Новости Иркутска

В миллионах километров от нас, где-то между Марсом и Юпитером, есть «копия» нашего мира: там летает небесное тело под названием Иркутск; где-то неподалеку проносятся малые планеты Ангара и Байкал; сияют издалека, словно звезды, астероиды с именами Вампилов, Распутин, Евтушенко. Кто же «отправил» всю Сибирь в космос? Сделал это астроном Николай Степанович Черных — в свое время он вместе с женой открыл свыше 700 астероидов и многим из них дал имена наших выдающихся земляков и знаковых мест. Недавно на фасаде Иркутского педагогического института — альма-матер супругов — появилась мемориальная доска в честь ученого.

«Если звезды зажигают…» 

Сегодня обнаружение нового астероида уже не считается крупным научным событием: современные компьютеры в автоматическом режиме открывают по 300 малых планет в сутки. Но полвека назад это делалось вручную и представляло собой долгий, кропотливый труд: каждую ясную ночь астрономы устремляли свои телескопы в небо и ждали, когда появится крошечная движущаяся «звездочка».

— Если она перемещается — значит, это уже не звезда, а астероид, — объясняет директор астрономической обсерватории ИГУ Сергей Язев. — Тогда нужно сделать несколько засечек, определить координаты, вычислить орбиту, по которой объект летает вокруг Солнца. И когда он совершит по этой траектории пару оборотов (каждый из которых может занять 2,5 года), можно уверенно называть его астероидом, присваивать номер и давать название.

Порой эксперимент заканчивался безрезультатно: изучаемый астероид оказывался уже известным науке. А теперь представьте, сколько понадобилось бессонных ночей, точных расчетов и энтузиазма, чтобы открыть 538 астероидов и две кометы — столько небесных тел на счету Николая Черных. В общей сумме он с супругой обнаружил свыше 700 малых планет, а возглавляемая им группа астрономов — 1286. Так что в искусстве нахождения астероидов Николая Степановича можно небезосновательно назвать чемпионом мира.

Будущий ученый родился в семье тракториста-механика. Когда мальчику исполнилось десять лет, семья Черных переехала из Воронежской области в Приангарье и поселилась в старинном селе Шерагул Тулунского района. Окончив школу и вернувшись из армии, Николай выбрал для себя Иркутский педагогический институт: подкупило наличие специальности «физика и астрономия». В своих воспоминаниях Николай Степанович писал: «Заниматься астрономией было моей мечтой, и я был рад возможности хотя бы приблизиться к ней».

Во время вступительных экзаменов он познакомился со скромной, умной девушкой Люсей — через много лет она займет вторую строчку в мире среди женщин-астрономов по количеству открытых малых планет. Николай влюбился в нее задолго до мирового признания, когда Люся была еще никому не известной абитуриенткой пединститута. Спустя три года он сделал ей предложение руки и сердца — с тех пор ученые стали неразлучны.

Лаборатория времени 

Интерес к изучению небесных тел в студентах пробудил Алексей Александрович Каверин, читавший в институте курс астрономии. Одна из однокурсниц Николая Степановича тонко подметила: «Бывает, что спутник превосходит по размеру свою планету. Так вот Каверин и Черных как раз напоминали такой союз: по коридору шел невысокий Каверин, а вокруг него кружил крепкий, рослый Черных».

Николай Степанович тепло отзывался о первом наставнике, а позднее даже назвал его именем один из открытых астероидов.

«Он привлек меня к участию в наблюдательных и вычислительных работах, которые велись в Астрономической обсерватории ИГУ, — писал Черных о Каверине. — Те годы были на редкость богаты разными астрономическими явлениями: великое противостояние Марса 1956 года, прохождение Меркурия по диску Солнца, солнечные и лунные затмения, две яркие кометы — комета Аренда-Ролана весной 1957-го и комета Мркоса в августе-сентябре, запуск первых советских искусственных спутников Земли. Особенно интересные результаты нам удалось получить о комете Мркоса. Мы с Людмилой Ивановной тогда не предполагали, что в будущем нам доведется встречаться лично с первооткрывателем этого знаменитого небесного тела — выдающимся чехословацким астрономом Антонином Мркосом, принимать его у себя в Крыму и быть у него в гостях».

На последних курсах института Николай и Людмила стали совмещать учебу с работой в лаборатории времени (ныне ВНИИ физико-технических и радиотехнических измерений), куда их пригласил Лев Николаевич Надеев. В трудовой книжке Николая Степановича появилась первая запись — астроном.

Поначалу Черных работал на пассажном инструменте, затем ему поручили освоение новой призменной астролябии Данжона. С помощью этих приборов он занимался определением точного времени.

— Время привязано к суточному вращению Земли вокруг Солнца относительно внешних звезд. Наша планета вращается неравномерно, и потому продолжительность суток постоянно меняется. Чтобы определять точное значение и вносить поправки в определение всемирного времени, раньше по всей Земле работала масса подобных станций, — продолжает Сергей Язев.

«Работа в иркутской лаборатории времени была для нас хорошей астрометрической школой, — писал Черных. — Надеев учил нас не бояться сложных приборов, самим находить неисправности или нарушения регулировки и исправлять их. Он добивался от нас аккуратности и тщательности в работе. Впоследствии этот опыт очень пригодился при организации наблюдений малых планет в Крыму».

В 1961 году Николай Степанович покидает Иркутск: сначала поступает в аспирантуру Института теоретической астрономии в Ленинграде, затем его приглашают в Крымскую астрофизическую обсерваторию (КрАО). Там под его руководством запустили программу наблюдений малых планет. Для супругов Черных это стало семейным делом на ближайшие полвека.

Иркутский след на небе 

Астрономы так называемой крымской группы регулярно наблюдали за областью между Марсом и Юпитером — именно там находится крупнейшее скопление астероидов. Первая малая планета была открыта Николаем Степановичем в 1968 году и получила наименование Северный (в честь директора КрАО — академика А.Б.Северного). А вот сибирское название появилось на небе впервые в 1970 году — новому астероиду № 1957 присвоили имя нашей реки.

«Ангара — украшение Иркутска, его существенная часть, и с ней у нас связано много воспоминаний. Символичен и номер этой малой планеты: 1957 год был в нашей жизни особенным, наполненным многими важными событиями», — писал Черных, подразумевая и свадьбу с Людмилой Ивановной, и свои первые научные публикации.

Согласно правилам, ученые, открывшие астероид, вправе предложить для него свое название, но окончательное решение все же принимает комиссия Международного планетного центра (Кембридж, США). Супруги Черных успели вписать в космическую историю сотни имен ученых, политиков, космонавтов, деятелей искусства; названия родных мест — Иркутск, Ангара, Байкал, Шерагул, Саяны; даже некоторые реалии советского прошлого — Пятилетка, Товарищ.

Астрономы также увековечили в небе плеяду русских писателей, в том числе наших земляков — Евтушенко, Вампилова, Распутина. К сожалению самих открывателей, астероид в честь Валентина Григорьевича получил не очень благозвучное сокращение Валгрирасп.

«Людмила Ивановна хотела его назвать Валентин Распутин, но члены комиссии утвердили аббревиатуру, состоящую из первых букв имени, отчества и фамилии писателя. На наш взгляд, не очень удачное название», — признавал Николай Степанович.

Первооткрыватели не забыли своих учителей и коллег (так появились астероиды Надеев, Каверин, Мансурова) и родную альма-матер — в 1979 году одну из малых планет нарекли Ирпедина (Иркутский педагогический институт).

— И пусть наш институт не представлен в мировых рейтингах, зато он есть на небе. И нет силы человеческой, чтобы это изменить, — с гордостью подчеркивают однокурсницы Черных. И они знают, о чем говорят, ведь названия даются небесным телам навечно и не могут быть изменены.

В 2003 году Николай Степанович в последний раз приезжал в родные края, гостил в Шерагуле, был проездом в Иркутске. В 2004-м он ушел из жизни. Людмилы Ивановны не стало в прошлом году. Но где-то вокруг Солнца до сих пор летают два небесных тела: малая планета Черных, названная так чехословацким астрономом Мркосом, и астероид Коля, открытие которого Людмила Ивановна посвятила любимому мужу.

Фото из архива Сергея Язева

ЦИФРЫ

31-ю строчку занимает Николай Степанович в рейтинге первооткрывателей малых планет, учитывающем деятельность 1459 астрономических организаций и астрономов мира (по состоянию на июль 2014 года).