Новости Иркутска

Агриппине Николаевне 93 года, и 55 лет из них она проработала за одним верстаком на авиазаводе. Она застала те времена, когда строился Иркутск II, когда в одной квартире жили три семьи и не запирали дверей. История жизни бабы Груши — в цикле очерков к столетию Ленинского района.

«Закалились на всю жизнь» 

Агриппина Николаевна — яркая и бойкая женщина. Она с гордостью рассказывает про свой район и часто повторяет одну фразу: «Мы много работали, поэтому все у нас было хорошо». Родилась Агриппина в 1925 году в усольской деревне, рано осталась сиротой.

— Когда я в 17 лет поступила в ремесленное училище, сразу же пошла работать на авиазавод, — вспоминает героиня. — Шла война, 42-й год, в цехах трудились почти одни девчонки. Морозы стояли страшные, мы очень мерзли — наверное, тогда и закалились на всю жизнь. Мне повезло, что соседка по коммуналке была из деревни, ей родители помогали продуктами. Но главное — мы все вместе были со своей страной. А она всегда была за нас!..

Ветеран труда перечисляет все, что было бесплатным в СССР: «Вы слышали что-нибудь про уценку товаров сейчас? А у нас тогда все товары сделали дешевле — и это после страшной войны!». Чумакова активно участвовала в профсоюзной жизни. На одном из московских съездов даже видела Юрия Гагарина и сфотографировалась с ним.

— А я ведь была всего лишь выколотчиком-доводчиком, — смеется Агриппина Николаевна. — Под прессом формировала основу из дюраля, и из этого куска металла нужно было сделать точную деталь для самолета. Все наши изделия были под жестким многократным контролем. Конечно, приходилось дорабатывать и напильником, и ножницами для металла. Руки мои и теперь помнят ту работу, болят. Через десять лет труда мне даже выдали личное клеймо — я его ставила на детали, это был мой знак качества.

В 1948 году она вышла замуж за заводчанина Андрея. Познакомились на танцах в Доме культуры, который сегодня носит имя Гагарина. У молодой пары родились дочь и сын. Теперь у Агриппины Николаевны два внука и четверо правнуков. Они зовут ее ласково — баба Груша.

— У меня всегда было редкое имя — и тогда, и сегодня, — смеется она. — В юности часто звали Груней, потом — Грушей. Хорошее имя, доброе. Ученики, конечно, звали по имени-отчеству. Я уже с молодости была наставником, растила смену.

Агриппина Чумакова — кавалер ордена Трудовой Cлавы II и III степеней. У нее было представление и на орден первой степени, но во времена перестройки эту награду неожиданно перестали выдавать. Так бы иркутянка получила еще и звезду Героя Социалистического Труда. Чумакова ушла с авиазавода лишь в 1997 году. Как она говорит, решила дать дорогу молодым.

«Наш район шел самый первый!..» 

Иркутск II Агриппина Николаевна любит всем сердцем и другого места жительства для себя не представляет.

— На демонстрациях 7 ноября и в Первомай наш Ленинский район всегда выходил первым. И колонна авиазавода была самой большой и веселой, — с гордостью говорит старушка. — А потом еще долго ходили друг к другу в гости. Можно было зайти в любую квартиру: гостям везде были рады!

Дружелюбие и сплоченность, по мнению Чумаковой, объяснялись коммунальной системой. В каждой квартире — минимум по три семьи, и все у них было общее: «Соседка засолила капусту в кадушке на кухне, конечно, пригласит попробовать». Но главная причина советского братства все-таки кроется в другом.

— Мы все постоянно были на работе, — говорит она. — Тунеядцев среди нас не было, все были заняты, все трудились и гордились своей работой. Поэтому и отдыхали по-настоящему! Если танцевали в ДК, то все умели вальсировать. Если отмечали Новый год — то всем двором!..

 

Агриппина Николаевна подчеркивает, что квартирный вопрос в то время решался без проблем: как только семья расширялась, авиазавод предоставлял новую жилплощадь. В 60-е годы в Иркутске II активно работали народные стройки, когда молодежь сама участвовала в отделке своей будущей квартиры.

— Я всегда любила нашу «Сибирь», — улыбается ветеран труда. — Так мы называли улицу Сибирских Партизан — самую главную в Иркутске II. Помню, как строился наш район: четыре угла — пересечение Украинской и Муравьева, Дом быта на остановке «Кафе». С тех пор почти ничего не изменилось. Потому что изначально все строилось на века и по уму. А вот соседнее Ново-Ленино сегодня не узнать: раньше мы на этих полях выращивали картошку, а теперь там одни высотки.

12 пятилеток

Все дети Агриппины Чумаковой трудятся здесь же, на авиазаводе. Многие традиции предприятия сохранились еще с военных времен, например, распорядок дня с обедом в 12 часов. А когда после работы весь авиазавод выходит за проходную, то протиснуться сквозь этот дружный многотысячный строй почти невозможно.

— Удивительно, но раньше мы действительно знали чуть ли не всех людей в нашем районе, — говорит Агриппина Николаевна. — Днем все вместе работали на заводе, а вечерами встречались здесь же, в магазине или во дворе. Не авиастроителей среди нас почти и не было!

Только в 90-е годы приехало много новых людей. А старики постепенно уходят…

Чумакову часто приглашают на заводские собрания. Она до сих пор помнит бывших коллег и может говорить о них часами.

— Работа наша была тяжелая и ответственная, — говорит собеседница. — Но мы были готовы пропадать на ней неделями. На моем счету 12 пятилеток! И я горжусь каждой из них, до сих пор помню наши результаты в каждой.

В родном Иркутске II Агриппина Николаевна больше всего любит Комсомольский парк, который расположен рядом с ее домом. Сталинские постройки, как и полвека назад, считаются здесь престижным жильем. Они почти не изменились, разве что в каждом подъезде появились железные двери.

— Что вы, в наше время не то что подъезд — квартиру не закрывали, — смеется бабушка Груша. — Коллективизм — великая сила. Мы так воспитаны: у нас все общее. А чтобы хорошо было всем, нужно и работать вместе.

Фото автора и из архива