Новости Иркутска

Самую драматичную пьесу Александра Вампилова «Утиная охота» поставили на необычной площадке — в Театре кукол «Аистенок». Главный режиссер Центрального театра кукол имени С.В.Образцова Борис Константинов создал удивительно светлый спектакль, полный доброго юмора и не избитых смыслов.

— Мне нравится видеть в этой пьесе некий парадокс, — пояснил Борис Константинов. — Мы говорим о темных сторонах личности, но мне хочется вытащить наружу то светлое, что в ней есть. Я хочу, чтобы это был жизнеутверждающий и пропитанный любовью спектакль. Хотя там потеря за потерей, измена за изменой…

У режиссера в полной мере получилось осуществить то, что он задумал. В начале спектакля мы видим кошмарный сон Зилова — за ним гонятся гигантские утки. Он прячется под кровать, но агрессивные пернатые прицеливаются в него из огромного ружья. В кульминационный момент герой просыпается…

Интересно, что главного персонажа играет актер Роман Бучек, а остальных действующих лиц – куклы. Кстати, в «Аистенке» спектакль идет под названием «Сны Зилова».

— Это решение мне подсказал сам автор, ведь пьеса — это наплывы воспоминаний, — пояснил Борис Константинов. — Там есть события, которые главный герой Зилов проживает здесь и сейчас, и то, что случилось с ним ранее. В этих воспоминаниях он как настоящий кукольник немного отстранен, но в то же время управляет своим окружением, будь то любимые женщины, друзья или коллеги по работе.

В спектакле используются марионетки планшетной системы, но актеры при этом работают не в черном кабинете. Чтобы оправдать этот открытый прием, режиссер превращает их в строителей: между сценами они переставляют декорации-трансформеры, созданные художником из Москвы Виктором Антоновым. Благодаря их работе буква «Б» превращается в дверной проем в квартире Зилова, затем — в дом, а после вновь становится буквой в аббревиатуре ЦБТИ, где работает герой. Кстати, каждому женскому персонажу в спектакле сопутствуют своя буква и своя тема.

— В поэзии песен тех лет есть ответы на вопросы, которые мы задаем в спектакле, — отметил Борис Константинов. — Например, у нас основной темой Гали стала песня «Город влюбленных»: «…посидим, помолчим, все само пройдет, не нужны слова… виноваты мы, а любовь права». Есть танго современного автора Гаврилы Лубнина «Отравили мы сердце мое». Это некая шутка, настроение хулигана, ведь Зилов — балагур, он нравится женщинам. Там есть строчка: «Выхожу за порог, заряжаю ружье и стреляю в закрытую дверь». Наш герой не показывает свою слабость, но душа у него открыта, хотя он постоянно старается ее закрыть.

Вообще, Зилов в понимании Бориса Константинова совсем не злодей, разбивающий сердца, а несчастный запутавшийся человек, у которого есть своя правда жизни. И этот образ очень честно удалось передать Роману Бучеку. Герой в интерпретации артиста получился трогательным, иногда нелепым, но настоящим, с какой-то вековой печалью внутри.

— Для меня Зилов — просто живой человек, не терпящий фальши, — считает Борис Константинов. — Да, он не без чертей в голове, он запутался и не понимает, что происходит, ведь время такое. Если после войны люди еще во что-то верили и строили коммунизм, то годы, которые описаны в этой пьесе, стали периодом эмоционального спада. Пришло равнодушие. Зилов говорит: «Я-то еще мог бы чем-нибудь заняться. Но я не хочу. Желания не имею». Нежелание разобраться, неохота задумываться, что-то менять, чего-то добиваться. Но если бы Зилов смог легко исправить свои недостатки — не было бы жизненного конфликта, а если нет конфликта — останавливается действие. Сегодня такое мироощущение не менее актуально.

Открытый финал пьесы в спектакле и вовсе превращается в некое сказочное действо — зрители словно оказываются среди звезд. Ведь в театре кукол всегда есть место волшебству, даже в такой непростой пьесе.

Фото Романа Кириченко