Новости Иркутска

Он объездил весь Советский Союз, бывал в разных странах, погружался в озера и моря. Чего только не повидал водолаз первого класса Владимир Волокитин за свою жизнь — поднимал со дна теплоходы и ледоколы, спасал мосты, работал при сильном течении и даже в щелочи! Он жил везде, но только Иркутск считает своим домом.

«Я детдомовский, своего родного уголка у меня не было. Мотался по всей стране, и больше всего мне понравился Байкал. Я почувствовал себя здесь дома», — признается Владимир Николаевич. После выхода на пенсию у него была мечта — побывать в Севастопольской водолазной школе, где он учился профессии. Осенью 2018 года она осуществилась.

27 лет под водой

Бодрости и энергии Владимира Николаевича позавидуешь. А каким еще может быть настоящий водолаз, прошедший сквозь огонь и воду?

— Я архангельский мужик, — рассказывает Владимир Николаевич. — В 1940 году умерла мама. Началась война. Отцу некуда было меня девать: не возьмешь же с собой ребенка на фронт? Вот и отдал в детдом, и я с четырех лет рос там. Рядом с учреждением была железнодорожная станция, помню, немцы прилетали ее бомбить… В 1943 году отец по ранению был в родных местах, я его повидал. А в апреле 1945-го пришла похоронка — он погиб под Берлином. Месяц до конца войны не дотянул. Так остался я совсем один.

В детдоме было трудно. Владимир Николаевич вспоминает, что в те голодные годы ребятишки знали все травы и растения вокруг детдома на вкус.

— Выживали как могли, — говорит наш герой. — Бывало, старшие у младших крошечную пайку хлеба отбирали. Но я был не такой: хоть убей, свое съедал сам! Был задиристым, не боялся никого. В 13 лет меня отправили учиться в ремесленное училище, там такие же пацаны были, дети репрессированных. Судьба меня помотала. И так случилось, что в 16 лет я оказался на флоте. Друг из Мурманска сказал: «Там точно голодным не останешься». Ну и рванул туда, недолго думая. Мне посчастливилось попасть на большой рыболовный траулер. Это такой плавающий завод, где рыбу ловят и тут же перерабатывают. Причем в таких масштабах: попадались и тюлени, и акулы! Мы бороздили Баренцево море, Норвежское, Северный Ледовитый океан, выходили в Атлантику. По три месяца качались на волнах, не приставая к берегу.

В 1957 году Владимир отправился служить в Севастополь: там базировался военно-водолазный отряд. Смелому парню эта опасная профессия пришлась по душе.

— Четыре года служил в Военно-морском флоте в качестве водолаза. Мы очищали акватории от мин и торпед, — рассказывает Владимир Волокитин. — А после демобилизации то шоферил, то слесарил. Потом опять вернулся к профессии водолаза, и сейчас у меня общий стаж — 27 лет подводных работ по всей стране, а также в Норвегии, Финляндии, Франции, Канаде. В водоемах Советского союза я выводил из-под воды гидросооружения, работал на мостовых опорах, укладывал по дну трубопроводы, прокладывал кабель… Но не вся жизнь прошла под водой: у меня 11 прыжков с парашютом и несколько восхождений в горы с друзьями-скалолазами.

Спасатель кораблей

Работа не раз забрасывала Владимира Николаевича в Иркутскую область. В Братске он познакомился с будущей женой: она работала врачом и обследовала водолазов перед каждым спуском.

— Потом меня на Дальний Восток отправили, Светлана поехала со мной, — вспоминает мой собеседник. — Так из одной командировки в другую и перемещались. Одна наша дочь родилась на Урале, вторая — в Красноярском крае. Однажды приехал в отпуск на родину жены, в Иркутск, зашел к местным водолазам, они как раз собирались на Байкал. И я весь отпуск проработал с ними там. Тогда у меня мелькнула мысль: «Если и заканчивать трудовую деятельность, то только на Байкале…».

В 1972 году у Владимира Николаевича обнаружили язву желудка (сказалось тяжелое голодное детство), и он ушел из профессии. Семья Волокитиных окончательно переехала в Иркутск. Получили квартиру, растили детей.

— Но через три года за мной приехали, — рассказывает Владимир Николаевич. — Сказали — все, восстановился, давай обратно. И в 1975 году я начал работать в Иркутске. Дел хватало. Как-то в Жилкино с автомобильным мостом через Ангару приключилась авария — нас вызвали устранять. В котловане затопило всю технику — мы заделывали пробоину, откачивали воду. Был еще случай в Иркутске II, там баржей сорвало верх водозабора — мы его наладили.

В 1981 году главный инженер Порта Байкал Игорь Брянцев предложил Владимиру Волокитину организовать там водолазную станцию. Наш герой согласился с радостью, ведь работа на Байкале – это мечта. Он с коллегами обследовал суда, проводил все водолазные работы в озере, спасал флот в случае чрезвычайных ситуаций.

— Было такое, что я оказывался на волосок от смерти. Даже вспоминать жутко. Приходилось работать в разных условиях, например, в Новокузнецке пришлось спасать металлургический комбинат от аварии – опускаться в горячую воду. А в Братске на целлюлозно-бумажном комбинате, чтобы заменить насосы, нужно было спуститься в емкость с щелочью. Для этого привезли целую машину водолазных костюмов, шлемов и шлангов, и через каждые 15—20 минут мне приходилось менять всю амуницию: ткань разъедало. Работа длилась несколько дней.

Главным своим достижением Владимир Волокитин считает трижды спасенный ледокол «Ангара». Его водолаз в шутку называет своим памятником.

— В 1975 году в Чертугеевском заливе судно село на дно, видимо, похулиганили лыжники, клинкеты открыли, вытащили пробки в борту, а когда лед растаял, «Ангара» села на дно, — вспоминает наш герой. — Я спускался, затыкал дыры, потом откачали воду и отбуксировали судно к плотине. А в 1984 году ледокол там опять затонул. Начал работы там хабаровский водолазный отряд, но потом потребовалась наша помощь в поднятии корабля. Потом «Ангару» увели в Мельничную Падь. И там он тоже тонул – пришлось спасать в третий раз.

Исполнение мечты

Владимира Николаевича и теперь волнует судьба «Ангары».

— В этом году я даже снял видео-обращение для президента на прямую линию с просьбой о ремонте нашего ледокола, — говорит Владимир Волокитин. — На центральное телевидение он не попал, а вот по местному показали. На праздновании Дня Военно-морского флота подошел к мэру Иркутска Дмитрию Бердникову, представился, мы поговорили на эту тему. Дмитрий Викторович потом спросил, есть ли у меня какая-нибудь личная просьба. Я признался, что моя мечта – вспомнить юность, съездить в Севастополь! И вот мне организовали такую поездку.

Волокитин поехал в Севастополь не с пустыми руками. Он привез местному музею архивные данные о работе водолазной школы в Слюдянке: там во время войны базировался водолазный отряд. А еще в Севастополе иркутянин встретился с курсантами военно-водолазной школы.

— Я проходил службу там, когда школа только начинала работать в Севастополе, мы сами строили эти корпуса, — замечает Владимир Николаевич. — Поэтому сильно хотел вспомнить те годы. Ездил я осенью, застал теплые дни. Пробыл там неделю и каждый день ходил купаться, заплывал далеко! Подзагорел даже.

— Счастливы, что повидали памятные места? — спрашиваю я этого удивительного человека напоследок.

— О, еще как! Побалдел от души! — смеется наш герой.

И мне кажется, что из Севастополя вернулся не седовласый Владимир Николаевич, а 18-летний задорный ученик водолазной школы Володя Волокитин…

Фото из архива героя