Новости Иркутска

По мнению артистов хора, первая, самая важная для исполнения заповедь — петь сколько хочешь и сколько можешь. О том, как ей следуют в певческом коллективе ИГУ, мне рассказала Анастасия Токарская, выступающая в хоре уже 18 лет.

Будь стойким 

— Мы выступали в самых разных условиях, — рассказывает Настя. — Например, когда мы были в Польше и Чехии на рождественских гастролях, там в церквях было холодно. Мы сидели на хорах — это такие балконы над алтарем. И там, наверху, был настоящий мороз. Мы пели в куртках, шарфах, перчатках. Иногда даже пар изо рта шел.

И жара тоже была — в Генуе, к примеру, выступали на улице, у большого фонтана около мэрии, зной стоял около 40 градусов. Порой от духоты почти теряли сознание. Но все выдержали, мы же хористы.

Еще о трудностях. Когда ездили в Испанию, половине певцов не выдали визы. У нас остался один тенор, и он все концерты пел за четверых. Представьте, какой стресс для человека! По громкости — хор, 30 человек, а он один… Это сложно эмоционально и физически. Но наш Виталий спел так здорово, что его после выступления пытались переманить в хор из Санкт-Петербурга.

Зевай, дыши, пой

Что помогает хористам правильно петь? Секретами такого красивого звука со мной поделились Екатерина Голуб и Георгий Петров, пара молодоженов, окончивших ИГУ четыре года назад, но до сих пор поющих в хоре:

Е.Г.: Правильное дыхание — это основа всего, нужно дышать животом. Обычно нас учат вдыхать грудью, но это неправильно. На высоких нотах мы обычно приседаем, чтобы почувствовать опору. Иногда на сцене об этом забываем.

Г.П.: Нужен глубокий вдох животом. Положите руки на живот и почувствуйте, как дышать. Сначала это лучше сделать лежа. Еще нужен глубокий зевок.

Е.Г.: Чтобы ничего не мешало, от диафрагмы до рта должна словно трубка протянуться, и вот по ней пойдет звук. Разница между высокими и низкими нотами в том, где должен формироваться звук. Низкие берут на грудном резонаторе, а высокие — на головном.

Выбирай друга из хорового круга

И в самом деле коллектив сплоченный. Между прочим, хор — это 50 человек абсолютно разных специальностей и возраста — от 19 до 60: врачи, географы, учителя, программисты, менеджеры. Есть даже иностранцы! И все хористы прекрасно общаются, понимают друг друга с полуслова.

— Мой муж ходил петь несколько лет, сейчас не может, занят, — говорит Анастасия. — Но по-прежнему выступает с нами в качестве ударника, когда это нужно! И ребенок у нас с четырех месяцев на репетициях растет. У нас в этом году образовалась уже 37-я семья! Мы были в этом ряду 33-ми. Полвека существует хор, и только три пары за это время распались. За эти годы чего только не произошло: и распад СССР, и смена президентов, и голод, и увольнения с работы… Но здесь, на репетициях, эти полвека собирались самые близкие люди. Три раза в неделю в одно и то же время. Если вдруг кто-то один не приходит, петь становится сложнее. Ведь песня — это множество настроенных, слитых воедино голосов.

Не убей хормейстера нотой 

Георгий Петров поясняет:

— Эта заповедь о том, что хормейстеры — люди очень чувствительные, и если мы споем что-то не так, то им будет больно и плохо.

Екатерина Голуб добавляет:

— Вы не смейтесь, это правда. У людей с абсолютным музыкальным слухом от фальшивого пения может разболеться голова. Да и мы уже разбираемся — если слышим, что кто-то неправильно поет, то даже у нас горло сводит.

Не пожалей гроша для общего куража

В певческом коллективе ИГУ принято каждый год устраивать капустники, на которых посвящают в хористы новичков. Как раз там ребята узнают все хоровые заповеди и клянутся их исполнять.

— Есть такая традиция — на все капустники хористы приносят что-то выпить, закусить. Кто-то голубцы делает, кто-то пироги печет, — улыбается Настя Токарская. — В итоге столы всегда ломятся от еды и напитков… А еще у нас есть присказка: тех, кто разговаривает на репетиции или опаздывает, наш руководитель Татьяна Анатольевна шутливо просит опустить монетку в кота — в копилку. Потом эти деньги тратим на путешествия, совместный отдых.

Фото Валентина Карпова