Новости Иркутска

О поэте Евгении Евтушенко написано много. Но книга под названием «Я вам необходим…» иркутского журналиста и писателя Арнольда Харитонова, который много лет дружил с поэтом и вел с ним переписку, — особенная. Об этом в иркутской библиотеке имени Е.Евтушенко говорили на презентации издания в день рождения поэта все собравшиеся.

История одной ссоры

На презентацию пришли люди, которые в большинстве своем так или иначе знали Евгения Евтушенко. Кто-то тоже дружил с ним, кто-то имел знакомство, кто-то бывал на его концертах. Кто-то из собравшихся боготворил поэта еще при жизни, кто-то недолюбливал за сложный характер и непредсказуемый нрав. Кому-то его стихи кажутся верхом совершенства, а кто-то не принимает его творчества. Все это вполне естественно, когда речь идет о таланте такого масштаба, каким обладал Евгений Александрович. Но книга Харитонова на всех повлияла одинаково примиряюще по отношению к личности главного героя повествования. Все без исключения сошлись во мнении, что не знали такого Евтушенко, каким показал его автор: любящим людей, умеющим дружить, помнить добро, прощать обиды.

Особенно задел всех, кто на презентации брал слово, эпизод раздора между автором воспоминаний и поэтом. Большинство считало, что не стоило унижаться и просить прощения по банальному, в общем-то, поводу.

О чем, собственно, речь? В одной из глав автор описывает свою ссору с Евгением Александровичем.  Случилась она по ничтожной, казалось бы, причине. Евтушенко к 70-летию Победы приехал в Иркутск с концертом и после его окончания ждал, что повидается со старым другом. Было лето 2015 года. Евгений Александрович пережил ампутацию ноги: как пишет автор, «приехал уже очень больной, страшно похудевший». Нездоровилось и Харитонову — давал о себе знать тяжелый артроз, каждый шаг отдавал болью. Но поэт все-таки нашел в себе силы в последний раз приехать на родину, а Арнольд Иннокентьевич добраться до драмтеатра, где проходило выступление. После концерта Харитонов отправился за кулисы, чтобы повидать друга, но его не пропустила охрана.

Никакие уговоры не помогли, и, раздосадованный, он уехал домой. По его собственному признанию, душа кипела от негодования. Дома он сел за компьютер и написал Евтушенко все, что в тот момент думал. Были в письме и такие слова: «Не скрою, это обидно. Я всегда верил, что разные масштабы наших личностей не мешают отношениям. Выходит, ошибся. Но еще обиднее мне показалось то обстоятельство, что твой вечер в Иркутске прошел точно так же, как, скажем, в Красноярске, Томске или любом другом городе. А ведь Иркутск для тебя совсем не чужой». Далее Харитонов упрекнул Евтушенко в том, что он не вспомнил со сцены их общих, уже ушедших из жизни друзей — Теофиля Коржановского, Эдуарда Зоммера, Анатолия Кобенкова.

Наутро, как это свойственно горячим, но добродушным натурам, Арнольд Иннокентьевич уже раскаялся, что отправил это послание. Но ответ поэта не заставил долго ждать. Евтушенко был безжалостен. «Не ожидал от тебя подобного несправедливого и жестокого письма, которого я не заслужил, — писал он. — Меня находили все, кто хотел меня видеть. Это я приезжал к вам, в том числе и к тебе. У тебя плохо с ногами, а у меня вообще сейчас одна… Как тебе было не совестно упрекать меня в том, что я, приехав в годовщину Победы, первым делом был обязан помянуть тех, кому был посвящен этот год, кто погиб во имя тебя, и меня, и наших детей на фронтах Отечественной… Я сейчас провел за один только месяц двадцать пять выступлений, несмотря на то, что физически мне это было трудно».

После этого письма переписка продолжилась только со стороны Арнольда Харитонова. «Я очень тяжело и долго переживал эту нелепую размолвку, — пишет он в книге. — Пользовался каждым случаем — день рождения, Новый год, другие праздники, — чтобы поздравить Женю и попросить прощения. В ответ — молчание».

Примирение состоялось только спустя полгода, когда Арнольд Харитонов сообщил Евтушенко о смерти их общего друга, актера Иркутского драматического театра Виталия Венгера.

«Женя, было бы гораздо легче, если бы в эти скорбные дни ты простил меня, — писал Харитонов. — Мне сейчас очень тяжело, а навалилась эта тяжесть в те несчастные для меня дни, когда я написал это клятое письмо».

Огромный камень, по собственному признанию автора, свалился с души, когда от Евтушенко пришел ответ:

Ты прощен.

Дружи с борщом,

С девочкой-молодочкой,

С непалёной водочкой!..

Каждый дышит как он пишет

Этот эпизод на самом деле очень важен для повествования. И автор не случайно так исповедально рассказал о нем публике, не боясь осуждения и непонимания. Раскрывая свою переписку, он тем самым показал, как искренне и горячо он любил друга, какое важное место тот занимал в его жизни. И еще он показал, насколько взрослее, мудрее и сильнее был на тот момент Евтушенко, при жизни многим казавшийся взбалмошным и нарциссичным эксцентриком. Эта книга представляет читателю пример настоящей большой дружбы. И конечно, она переполнена стремлением продлить память о дорогих и близких сердцу автора людях. Хоть ненадолго, хоть на миг…

Он вспоминает журналиста и издателя Геннадия Сапронова, именем которого в Иркутске благодаря усилиям Харитонова и других литераторов, актеров, журналистов названа библиотека; актера Виктора Егунова, режиссера Теофиля Коржановского, поэта Анатолия Кобенкова. С особой болью говорит об уходе Виталия Венгера. И сетует на то, что все усилия увековечить в Иркутске его имя если не в названии улицы, то хотя бы в названии театрального училища, натыкаются на стену бюрократического равнодушия.

Поэт Булат Окуджава, которому в книге тоже посвящено немало страниц, сказал: Каждый пишет как он слышит, Каждый слышит как он дышит… Автор книги «Я вам необходим…» смог передать на ее страницах дыхание времени, когда жил и творил великий поэт России — Евгений Евтушенко.

Фото из архива Арнольда Харитонова