Новости Иркутска

Павел Михайлович Трухин — заслуженный работник ВСЖД. Это звание он получил этим летом, когда в его родном Ново-Ленино праздновалось 120-летие прибытия первого поезда в Иркутск. Железнодорожники полностью восстановили атмосферу, которая царила в то время. Праздничное действо смотрелось особенно эффектно на фоне старых стен локомотивного депо, которое тоже впервые открыло свои двери 120 лет назад.

«В электричку — как домой» 

— В этом депо я и проработал всю жизнь, — рассказывает Павел Михайлович. — И двенадцать лет подряд был его руководителем. На пенсии с 1996 года, но до сих пор скучаю по своим электровозам.

Он только что приехал с дачи, добирался на электричке. Пока ехал, внимательно следил за ходом движения поезда.

— Я захожу в электричку, как будто в дом родной, — смеется Трухин. — В наше время и составы были по двенадцать вагонов, и ходили они намного чаще. Но нужно понимать, что все пассажирские перевозки убыточны по определению…

Павел Михайлович до сих пор не расстается с фирменной синей рубашкой железнодорожника. Хотя в молодости он не снимал тельняшку.

— Я рос без отца в рязанской деревне. Папу убили в 1943-м, и мама поднимала троих сыновей одна, — рассказывает он. — А паспортов у деревенских жителей до Хрущева не было. Думаете, почему наш колхоз был полон молодежи и выбился в миллионеры? Потому что уехать из него никто не имел права! Уйти в армию — был единственный шанс для нас чему-то научиться, посмотреть мир. Поэтому я пошел служить на пять лет в морской флот. Вначале учился в школе связи в Кронштадте. Остров весь состоял из учебных корпусов для будущих моряков. Учиться там было очень интересно. А потом нас перебросили во Владивосток. Служить на Тихоокеанском флоте было здорово. Хорошая школа для нас, деревенских парней.

Тогда ввели новое правило: солдат, поступивший в вуз, получает досрочную демобилизацию.

— Я поступил в Хабаровский институт инженеров железнодорожного транспорта, — продолжает Трухин. — На лекции ходил в черном морском бушлате: другой одежды просто не было. Там же, в Хабаровске, встретил и свою будущую жену Аню.

После института супруги Трухины хотели отправиться на запад России, но оказались в Иркутске.

— В сравнении с тем же Хабаровском Иркутск в 1963 году был настоящей деревней, — вспоминает Павел Михайлович. — Машин на улицах почти не было, ни магазинов, ни развлечений… Но я быстро втянулся в коллектив. Думал, поработаю год и уеду в Рязань. Но нам с женой, как молодой семье, предоставили однокомнатную квартиру. Согласитесь, это настоящее событие! Так мы и остались в Иркутске.

Построй квартиру сам!

Ново-Ленино в ту пору чаще называли Иннокентьевкой, хотя сама станция уже именовалась Иркутск-Сортировочный. В локомотивном депо трудились три с половиной тысячи человек, большинство работников жили здесь же, возле вокзала. Чинить электровозы — дело сложное и ответственное. Трухин уходил на работу в шесть утра, возвращался обычно к десяти вечера.

— Мы занимались электровозами постоянного тока, — продолжает мой собеседник. — Возле Слюдянки железная дорога проходит по горам с высоким наклоном, поэтому ток должен быть постоянным, чтобы локомотив мог преодолевать эти высоты. Вот эти непростые электровозы мы и чинили. Контроль за качеством нашей работы был строгим: проверяли и ревизоры, и машинисты, и начальство.

Начальником депо Трухин стал в сложные годы перестройки. Везде зарплаты задерживали. Но благодаря деловой хватке начальника локомотивщики деньги получали всегда в срок. Решался и квартирный вопрос.

— Мы сами из наших деповских ремонтников сформировали бригады, прошли обучение и построили себе дома, — говорит Павел Михайлович. — Я и сегодня живу в доме, который достраивал лично. Все участники войны у нас получали квартиры сразу, а остальные — по очереди.

Эти бригады возводили жилые дома и на Вокзальной улице, и в Деповском переулке. Они построены на славу и ценятся до сих пор. Все знают, если дом «железнодорожный», то жить в нем будет комфортно.

— Теперь нет такого отношения к труду, — считает железнодорожник. — Мы понимали, как важно стать специалистом и много работать: тогда можно свернуть горы — не бывает не решаемых проблем. Приведу пример. Наше депо сотрудничало со школой № 7. Так там все мальчики к 10-му классу получали квалификацию помощника машиниста. Конечно, они могли в своей жизни и не вернуться на железную дорогу. Но эти рабочие знания и умения оставались у них на всю жизнь.

55 лет в Ново-Ленино 

В Ново-Ленино Трухины живут уже 55 лет. Чаще всего вспоминают свою рощу — парк напротив депо. В 60-е годы здесь было оживленно и весело: звучала живая музыка, вокруг работали ларьки. После рабочего дня железнодорожники любили прийти сюда — на других посмотреть и себя показать. В 90-е роща пришла в запустение, но несколько лет назад ее привели в порядок. И это место обрело вторую жизнь: теперь здесь вновь много гуляющих, молодежи, родителей с детьми.

— Раньше любили рассказывать байки про ново-ленинский криминал. Мы же за всю жизнь ни разу ни с чем подобным не столкнулись, — говорит Павел Трухин. — В прошлом была в Ново-Ленино одна большая проблема — отсутствие транспорта. Четырнадцатый автобус порой ждали часами. Но теперь в наш район можно добраться без проблем из любого конца города.

В Ново-Ленино у четы Трухиных родились сын Виктор и дочь Любовь. Сын теперь руководит институтом вирусологии в Санкт-Петербурге, а дочь пошла по стопам отца, работает на ВСЖД. У супругов уже шесть внуков и правнук Максим, который живет с родителями в Москве.

— Мы любим ездить к внукам в гости, и они тоже стараются нас навещать, как минимум два раза в год приезжают в Иркутск, — улыбается Павел Михайлович. — На мое 80-летие собралась вся семья, выступали артисты, хорошо погуляли.

— Будете ли вы отмечать столетие Ленинского района в будущем году?

— Конечно! У нас хороший район, работящий, дружный. Подумать только — уже сто лет! Да и нам с женой скоро будет столько же…

Фото автора