Новости Иркутска

Поставить красноречивого, выразительного Льва Толстого без слов? Это настолько же невероятно, как рассказать о человеческих страстях через историю лошади. Охлопковцам удалось и то, и другое. Инсценировкой повести «Холстомер» в постановке режиссера Сергея Землянского Иркутский драматический театр открыл 169-й сезон.

«Все выше и выше поднималось небо, шире расплывалась заря, белее становилось матовое серебро росы, безжизненнее становился серп месяца, звучнее — лес. Звучнее — лес…» Это единственная строчка повести Льва Николаевича Толстого, которую зритель услышит со сцены. Все остальные диалоги и размышления ему предстоит увидеть, почувствовать, перевести с пластического языка. Животные инстинкты и человеческие судьбы переплелись здесь в полнейшей тишине — прерываемой разве что дыханием и ржанием лошадей. Специально для иркутской сцены драматург из Латвии Раса Бугавичуте-Пеце написал либретто, а приглашенный режиссер-хореограф Сергей Землянский переложил его на язык тела.

— Это трогательная история, которая задевает до дрожи, до мурашек, до слез. Между человеческим и животным здесь проходит очень тонкая грань, — рассуждает режиссер. — Когда директор театра Анатолий Стрельцов предложил мне поставить «Холстомера», я перечитал повесть, и что-то меня задело. Поэтому согласился приехать в Иркутск. Я благодарен театру за эту возможность создать спектакль без слов, извлечь великий текст Толстого, при этом не потеряв сути и глубины произведения. Эксперимент оказался удачным для всей труппы, артисты пришли в хорошую форму с точки зрения физики и мастерства.

В постановке задействовано 24 актера. Пластика, жесты, движения, хореография — вот и весь инструментарий, который режиссер им оставил. Сначала артисты отнеслись к такому формату с некоторым скепсисом, но с каждым днем все больше и больше вовлекались в интересный эксперимент.

— Это не пантомима. И не балет. И не совсем драма. Это спектакль без слов, — характеризует данный жанр Сергей Землянский.

Чтобы заговорить на языке тела, актерам приходилось изо дня в день обтачивать свою физическую форму. Только за время утренней разминки они выжимали по 2—3 футболки. Неудивительно, что к премьере все артисты обладали рельефными фигурами с крепкими, натянутыми, как струна, мускулами — и это еще больше подчеркнуло сходство с упругими телами скакунов.

— Перед нами стояла задача — открыть в себе лошадиную, звериную природу, — говорит исполнитель главной роли Дмитрий Акимов. — Отказаться от текста было интересно, ведь артист проявляется в паузах. Как говорит Землянский, здесь вы никого текстом уже не обманете, здесь говорит ваше тело, а оно никогда не врет.

Роль Холстомера — мерина, «прозванного так толпою за длинный и размашистый ход, равного которому не было в России», исполняют сразу четыре актера: Артем Мартос в детстве, Иван Алексеев в юности, Дмитрий Акимов в зрелости и Андрей Винокуров в мудрости. Уродливым белым пятном отмечены их лица — эта пежина всю жизнь возбуждала странное презрение к Холстомеру в людях и сородичах. Его тяжелая оглобля до боли напоминает крест, который предстоит нести всю жизнь. Судьба пятнистого мерина, в которой есть место дружбе и соперничеству, любви и предательству, наслаждению и страданию, гулко отзывается в человеческом сердце.

— Это история про нас, но через призму лошади. Про выбор, путь, духовную вертикаль, — добавляет Дмитрий Акимов. — Безусловно, это что-то новое и неизведанное. Работа над этим спектаклем нас сильно объединила, мы три месяца существовали маленькой коммуной с десяти утра до десяти вечера. При этом все время друг за другом наблюдали, постоянно находились в репетиционном зале, даже если в сцене были заняты только двое. Напитывались материалом, ощущением, атмосферой.

Каждый актер учил абсолютно все танцевальные комбинации, используемые в постановке. И потом из этой лексики, заменившей текст, создавался спектакль.

— Мы несколько месяцев работали в репетиционном зале, учились говорить на языке тела, — рассказывает режиссер. — А после отпуска, буквально 10 дней назад, я вывел «Холстомера» на сцену. Я всегда так работаю: ставлю спектакль непосредственно на сцене, создавая переходы, взаимодействуя с декорациями.

Сценическое пространство придумал заслуженный художник России Максим Обрезков. Прежде он неоднократно работал с Сергеем Землянским в жанре новой пластической драмы, и потому его декорации и костюмы — тоже своеобразный язык. Для «Холстомера» был построен большой деревянный загон, легко превращающийся то в кабак, то в любовное ложе. Музыкальное сопровождение написал композитор Павел Акимкин.

Такие безмолвные спектакли Сергей Землянский создает уже шесть лет. Сегодня его постановки идут в Израиле, Латвии, крупных городах России, а теперь еще и в Иркутске.

— В 2012 году в Московском театре имени Пушкина состоялся мой первый спектакль без слов «Материнское поле» по Чингизу Айтматову, — вспоминает режиссер. — Эксперимент получился ярким, удачным, и в том же сезоне я выпустил на этой сцене «Даму с камелиями».

Затем ему поступило предложение от Олега Меньшикова, и вскоре в театре имени М.Н.Ермоловой состоялась премьера «Демона» по Лермонтову и гоголевского «Ревизора». Одна из последних громких работ Землянского — «Калигула» в Московском Губернском театре под руководством Сергея Безрукова.

— У меня остались очень приятные впечатления от работы с иркутской труппой и от вашего театра в целом, — признался приглашенный режиссер. — Все было гостеприимно и душевно. А это важно, когда создаешь спектакль в любви.

Фото Анатолия Бызова и Станислава Ларева

КСТАТИ

В нынешнем сезоне Иркутский драматический театр имени Охлопкова представит зрителю помимо «Холстомера» несколько премьер: «Дракон» по пьесе Евгения Шварца, «Новогодние приключения Маши и Вити» на музыку Геннадия Гладкова, спектакль по пьесе Виктора Розова «В день свадьбы» и комедию Александра Грибоедова «Горе от ума». Последнюю будет ставить новый главный режиссер театра Станислав Мальцев. Прежде он руководил драматическим театром Тихоокеанского флота во Владивостоке и Уссурийским драматическим театром имени В.Ф.Комиссаржевской. Иркутским зрителям он известен поэтической драмой Алексея Толстого «Царь Федор Иоаннович».

Кроме того, на базе драмтеатра готовится к открытию беби-театр для зрителей от года до трех лет. Это будут короткие бессюжетные спектакли, направленные на раннее приобщение малышей к искусству путем зрительного и тактильного восприятия. Руководить проектом будет актер и режиссер Евгений Солонинкин.

В начале октября труппа драмтеатра в составе 50 человек отправится на гастроли в Израиль. Они покажут «Поминальную молитву» в шести городах. В ноябре охлопковцам предстоят гастроли на Камчатку, а весной — фестиваль во Франции. Там, в Гренобле, они представят свою постановку «Игрок» по роману Федора Достоевского.