Новости Иркутска

И днем, и ночью по улицам города курсирует автомобиль с синими огоньками. Сотрудники ППС охраняют общественный порядок, усмиряют дебоширов, хулиганов, задерживают воришек. Именно они первыми приезжают на все городские преступления. Второго сентября стражи улиц отмечают профессиональный праздник — День патрульно-постовой службы. О том, как проходят дежурства, сколько бензина «съедают» машины за смену и почему постовой должен быть тонким психологом, мы узнали, заступив на смену с иркутскими полицейскими. 

Бронежилеты, дубинки

В отдельном батальоне патрульно-постовой службы развод проводят в девять утра и в три часа дня. Заступая на дежурство, полицейские получают табельное оружие, далее следуют перекличка и инструктаж командира. Мы пришли в отделение к пяти вечера — все экипажи уже разъехались по своим территориям. Заместитель командира батальона Евгений Старащук сообщает, что скоро за нами приедут. Во время ожидания интересуемся статистикой.

— В будни бывает около 150 вызовов, а в выходные цифра вырастает до 200, — рассказывает Евгений Анатольевич. — В теплую погоду больше инцидентов. Ежедневно на улицах курсируют 23 экипажа ППС. У каждой бригады — свой район, свой маршрут. Также выставляем пешие патрули в общественных местах: на набережных, в скверах. Сфера деятельности постовых — все заявления от граждан: драки, дебоши, громкая музыка, шум, посторонние в подъезде… У сотрудников помимо табельного оружия есть специальные средства защиты, свистки, фонарики, наручники, газовые баллончики, резиновые дубинки, бронежилеты (их надевают, если вызов со стрельбой или есть угроза взрыва).

Существует негласный рейтинг опасных районов. Мнение о том, что в Ново-Ленино ночью лучше не ходить, имеет вполне логичное обоснование.

— Это большой спальный район, на территории которого находится и частный сектор, — объясняет Евгений Старащук. — Там много граждан разных социальных категорий, молодежи, которая веселится, гуляет. Кстати, несмотря на кажущуюся благополучность Свердловского района, там тоже не всегда спокойно: проживает большое количество студентов (много вузов, техникумов, общежитий). Случаются там грабежи и разбои.

Переговоры ради жизни ребенка 

Наш экипаж задерживается: сообщили, что они заняты на массовой драке. Евгений Анатольевич вызывает другую машину. Подъезжает 23-й экипаж, относящийся к девятому отделению полиции, их территория — Солнечный и часть Октябрьского округа. Оперативники Семен Черемных и Михаил Савельев командуют нам садиться.

Первым делом в салоне мы увидели… клетку.

— Не пугайтесь, это для собак, — объясняют сотрудники. — На случай если надо доставить в отделение задержанного или заявителя с четвероногим другом.

Также машины ППС оснащены видеокамерами: в салоне, в спецотсеке и на улице ведется наблюдение в онлайн-режиме. Кроме того, с помощью GPS-навигации отслеживается маршрут каждого авто.

— Какие вызовы сегодня уже были? — интересуемся мы.

— В основном люди жаловались на шум в подъездах, на улице под окнами жилых домов, — отвечает Семен. — Успели и на семейном конфликте поработать: люди разводятся, скандалят. Муж оскорблял благоверную, вот она и позвонила в полицию. Кстати, не всегда дебоширят мужчины — порой мужья вызывают нас, чтобы усмирить их жен. Часто при семейно-бытовых разборках на нас с ножом кидаются. А во время массовых драк, когда 20 человек друг друга колошматят, хулиганы могут объединиться против нас!

Сотрудники ППС замечают, что причина 80% противоправных действий — употребление алкоголя. Со временем постовые привыкают ко всему. Но есть случаи, которые запоминаются надолго.

— Недавно ездили на вызов, где пьяный мужчина забрал сына у супруги, закрылся с ним в квартире и пригрозил, что выбросит мальчика из окна, — рассказывает Семен. — На место вызвали скорую, спасателей, развернули куб жизни под окнами… Мы подъехали одними из первых. Я поднялся на этаж, где спрятался этот мужчина, вел с ним переговоры через закрытую дверь. Нужно было его чем-то отвлечь. В общем, беседовали долго и обо всем, лишь бы он не трогал ребенка и не продолжал распивать спиртное. Расспрашивал о его работе и о том, что случилось у них с женой. Как бы он ни оскорблял меня через дверь, я его старался успокоить. В итоге он открыл дверь, все обошлось.

Идеальный нарушитель 

Между тем наш экипаж патрулирует по вечернему городу. На остановке в районе бульвара Постышева замечаем прилично одетого деда с бутылкой пива в одной руке и сигаретой в другой. Останавливаемся. Нарушитель смиренно тушит сигарету, убирает в тряпичную сумку бутылку. После недолгого разговора пожилой мужчина начинает доказывать:

— Я же никому не мешаю! Стою, никого не трогаю.

— Ну как не мешаете? Здесь дети ходят, — возражает Семен. — Есть закон, запрещающий распивать спиртные напитки в общественных местах.

Извиняясь, мужчина выбрасывает бутылку в урну и уходит. Семен запрыгивает в машину.

— Могли бы и в отделение для составления административного протокола доставить, штраф выписать, но отделались легкой профилактической беседой, — улыбается Семен. — Это идеальный нарушитель, можно сказать, понятливый и вежливый.

Близится закат.

— Когда в Солнечном темнеет, над нашим отделом сгущаются тучи, — смеется Михаил. — Ближе к вечеру активизируются хулиганы.

Тут же, как по волшебству, появляется заявка. Жительница новостройки на улице Пискунова сообщила, что видела вчера, как во дворе незнакомец пытался открыть чужой автомобиль проволокой. По словам свидетельницы, машина там стояла долго и никто ее не трогал. Едем туда. После недолгих выяснений оказалось, что владелец потерял ключи от машины и просто пытался открыть ее подручными средствами. Бдительная заявительница успокоилась. Таких ложных заявок за дежурство бывает достаточно.

— Есть у нас и постоянный «клиент», он может вызвать полицию просто из-за того, что автомобиль на тротуаре стоит, — говорят сотрудники ППС. — Его по-хорошему бы сфотографировать да и выложить на сайт — нарушителю придется штраф заплатить за такие пустые заявки. Но нет, он еще будет недоволен, что мы не в ту же секунду примчались.

Вызываем подозрения 

Едем по улицам Октябрьского округа. За смену, кстати, машина ППС «съедает» около 25—30 литров бензина — в зависимости от протяженности вверенного полицейским района. Кстати, патрульные знают свою территорию как пять пальцев. Они изъездили ее вдоль и поперек, изучив все злачные места и подозрительных обитателей.

Тишина. Лишь по рации передают ориентировки на ушедших из дома без ведома родителей подростков, угнанные машины и на тех, кто скрылся с мест преступления. Вдруг поступает заявка: в одном из домов на бульваре Постышева находятся посторонние со стремянкой. Есть подозрение, что они пытаются украсть интернет-кабели. Мчимся по адресу. Нас встречает заявитель, старший по подъезду.

— Я вышел из квартиры и спугнул злоумышленников, — рассказывает мужчина, пока мы поднимаемся на 8-й этаж. — Их было трое, с ними женщина, еле стоявшая на ногах. Убежали!

Пока Семен выясняет обстоятельства, мы стоим пролетом ниже. Вышедшая на шум женщина строго спросила:

— Вы в этом доме живете?

Мы попытались объяснить, что мы работаем над репортажем…

— А, значит, вы тоже из полиции, — успокоилась она.

Между тем старший по подъезду написал заявление, которое патрульные доставят в дежурную часть, затем этим делом займется участковый. А мы едем на следующую заявку: иркутянка жалуется на шум, молодежь за гаражами у дома кричит и слушает музыку. На месте никого не обнаруживаем. Очевидно, парни уже покинули место после угрозы вызова полиции. Едем дальше. Но все подозрительно спокойно.

— Может, каждую смену с нами дежурить будете? — смеются Семен и Михаил. — С вами так тихо!

Действительно, несмотря на теплую погоду, вызовов за вечер было мало. Для репортажа это не очень хорошо: фактов маловато. Зато в городе все спокойно.

Фото Кирилла Шипицина