Новости Иркутска

В минувший четверг, 18 октября, ушел из жизни Марк Григорьевич Меерович. Архитектор с мировым именем, ученый, историк, человек, искренне любивший свой город и заботившийся о нем. Того, что он успел сделать, хватило бы на несколько десятков жизней.

«Заслуженный архитектор России, профессор Иркутского национального исследовательского технического университета, доктор архитектуры, доктор исторических наук, член Общественной палаты города, автор множества научных трудов и монографий… Один из самых неравнодушных к истории и архитектуре родного города людей, интереснейший собеседник», — так начинался мой материал, который был опубликован под рубрикой «Прогулки по Иркутску» в августе нынешнего года. Это была одна из тех прогулок, о которых я долго мечтала. Да и с кем еще говорить об Иркутске, как ни с человеком, который написал такие потрясающе искренние и глубокие слова: «Все очень просто. Спросите меня — что значит любить человека? Это и так всем понятно. Любить человека — это значит его любить. Что значит любить город? Любить так же, как человека, то есть пытаться исправить его недостатки, восторгаться его достоинствами, нянчить его детей, спорить с его заблуждениями. Главное — с душой».

Еще зимой, когда я позвонила Марку Григорьевичу с предложением стать героем этой рубрики, он интеллигентно ответил, что ему надо подумать. Договорились созвониться весной. В апреле состоялся еще один наш телефонный разговор. Марк Григорьевич раздумывал над предложением и уже готов был согласиться, но на ближайшее время все распланировано, поэтому встреча перенеслась на лето.

В июне появилась конкретика, и стало понятно, что прогулка все-таки состоится, мы начали обсуждать детали. Узнав, что для материала требуются и личные истории, Марк Григорьевич взял тайм-аут.

— Нужно подумать, по каким местам своей «боевой славы» я вас поведу, — шутливо заметил архитектор. — Подготовиться и все написать.

— Марк Григорьевич, писать буду я, — возразила я.

— Для меня подготовиться — это и есть написать.

В июле мы все-таки погуляли. Это были интереснейшие несколько часов наедине с Марком Григорьевичем. Мы бродили по его любимым улочкам. Я завороженно слушала рассказы о его детстве, родителях, школьных годах, студенчестве, первой встрече с будущей женой… Меерович увлеченно говорил о деревянном Иркутске, показывал мне, по каким деталям орнамента можно отличить один стиль деревянного зодчества от другого. Рассказывал о планах сохранения не только памятников, но и уникальной иркутской деревянной средовой застройки.

В тот солнечный день мы рассуждали о серьезных вещах, шутили, смеялись… Меерович вообще был удивительный собеседник: умный, интеллигентный, эрудированный, с тонкой душевной организацией, с прекрасным чувством юмора.

В августе материал был опубликован. Текст он согласовал быстро. Марк Григорьевич с пониманием отнесся к тому, что для публикации нужны снимки из его семейного альбома. Если уж Меерович за что-то брался, то делал это со всей ответственностью, качественно и быстро.

А в сентябре как гром среди ясного неба от Марка Григорьевича пришло письмо, в котором о сообщал о своей болезни… Не верится, что этот улыбающийся, обаятельный, сильный человек ушел навсегда.

Вот несколько прощальных слов людей, хорошо знавших Марка Григорьевича.

Юрий Коренев, председатель Общественной палаты Иркутска:

— Это большая беда. От нас ушел Гражданин с большой буквы, хороший сын нашего города, который по-настоящему о нем заботился и мог еще много для него сделать. Он всегда имел свою точку зрения и, если надо было, мог ее отстоять. К его голосу прислушивались, он был значим.

И хотя говорят, что незаменимых нет, Марка Григорьевича в обозримом будущем некем заменить. Мы как раз заканчивали с ним работу над программой защиты деревянной средовой застройки. Это очень серьезный документ, который мы долго готовили и он был уже практически готов. В память о Марке мы обязательно должны доработать эту программу.

Алексей Козьмин, урбанист и предприниматель:

— Марк Меерович — мой друг и учитель. Еще пару месяцев назад все было прекрасно, мы обсуждали какие-то планы, шутили, делились впечатлениями. Потом он узнал о болезни и написал письмо всем друзьям, что врачи дали ему всего две с половиной недели. А 15 октября он написал друзьям второе письмо, что он борется и финал только один — жизнь. Я не верил в то, что это правда и не верю до сих пор. Человек с колоссальной энергией, который сдвигал горы, просто не мог так уйти…

Я благодарен Марку Григорьевичу за поддержку всех моих проектов, за его работу во главе группы советников Фонда регионального развития Иркутской области, за ту роль, которую он сыграл в проектах Сибирской лаборатории урбанистики, за руководство моей магистерской диссертацией. Благодарен ему просто за обычное человеческое общение со мной и моей семьей.

Яна Лисицина, художник:

— Никто не помнит, как он родился, и не знает, когда умрет. Две загадки для всех. Марк же знал про свою смерть, знал ее время и обогнал на три дня. Он предупредил всех нас, его первое письмо накрыло куполом тишины. Он замолчал, и все замолчали. Ждали, молились, просто жили. Надеялись. Я думала — он выскочит, попадет в те пять процентов, которые выздоравливают. Он ведь всегда все делал неправильно, нестандартно, не так, как принято. Он был гением, а гений действует по своему, только ему ведомому пути.

С одной стороны, Марк был системный, с другой — абсолютно свободный во всем. Смелый. Он меня учил не бояться на собственном примере. Я иногда цепенела от его храбрости, но он неизменно оказывался прав и выигрывал. Он учил думать, тыкал носом в дурость, яростно спорил и искренне радовался.

У него был дар радости, это редкий дар, божий. А учил между делом, в деле, даже просто в какой-то легкой болтовне. Он многих учил. И за многих радовался. Попадало в цель. Или еще попадет, эти искры долго тлеют. А нас много — его учеников и его друзей.

Мне представляется его жизнь ярким огнем. Марк взял этот факел и очертил круг вокруг себя, замкнул кольцо. Он предупредил нас о своем уходе. Это совершенно как в древнем Риме: бытие и небытие на виду у всех. Жил достойно и ушел достойно. Как воин.

СПРАВКА

Марк Меерович — доктор исторических наук, доктор архитектуры, автор десятков монографий, напечатанных на русском, итальянском и немецком языках. Создатель 600 научных, научно-методических работ и 25 монографий. Участник и организатор более 65 всесоюзных и международных научных симпозиумов, конференций, конгрессов по проблемам проектирования.

С 2015 года — член Общественной палаты Иркутска, руководитель комиссии «Городская среда». С 2016 года — эксперт РАН. Иностранный эксперт Китайской Народной Республики, консультант образовательных программ Московской школы управления СКОЛКОВО.

Как архитектор-практик, Марк Григорьевич создал около 200 проектов интерьеров, среди которых более 120 реализованы и многократно демонстрировались на выставках. Признанный эксперт в области архитектуры и дизайна. За проект планировки иркутского 130-го квартала в составе авторского коллектива получил Национальную премию в области архитектуры и градоустройства «Хрустальный Дедал».