось, что магазины Файнберга должны быть связаны с хозяйскими покоями.

Городским архитектором в то время был Алексей Кузнецов. По прежним законам, если автором проекта был городской архитектор, рассматривать и утверждать его должен был городской инженер. В документах указывалось, что архитектор только утверждал проект, значит, разрабатывал его кто-то другой, неизвестный.

Кем бы ни был автор проекта, ему пришлось решать трудную задачу проектирования — масштабное здание требовалось вписать в небольшое пространство, имевшее острый парадный угол и ограничение справа двухэтажным деревянным домом.

Сторона здания на улице Медведниковской протянулась всего на 19 метров. Фасад на улице Толкучей имел длину около 55,7 метра.

— Во время строительства снесены были все имевшиеся на тот момент деревянные постройки, за исключением двухэтажного дома на Халтурина, — продолжает Алексей Гаращенко. — Таковы были требования строительного устава того времени. Вместо них возведены каменные двухэтажные служебные помещения. Время их создания можно определить так же, как и двухэтажного каменного дома, — 1900—1902 годы.

Изначально дом планировался как торгово-жилой, но в процессе строительства функция использования части помещений под торговлю была изменена. Здание достраивалось полностью как жилое. Архитектор удачно вместил новое сооружение в плотно застроенную усадьбу. Вероятно, хозяин не захотел или не смог по финансовым причинам пожертвовать деревянным двухэтажным домом.

Песчаник и кирпич

Если бы деревянный дом снесли, то, вероятнее всего, архитектор спланировал бы два симметричных по протяженности фасада на улицах Толкучей и Медведниковской. Это придало бы зданию большую завершенность, и оба фасада были бы равнозначны. Построенный же дом был ориентирован на Толкучую улицу. Но если вспомнить, что Толкучая в те времена вела к большой торговой площади, которая находилась на месте современного здания цирка и площади Труда, то можно говорить о ее большей значимости перед Медведниковской. Поэтому главенствующий фасад оказался оправдан.

При строительстве использовались песчаник и кирпич. Цоколь, например, выполнен из кирпича, а стены со двора выложены блоками песчаника и строительного кирпича. На здании имеются три башенки различной конфигурации, декорированные звездами Давида.

Крыша над главной частью особняка односкатная, над северной — вальмовая (т. е. имеет четыре ската). Скаты направлены на улицу, что препятствует попаданию дождевой и талой воды во двор, что весьма важно для плотно застроенной усадьбы. Чердачные слуховые окна расположены рядами на дворовых фасадах под крышей и производят впечатление дополнительного этажа.

При планировке здания учитывалось предстоящее функционирование в нем крупного учреждения или даже разных организаций одновременно. Об этом говорят несколько парадных входов в здание. Над ними располагаются нарядно декорированные балконы. В центре малого фасада имелся вход, его скромное оформление не акцентировало на себе внимания и производило впечатление, что он сделан из оконного проема по какой-то внутренней необходимости.

Еще одна входная группа располагалась в пристрое со двора: по лестнице можно было пройти в помещения на первый и второй этажи. Это была так называемая черная лестница для обслуживающего персонала. В этой части здания существовали также входы в каменные службы, располагавшиеся во дворе усадьбы. На заднем дворе имелась и каменная постройка, назначение которой не совсем ясно. Возможно, это была конюшня или сеновал.

Цокольный этаж заслуживает особого внимания. Здесь первоначально было пять или шесть входов, обслуживавших отдельные блоки помещений и выходивших во внутренний двор.

Особняк со всеми удобствами 

В отделке интерьеров дома использовались росписи, лепка, печи облицованы изразцами. До наших дней в центральных залах на втором этаже сохранилась роскошная лепнина на потолках.

— Что касается технической оснащенности, дом располагал всем необходимым на то время, — рассказывает Алексей Гаращенко. — Вверху здания, на чердаке, размещалась водокачка. Здесь же был устроен бак для резервуара воды.

Еще в 1902 году Файнберг, сдавая дом Управлению по строительству Кругобайкальской дороги, обещал его «приспособить так, чтобы зимою вода в нем не замерзала и не прекращался бы приток воды по трубам в кухни и ватерклозеты».

Любопытно, что водокачка была как бы на двух уровнях. Сохранились документы, в которых говорилось, что во времена аренды в верхней ее части жил сторож, «а в нижнем помещении водокачки — курьер». Вода накачивалась в бак насосом из колодца при доме. Особняк имел колодец глубиной 15 сажен со срубом, колесом и крышей. Для пищи и питья эта вода была непригодна. Для этих целей ее доставляли бочками из Ангары. В соседнем доме Дубникова, к примеру, водопровода не было.

Позднее, в 1906 году, по проектам московских инженеров Зимина и Карельских построен и сдан в аренду городской водопровод, который, правда, не охватывал весь город, а только отдельные усадебные участки. Водопроводная сеть наряду с другими ответвлениями проходила по Трапезниковской улице — от угла Толкучей до дома Файнберга.

25 тонн угля

Теплые уборные (ретирадники) в те времена были далеко не в каждом жилом доме. В особняке Файнберга таковая была запланирована в соответствии с типовыми проектами зданий конца XIX века.

В доме имелось и центральное отопление.

— Проект центрального отопления дома Файнберга находится в архивном деле Российского государственного исторического архива, копией которого мы, к сожалению, не располагаем, — говорит историк.

Отопление здания осуществлялось печами прямоугольного сечения, «голландками» и одной угловой печью. Несколько угловых печей было в каменных службах. Печи располагались на первом и втором этажах. Практически во всех помещениях подвала также имелись печи-голландки, сооруженные посредине хранилищ.

Печи и их дымоходы выполняли функцию вытяжной вентиляции. Кроме того, кое-где в стенах до сих пор сохранились вентиляционные люки, на внешней стене здания защищенные сверху козырьками. Хорошее проветривание цокольных помещений обеспечивали окна, находившиеся выше уровня земли. К сожалению, вопреки замыслу архитектора, в последующие годы некоторые из них были заложены. Это нарушило температурно-влажностный режим в помещениях и способствовало распространению грибков в фундаментах и на стенах, кое-где поднявшихся на уровень первого этажа.

Здание отапливалось углем и дровами. Для обогрева помещений особняка, расположенного на улице Халтурина, в холодное время требовалось 25 тонн угля.

Военный штаб и лазарет 

Первым арендатором каменного двухэтажного здания стало Управление по строительству Кругобайкальской железной дороги, которое подписало с Файнбергом договор на аренду еще в процессе возведения дома — в июне 1902 года. В доме разместились счетное, материальное и медицинское отделения строительства, здесь же располагался и аптечный склад.

Начавшаяся Русско-японская война внесла свои коррективы. Военным требовались дополнительные помещения под лазареты и учреждения. Дом Файнберга им приглянулся, но он уже был арендован. Возникла переписка между двумя ведомствами.

В 1905 году в дом смогли заехать только военные структуры, связанные с боевыми действиями на Русско-японском фронте. Здесь разместилась канцелярия начальника гарнизона Иркутска вместе со штабом второй Сибирской пехотной дивизии. В 1915-м при штабе располагалась еще и типография.

В 1914 году здесь же разместился заведующий передвижением войск по железным дорогам и водным путям Иркутского района.

После событий декабря 1917 года вплоть до временного установления советской власти штаб дивизии все еще продолжал действовать.

В феврале 1920-го после окончательного установления в городе советской власти во многих бывших частных домах размещались различные организации и учреждения. В доме Файнберга расположилась библиотека школы взрослых повышенного типа имени Карла Маркса с фондом в две тысячи томов, которая обслуживала преподавателей и учащихся школы. Еще здесь находились центральное бюро профсоюзов, биржа труда, библиотека профсоюзов.

В 1920 году улица Медведниковская была переименована в Халтурина. В 1923 году в каменном двухэтажном доме разместился ряд отделов Иркутского государственного областного музея: геологический, зоологический, искусства. Здесь же находилась и канцелярия музея.

В 1924-м постройки усадьбы были муниципализированы и перешли в пользование Управления жилищного хозяйства и строительства.

В сентябре 1931 года в помещения, занятые областным музеем, из-за принятого властями решения об уплотнении с улицы Карла Маркса, 27, также переехал и музей революции.

В разные годы в особняке также располагались общежитие мясокомбината, отдел теории и систем кибернетики, образованный при Сибирском энергетическом институте. После его переезда здание отдали под библиотеку Молчанова-Сибирского. Сейчас здесь разместился Иркутский областной художественный колледж.

Но что бы ни находилось в основном здании, в его деревянном пристрое всегда жили люди — и сто лет назад, и сейчас. Изначально в нем обитала прислуга купца Файнберга. После революции дом отдали под коммуналки.

По решению Иркутского областного Совета народных депутатов в июне 1980 года дом Файнберга поставлен под государственную охрану местного значения.

Фото  из архива